29
Вс, янв

Нападки на хиджаб в Европе — это война культур

Женский отдел
Инструменты
Типография
  • Маленький Меньше Средний Больше Большой
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

(ответ на статью Жана Шишизола)

Женский отдел Центрального информационного офиса Хизб ут-Тахрир провёл 09.11.2022 видеоконференцию под названием «Нападки на хиджаб в Европе». В ходе конференции участницы обсуждали трудности мусульманок на Западе в связи с ограничениями на ношение хиджаба. Проведение данной конференции вызвало возмущение у журналиста Жана Шишизола (Jean Chichizola), написавшего статью, опубликованную 19.10.2022 в газете «Le Figaro» под названием «Францию обвинили в желании деисламизировать молодых мусульман». В своей статье автор подверг критике проведение подобных конференций и посчитал их содержание враждебным «государству Вольтера» при том, что философ и писатель Вольтер славился своей защитой свобод, особенно свободы убеждений. В статье продемонстрировано полное пренебрежение к достоверности сообщений, новостей и информации, что требуется профессией журналиста, а также к важнейшим принципам журналистики — беспристрастности и объективности, — от заголовка до последнего предложения.

Мы, Женский отдел Центрального информационного офиса Хизб ут-Тахрир, ответим автору статьи следующим образом:

1) Заголовок статьи уже полон предвзятости и обвинения: предвзятости к государству Франция, которая, по его мнению, невиновна в том, что ей было приписано; и обвинения в адрес участниц конференции из Женского отдела Центрального информационного офиса Хизб ут-Тахрир — якобы они и их партия напали на «государство Вольтера», которое гарантирует свободы, а также обвинили Францию в желании деисламизировать молодых мусульман и навязать им свои светские взгляды, чтобы растворить в западной культуре. На самом ли деле Франция невиновна в том, что ей было приписано?

Разве Франция в 2004 году не запретила ношение хиджаба в дошкольных, начальных и средних учебных заведениях, а также сотрудницам государственных учреждений?! Разве в 2010 году Франция не запретила ношение никаба в общественных местах?! Разве границы закона, принятого в 2004 году, не стали искусственно расширяться, что привело ко многим нарушениям, таким как запрет родителям учащихся входить в учебные заведения и запрет лицам, носящим хиджаб, занимать должности в некоторых государственных учреждениях?! Разве дело не дошло до неоднократных случаев отчисления из школ некоторых девочек-мусульманок, которые носят длинное платье или длинную юбку, закрывающую ноги?! Стало ясно, что «закон о запрете ношения религиозной символики» направлен прежде всего на ограничение прав мусульман, а не всех религиозных групп, как утверждают принявшие закон стороны. Более того, время от времени выдвигаются законопроекты о запрете ношения хиджаба в университетах и о запрете матерям, носящим хиджаб, сопровождать своих детей в школьных поездках, не говоря уже о попытках ввести запрет в частном секторе, как совсем недавно был принят законопроект о запрете хиджаба на спортивных соревнованиях. Даже одеяние, которое по нормам Шариата не считается исламским, вроде спортивной одежды или буркини, тоже было расценено как «вызов французским ценностям». И в то же время в свете газового кризиса во Франции из-за отключения отопления в плавательных бассейнах был введён вид спортивной одежды, полностью закрывающий всё тело, что-то вроде буркини, чтобы уменьшить угрозы здоровью!

Мы видим лишь верхушку айсберга политики «государства Вольтера» по отношению к женщинам-мусульманкам. Такие практики во многом способствовали росту исламофобии и увеличению количества нападений на мусульман. Некоторые пользователи «Твиттера» даже стали писать, что «страна свобод» Франция стала «страной потушенного света». В заявлении от 29 января 2021 г. глава Национального центра мониторинга по борьбе с исламофобией во Франции Абдуллах Закри отметил, что в 2020 г. в стране было зарегистрировано 235 случаев нападений на мусульман по сравнению со 154 случаями в 2019 г., что представляет собой рост этого явления примерно на 53%.

Разве «стана свобод» не закрывает мечети и мусульманские ассоциации?! Разве она не усложняет жизнь мусульманам?! Разве закон о борьбе с так называемым «исламским сепаратизмом» не был разработан для того, чтобы молодые мусульмане отказались от своего Ислама или жили с комплексом вины из-за того, что исповедуют эту религию?! Несмотря на всё вышесказанное, журналист приходит к выводу, что Франция была несправедливо обвинена, хотя Макрон прямо сказал, что закон был принят как «укрепление республиканских ценностей» и направлен против построения системы, которую он назвал «параллельной». Автор в своей статье удивляется и недоумевает, почему дискурс исламских группировок сосредоточен на противоречиях секуляризма и Ислама. Автор возмущён тем, что четыре женщины в хиджабах ведут прямую трансляцию, в которой резко осуждают рекомендацию комитета, специализирующегося на запрете ношения хиджаба в датских начальных школах, а затем делает вывод, что Франция так же является мишенью «Хизб ут-Тахрир». Затем он перечисляет враждебные позиции партии по отношению к Франции, несмотря на помехи властей этой партии вести свою деятельность в стране, в том числе автор осуждает одну из участниц конференции, назвавшую политику Франции диктаторской и критикующую фашистский характер светского режима. Этот журналист хвастается тем, что его страна препятствует деятельности «Хизб ут-Тахрир» из-за экстремистских взглядов, и в то же время открыто говорит о мерах подавления, проводимых «государством Вольтера» по отношению к тем, чьи идеи неприемлемы и представляют угрозу идеологии государства.

2) Обязанностью честного журналиста является исследование фактов и передача правильных и точных новостей и информации. Он не должен высказывать поспешных или предвзятых суждений и занимать необъективные позиции, которые заставляют усомниться в его правдивости и значимости его профессии. Этот журналист нагло оклеветал партию «Хизб ут-Тахрир». Эта партия не откололась от «Братьев-мусульман». «Хизб ут-Тахрир» — это идеологическая партия, которая появилась в пятидесятых годах прошлого века, и у неё есть неизменная цель, которая заключается в создании Второго Праведного Халифата по методу пророчества и объединении мусульман под знаменем Посланника Аллаха ﷺ. Партия «Хизб ут-Тахрир» не менялась, не меняла свои взгляды и продолжает двигаться согласно непоколебимому методу. Поэтому многие из тех, кто отчаянно защищает западную культуру, посчитали её идею экстремистской. Некоторые даже посчитали её террористической организацией, несмотря на уверенность в том, что она никогда не прибегала к насильственным методам. Скорее, это политическая партия, которая борется с порочными идеями и злонамеренной разрушительной политикой.

Партия «Хизб ут-Тахрир» также обеспокоила многих из тех, кто работает на господствующую западную культуру, двигающуюся в соответствии с интересами светской капиталистической системы. Партия «Хизб ут-Тахрир» не даёт спокойно спать подобным журналистам и тем, кто стоит во главе этой переменчивой системы, которая всё оценивает в соответствии с тем, что продиктовано интересами и целями. Автор утверждает, что партия «Хизб ут-Тахрир» является одной из исламских групп, финансируемых и поддерживаемых Европейской комиссией. Это ложь и клевета. «Хизб ут-Тахрир» не запятнан подобными связями. Это чистая партия, давшая обет Аллаху повиноваться Ему, а также искренне и честно выполнять свой долг. Она принимает только добро и получает поддержку только от сторонников исламского призыва.

3) Французский историк и философ Марсель Гоше, автор одного из важнейших исследований в области религиозной обстановки во Франции, в своей книге «Религия в демократии» пишет: «Секуляризм на Западе вообще перестал иметь приемлемое политическое значение». Объясняя причины негодования мусульман, проживающих во Франции, и причины неоднократных официальных и неофициальных нападок на хиджаб, Гоше пишет, что всё это делается в попытке придать секуляризму боевой характер и жизненную силу, которых не хватало французскому секуляризму после потери всех своих духовных источников и превращения в беспокойную личность, одержимую своей противоположностью, всё время рисуя врага и борясь с ним. Следовательно, перед нами не что иное, как борьба культур.

То, что делает этот журналист, отчаянно пытаясь защитить ценности западной культуры и борясь с политическим Исламом, — это лишь один из аспектов конфликта между культурами. Почему они осуждают нас за те действия, которые совершают сами?! Почему они ведут борьбу за выживание своей культуры и осуждают нашу борьбу за возрождение нашей культуры?! Они пускают в нас отравленные стрелы и хотят, чтобы мы встречали их с распростёртыми объятиями?! Почему они осуждают то, что мы защищаем свою религию, и хотят, чтобы мы последовали за ними в западню?! Почему мы должны молча наблюдать за растворением наших детей в светских идеях и капиталистической культуре?! Разве наблюдаемое не является борьбой культур?! Мустафа Махмуд, да смилостивится над ним Аллах, в своей книге «Политический Ислам и предстоящая битва» описал реальность конфликта между культурами, сказав:

«Политики на Западе заявляют, что они не враждебны к Исламу и что они не против Ислама как религии. В каком-то смысле они честны, поскольку они абсолютно не возражают против того, чтобы мы молились, постились, совершали хадж, проводили свои дни и ночи в поклонении, прославлении и мольбе, проводили свою жизнь в уповании на Аллаха, посещали мечети, вместе прославляли нашего Господа и воздавали Ему хвалу. Они не враждебны к обрядовому Исламу, Исламу ритуалов и поклонения. Они не возражают против того, чтобы вся загробная жизнь принадлежала нам, поскольку это последнее, что их заботит. Более того, они поощряют поклонение и уединение, заключив союз с шейхами суфистских тарикатов. Однако они враждебны к другому Исламу. Исламу, который оспаривает их право управлять миром и строит мир на других идеалах и ценностях. Исламу, который оспаривает у них этот мир и ищет себе точку опоры, чтобы начать движение в этой жизни. Исламу, который хочет развиваться в знаниях, но не для господства, завоевания, агрессии и гегемонии. Исламу, который переходит от индивидуальных изменений к социальным, культурным и глобальным. Вот здесь и возникает непримиримый конфликт и жестокая борьба на истребление. Здесь все будут стрелять в тебя. И эти пули могут выпускать даже некоторые силы внутри твоей страны».

4) Мы — Женский отдел Центрального информационного офиса Хизб ут-Тахрир — продолжим делать то, что угодно Аллаху. Мы продолжим свою деятельность, пока победа не будет за Исламом. Мы возвысим слово Аллаха и поднимем знамя Ислама. Мы не боимся никого, кроме Аллаха. Нам не навредит критика тех, кто в своих исследованиях руководствуется только корыстью, а свои позиции строит согласно амбициям. Мы постоянно прослеживаем все новости, которые касаются мусульман и сообщаем им о том, чем грозит этот глобальный светский строй. Мы вступаем в идейную битву с ним и его идеями, демонстрируя неверность его суждений и решений. Мы ведём политическую борьбу, разоблачая все коварные планы и заговоры. Нет сомнения в том, что существует конфликт между культурами. Мы поклялись Аллаху, что искореним капиталистический миропорядок и вернём к жизни Ислам, чтобы мир увидел настоящие изменения. Мы продолжим идти своим путём в надежде, что Ислам вскоре станет лидирующей и господствующей идеологией. Мы верим в обещание Аллаха, Который говорит:

وَٱللَّهُ مُتِمُّ نُورِهِۦ وَلَوۡ كَرِهَ ٱلۡكَٰفِرُونَ

«Аллах сохранит Свой свет, даже если это ненавистно неверующим» (61:8).

 

Женский отдел Центрального информационного офиса Хизб ут-Тахрир
Центральный Информационный офис Хизб ут-Тахрир
Вторник, 7 Раби ус-сани 1444 г.х.
01.11.2022 г.
№ 017/1444 х.