17
Вт, июль

Призыв принять гражданское государство является вводящим в заблуждение призывом принять светское государство и неудачным призывом исключить Ислам из политики и государства

Иордания
Инструменты
Типография
  • Маленький Меньше Средний Больше Большой
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

Выступая на конференции «Следствия политического Ислама. Условия, контексты и перспективы».

Организованной Центром стратегических исследований при Иорданском университете и фондом Фридриха Эберта, министр политического развития и парламентских дел Иордании Муса аль-Маайта призвал «исламские политические партии и течения принять гражданское государство практически, а не теоретически, и принять принцип обновления и реформирования, а также развивать политическую мысль, основанную на отделении просветительской деятельности от политической». Министр отметил, что Иордания открывает свои двери для всех, чтобы обмениваться идеями и открывать мыслительные диалоги по различным вопросам (газета «Al-Rai» за 03.05.2018).

Правительство Иордании не устаёт продвигать и защищать гражданское государство. На эту конференцию оно собрало так называемую «элиту» экспертов (специализирующихся на исламских движениях и изучающих следствия политического Ислама) из Иордании, Египта, Ливана, Ирака, Йемена, Марокко, Турции, Ирана, Индонезии, Испании, Франции и Германии. Очевидно, что были приглашены те, кто поддерживает и украшает идею, продвигаемую государством, и его призыв к исламским течениям принять гражданское государство на практике, а не теоретически, как они говорят. Многие из них во время своих научных исследований говорили о так называемых «моделях политического Ислама» в управлении в некоторых арабских и мусульманских странах, как будто хоть одна из этих моделей управления или одно из исламских движений, участвующих в управлении, действительно правит Исламом, как это делает система правления от Аллаха, отличающаяся от всех правящих систем. Они лишь пытаются ввести людей в заблуждение, назвав конференцию «Следствия политического Ислама». Разве политический Ислам сегодня присутствует в управлении, чтобы они изучали его «следствия»?!

Гражданское государство — это то же самое, что и светское государство, которое абсолютно противоречит учению Ислама, потому что отдаёт власть народу, а не Аллаху. Гражданское государство противоречит Исламскому Государству, поскольку отделяет религию от государства, политики, законодательства и всех государственных институтов. Это и есть его полное значение. В гражданском государстве религия не имеет никакого отношения к законам и конституции, потому что это — основа гражданского государства. Всевышний Аллах говорит:

إِنِ الْحُكْمُ إِلاَّ لِلّهِ

«Решение принимает только Аллах» (12:40),

إِنَّ اللَّهَ يَحْكُمُ مَا يُرِيدُ

«Воистину, Аллах повелевает всё, что пожелает» (5:1),

وَاللّهُ يَحْكُمُ لاَ مُعَقِّبَ لِحُكْمِهِ

«Аллах принимает решения, и никто не отменит Его решения» (13:41),

وَمَنْ أَحْسَنُ مِنَ اللَّهِ حُكْمًا لِّقَوْمٍ يُوقِنُونَ

«Чьи решения могут быть лучше решений Аллаха для людей убеждённых?» (5:50).

Эти аяты разъясняют значение слова «власть», что она, будучи высшим руководством, принадлежит только Аллаху, Который управляет всей этой Вселенной. «Аллах принимает решения, и никто не отменит Его решения» означает, что лишь Аллах является законодателем для людей. Он разъясняет людям правильность и ошибку, истину и ложь, добро и зло, хорошее и плохое, веру и неверие. И никто не принимает решения кроме Аллаха. Законодательная власть принадлежит Аллаху — Господу и Создателю миров. Те же, кто обращаются к суду кого-либо помимо Аллаха, являются последователями тагута и невежества, в которые приказано не верить. Всевышний Аллах говорит:

أَفَحُكْمَ الْجَاهِلِيَّةِ يَبْغُونَ وَمَنْ أَحْسَنُ مِنَ اللَّهِ حُكْمًا لِّقَوْمٍ يُوقِنُونَ

«Неужели они ищут суда времён невежества? Чьи решения могут быть лучше решений Аллаха для людей убеждённых?» (5:50).

Поэтому нет смысла в разнообразии названий, таких как гражданское государство, светское, гражданское с исламской направленностью или какие-либо другие формы подделки, пропагандируемые современными терминами. Все они вводят в заблуждение людей, которые стали более осведомлёнными, чем когда-либо, о том, что форма Исламского Государства и его система являются божественным законодательством и что его законы были ниспосланы Аллахом, а вместе с ними был ниспослан и метод их претворения. Это дело не оставлено на усмотрение людей, поэтому Халифат — это божественная система, посредством которой люди становятся наместниками на земле, установив законы Аллаха и выбрав халифа, который правит ими. Всё, что кроме этого — не из Ислама. Этот обман не пройдёт с Уммой, даже если он и имел своё влияние на некоторые исламские движения, которые ответили на призывы этих господствующих режимов, пропагандирующих ценности неверного Запада.

Что касается призыва министра к исламским течениям для развития политической мысли, основанной на отделении просветительской деятельности от политической, то это то, что пытается сделать Запад со времён разрушения Османского Халифата в 1924 году. Он навязал это Исламской Умме посредством идейно-просветительской атаки через своих приспешников в правящих режимах и посредством продвижения так называемых «исламских течений и движений», основанных на отделении просвещения от политики, или через подчинённые ему «исламские» модели правления, которые правят не законами Аллаха. Всё это делается для того, чтобы показать образ так называемого «уродливого политического Ислама» и чтобы возложить на него ответственность за провал политического призыва к Исламу. Также это является попыткой ослепить и отдалить Умму от её проекта возрождения через создание Исламского Государства по методу пророчества, особенно после того, как Умма осознала, что достижение этой цели — не за горами.

Призыв министра — это призыв западного колониализма. Политика, в её правильном понимании, проводимая в Исламской Умме, — это соблюдение норм Ислама в правлении, экономике, обществе и во всех других сферах и приверженность к ним. Поэтому каждое разделение между просвещением и политикой в этом отношении рассматривается как разделение, которое лишает нас правильного призыва и препятствует правильной политике. Следовательно, принятие исламскими движениями отделения призыва от политики и религии от управления — это отдаление от истинного призыва к Исламу и объединение с господствующими режимами.

Мы, Хизб ут-Тахрир в Иордании, в качестве политической партии, идеологией которой является Ислам, озабочены тем, чтобы показать людям размер и количество конференций и призывов, пропагандирующих светское и гражданское государство с целью исключить Ислам из политической жизни общества. Речь министра политического развития и парламентских дел о том, что Иордания открывает свои двери для всех, чтобы обмениваться идеями и открывать мыслительные диалоги, не соответствует действительности. Это подтверждается отношением органов безопасности к носителям призыва из Хизб ут-Тахрир.

Всем известно, что эта партия работает над возобновлением исламского образа жизни посредством идейных и политических действий с момента её основания. Хизб приглашает к политическому и идейному диалогу и никогда не призывал к насилию, однако его члены встречаются с репрессиями, тюремными заключениями, задержаниями и ложными обвинениями в Суде государственной безопасности, такими как подстрекательство к подрыву государственного строя. И это происходит только потому, что мы предлагаем исламскую идею, отличающуюся от того, что предлагает министр и его режим, как гражданское государство. Так где же то, о чём говорил министр политического развития?! Хизб ут-Тахрир никогда не согласится с репрессиями, проводимыми государством и правящими режимами в Иордании и во всех исламских землях, и продолжит политическую и идейную борьбу на стороне Уммы до тех пор, пока не установит исламскую систему правления — Халифат по методу пророчества.

Информационный офис Хизб ут-Тахрир, Иордания
Понедельник, 21 Шаъбана 1439 г.х.
07.05.2018 г.