Газовый кризис Восточного Средиземноморья

Ответы на вопросы
Инструменты
Типография
  • Маленький Меньше Средний Больше Большой
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

Вопрос: Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган сделал резкое заявление о продолжении исследования нефтегазовых месторождений в восточной части Средиземного моря, несмотря на угрозы конфликта c Египтом, Кипром и ЕС.

«Разведочные работы ведутся с высокой скоростью, и никто не сможет помешать нам ни сейчас, ни в будущем», — заявил турецкий лидер.

Означает ли это, что разгорается новый конфликт за средиземноморский газ между этими четырьмя сторонами? Неужели предполагаемое количество залежей газа в Восточном Средиземноморье настолько велико, что между ними может разгореться конфликт?

Ответ:

Да, на самом деле количество залежей газа в Восточном Средиземноморье является значительным, а также важным по причине того, что оно расположено в ближневосточном регионе. Однако кроме этих четырёх сторон —Турции, Кипра, ЕС и Египта — в конфликте участвуют Соединённые Штаты, Россия и еврейское образование, поскольку сегодня влиятельные державы используют газ в своих экономических и политических интересах. Поясним подробнее:

I — Обнаружение газовых месторождений в Восточном Средиземноморье и причина их важности:

1) Обнаружение газовых месторождений в Восточном Средиземноморье.

Открытия газовых месторождений начались в 2000 году, когда компания «British Gas», дочерняя компания «British Petroleum», обнаружила на дне моря в 36 км от берега сектора Газа месторождение «Газа Марин», общие запасы которого оцениваются примерно в один триллион кубических футов. В январе 2009 года в 92 километрах от берега оккупированной Палестины на глубине 1642 метра было открыто месторождение «Тамар», которое, согласно геологическим исследованиям, имеет общие запасы около 10 триллионов кубических футов газа.

В том же году в 180 км от юго-западного побережья Кипра на глубине 1700 метров было обнаружено газовое месторождение «Афродита», общие запасы которого оцениваются примерно в 9 триллионов кубических футов. В 2012 году в 135 километрах от берегов северной Палестины, т.е. к западу от Хайфы, на глубине 1634 метра было обнаружено месторождение газа «Левиафан», запасы которого составляют 17 триллионов кубических футов.

В 2015 году итальянская компания «Eni» обнаружила у египетского побережья месторождение «Зохр», которое считается крупнейшим газовым месторождением в Средиземном море. Месторождение находится примерно в 200 км к северу от Порт-Саида и потенциально содержит до 30 трлн. кубических футов газа. По оценкам компании, в 2019 году с этого месторождения будет добыто 2,5 миллиарда кубических футов газа, что составит около 40% добычи газа в Египте.

После обнаружения месторождения «Зохр» итальянская компания «Eni» в начале этого года объявила об открытии месторождения «Нур» в Средиземном море примерно в 50 километрах к северу от Синая. Кроме того, по оценкам Геологической службы США в 2010 году, в бассейне Восточного Средиземноморья у побережья Сирии, Ливана, еврейского образования, Египта и Кипра может быть около 122 триллионов кубометров газа в дополнение к примерно 107 миллиардам баррелей нефти.

Как видно, в этом регионе действительно имеются огромные запасы газа и нефти.

2) Важность газового богатства Восточного Средиземноморья.

Эта важность проистекает не только из обнаружения больших залежей газа, но также из геополитического значения Ближнего Востока, который содержит около 47% мировых запасов нефти и 41% мировых запасов газа. Добавьте к этому увеличение использования самого Средиземного моря, которое расположено на пересечении Азии, Европы и Африки и соединено с международными торговыми путями через Суэцкий, Босфорский и Гибралтарский проливы. По мере того, как открытия месторождений продолжались, оценки увеличивали надежду стран Восточного Средиземноморья. Это разыграло аппетит нефтяным и газовым компаниям, разожгло региональную конкуренцию за ресурсы и привлекло внимание крупных держав к дополнительным богатствам, создав потенциальный очаг конфликта.

II — Страны, конфликтующие за газ в Восточном Средиземноморье:

1) Страны Восточного Средиземноморья.

a) Турецкий Кипр и Греческий Кипр. Турецкий Кипр считает, что богатство острова является достоянием всего населения и не может быть использовано в одностороннем порядке. Но Греческий Кипр проигнорировал это и завершил демаркацию своей исключительной экономической зоны (ИЭЗ), что позволило ему в одностороннем порядке использовать газовые богатства в 2010 году. Это побудило Турецкий Кипр ответить аналогичным шагом, определив свои морские границы. Турция 15.09.2011 подписала соглашение о демаркации континентального шельфа со своим Северным Кипром («Ahval», 08.11.2018). В результате этих действий произошло нарушение границ с обеих сторон. Республика Северный Кипр заявляет о своём праве на несколько областей, которые Греческий Кипр определил своими в 2010 году («Turk Press», 11.07.2019).

b) Европейский Союз. Приоритетом ЕС является укрепление энергетической безопасности посредством диверсификации источников импорта, а также диверсификации маршрутов поставок, особенно в связи с ухудшением отношений между ЕС и Россией и под давлением санкций США в последние годы. В этом контексте газ Восточного Средиземноморья поможет в решении этой задачи и почти полностью искоренит зависимость от российского газа, особенно стран Восточной и Южной Европы. Таким образом, кажется, что ЕС пытается решить задачу через некоторые государства-члены, такие как Греческий Кипр и Греция, а также через компании по разведке нефти и газа.

c) Турция. Турция не является участником Конвенции ООН по морскому праву, которая позволяет определять морские границы, отчасти из-за её спора с Грецией в Эгейском море. Турция считает, что исключительная экономическая зона, определённая Греческим Кипром, пересекает границы континентального шельфа Турции и её исключительной экономической зоны, хотя это не было объявлено официально. Исходя из этих требований, Турция не признаёт соглашения по созданию своей исключительной экономической зоны, подписанные Греческим Кипром с Египтом, еврейским образованием и Ливаном.

Турецкая сторона считает, что получение иностранными компаниями трендов на поиск и разведку газа в этом регионе является незаконным, поскольку нарушает права Анкары. Выступая в Анкаре перед сторонниками правящей «Партии справедливости и развития» (ПСР) по случаю 18-й годовщины основания партии, Эрдоган заявил: «Наши корабли присутствуют в Восточном Средиземноморье, а военные силы будут защищать их». Турецкий президент подчеркнул, что его страна продолжит разведку месторождений в регионе «на основе лицензии, выданной властями Турецкой Республики Северного Кипра» («Emirates Voice», 24.08.2019).

d) Еврейское образование. Растущие газовые открытия помогают еврейскому образованию избавиться от египетской зависимости и заполнить огромный пробел не только в энергетическом секторе. Газ для оккупанта стал политическим рычагом и щитом безопасности, а также эффективным политическим оружием для нормализации отношений с рядом арабских стран, особенно с Египтом, Ливаном, Палестинской администрацией и Иорданией. Например, «Израилем» было достигнуто соглашение с Грецией, Кипром и Италией о строительстве газопровода стоимостью шесть миллиардов евро (6,8 млрд. долл.) на транспортировку газа из «Израиля» в эти три страны («Echorouk News», 25.11.2018). Европа же стремится диверсифицировать свои источники энергии.

e) Египет. Газ представляет не только экономическую ценность для египетского режима. Фактически, он рассматривается как один из инструментов укрепления режима и достижения требуемой региональной и международной легитимности при отсутствии внутренней легитимности, что позволило бы египетскому народу наилучшим образом использовать богатства страны. В начале 2019 года Египет, еврейское государство, Кипр, Греция, Италия, Иордания и Палестина объявили о проведении «Газового форума Восточного Средиземноморья». Членство в форуме не получили Турция, Ливан, Сирия и Северный Кипр, хотя эти страны выходят на бассейн восточной части Средиземного моря («AlkhaleejOnline», 15.01.2019).

f) Есть страны, выходящие на Средиземное море, но не имеющие там никакого влияния. В их число входит: Сирия — на данный момент; Ливан, хотя он и подписал соглашения с французскими, итальянскими и российскими компаниями, но эти соглашения ещё не начали действовать, и, может быть, их действие откладывается из-за вмешательства еврейского государства; и последняя — Палестина.

2) Страны, не имеющие выхода к Средиземному морю.

a) США. Америка имеет на регион более широкие планы (из-за её приоритетов на Ближнем Востоке), часто связанные с обеспечением потока энергии и защитой еврейского образования. Присутствие Соединённых Штатов в регионе Восточного Средиземноморья обеспечивается её компаниями и агентами. Экспорт американского сжиженного газа в Европу также растёт, и в будущем это может повлиять на её отношение к региональному газу.

b) Россия. Хотя газ в Восточном Средиземноморье не заменит российский газ, однако Москва хочет обеспечить свою монополию на европейском рынке, так же присутствуя в любых дополнительных или альтернативных газовых проектах, чтобы это не оказывало на неё негативного влияния. Этим она и занята. Россия участвует в борьбе за газ в Восточном Средиземноморье через компании, занимающиеся разведкой газа (например, через Ливан), через финансирование (например, Греческого Кипра и Греции), а также через военное присутствие и двусторонние соглашения (например, с Сирией).

III — Использование газа в конфликте между экономически и политически влиятельными странами.

1) Европейские страны. 20 декабря 2018 года Греция, Кипр и еврейское образование объявили, что готовы приступить к поддерживаемому США проекту газопровода для транспортировки природного газа из Восточного Средиземноморья в Европу. Трубопровод «EastMed» будет транспортировать газ из моря между оккупированной Палестиной и Кипром на рынки ЕС через Грецию. Ожидается, что около 10 миллиардов кубометров природного газа будет транспортировано в ЕС через Грецию и Италию. Цель ЕС — диверсифицировать импорт природного газа наряду с поставками российского газа. Ожидается, что проект «EastMed» покроет приблизительно 10-15% потребностей ЕС в природном газе. Тогда ЕС сможет диверсифицировать свои источники энергии, а Россия потеряет влияние на ценообразование на газ в ЕС. Европа, вероятно, попытается снизить рыночные цены на газ, которые неуклонно растут в течение последних нескольких лет.

2) Соединённые Штаты, в свою очередь, стали оказывать давление на Россию, наложив санкции на неё и её союзников, особенно на Германию, чтобы остановить строительство трубопровода «Северный поток-2». Вашингтон считает, что проект, который позволит напрямую поставлять российский газ вглубь Западной Европы, позволит России оказывать большее влияние на европейскую внешнюю политику и использовать энергетический ресурс как инструмент давления на любую страну.

Поэтому США прилагают все усилия к тому, чтобы страны ЕС покупали сжиженный природный газ (СПГ) у США, а не у России, для диверсификации и обеспечения непрерывных поставок энергоресурсов, а также чтобы создать конкурентный климат, что, несомненно, влияет на проект «Северный поток-2». Проект включает в себя строительство двух газопроводов через Балтийское море в Германию с общей пропускной способностью 55 миллиардов кубометров газа в год, в то время как ряд стран выступает против этого проекта, например, Украина и Соединённые Штаты Америки («Sputnik», 01.04.2019).

3) Конкуренция и конфликт между США и Россией по поводу поставок природного газа усилились, потому что ЕС, будучи сверхсилой, состоящей из 28 стран с общим населением около 512 миллионов человек, является важным рынком для крупнейших мировых экспортёров энергоресурсов, особенно когда речь идёт о природном газе. Вот почему Россия давно озабочена этим вопросом, являясь доминирующим источником и поставщиком природного газа на европейский рынок.

Но сейчас на горизонте появилась Америка, и она пытается бросить вызов России, увеличив объём экспорта СПГ, который считается проще и безопаснее при хранении и транспортировке. С другой стороны, СПГ стоит дороже из-за усилий, необходимых для его разжижения и транспортировки, по сравнению с обычным газом, транспортируемым по трубопроводам.

Но если цена будет определяться на конкурентной основе, это может сыграть более важную роль в непрерывных поставках газа в ЕС, создавая потенциальную угрозу для России. Соединённые Штаты уже начали это делать. Объём американского СПГ, поставляемого в Европейский Союз, составил около 24% от общего объёма производства СПГ в США на октябрь 2018 года по сравнению с примерно 10% экспорта в ЕС на октябрь 2017 года. А ведь 2017 — это год, когда Америка впервые стала экспортёром газа. В первые месяцы 2019 года импорт американского газа в ЕС составил уже около 13% от общего количества европейского импорта, что делает Америку третьим по величине поставщиком в ЕС. Это также связано с увеличением добычи на сланцевых месторождениях в Америке.

4) Поскольку ЕС в значительной степени зависит от поставок российского газа, а Россия доминирует в этой сфере, становится всё более необходимым диверсифицировать источники энергии. Поэтому Европейский Союз заинтересован в поддержке проекта «EastMed» и в диверсификации импорта природного газа взамен российского, на который распространяются жёсткие санкции США, особенно после снижения добычи газа в Северном море. В то же время Америка хочет доминировать на европейском рынке, подталкивая страны ЕС покупать СПГ у США, а не у России. Поэтому проект «Северный поток 2», который соединяет Россию с Европой через Балтийское море, всё больше встречает на своём пути затруднения.

5) Ближний Восток, который по сути является исламским регионом, наделён огромными запасами нефти, газа и полезных ископаемых. Но все эти богатства разграбляются неверными колонизаторами и еврейским образованием, оккупировавшим благословенные земли Палестины. Все они обогащают свою экономику, развивают свои заводы и рынки. Часть этих богатств доходит до правителей-агентов, которые берут всё в частную собственность, хотя это богатство является общественной собственностью. Умма обязана сместить этих правителей-тиранов, которые позволяют колонизаторам грабить наше богатство, из-за чего мусульмане вынуждены жить в нищете, не имея возможности использовать собственные богатства.

Молчание при виде тирании и отсутствие противодействия не спасёт от зла, наоборот, зло постигнет как тирана, так и молчащего. Всевышний Аллах говорит:

وَاتَّقُوا فِتْنَةً لَا تُصِيبَنَّ الَّذِينَ ظَلَمُوا مِنْكُمْ خَاصَّةً وَاعْلَمُوا أَنَّ اللَّهَ شَدِيدُ الْعِقَابِ

«Бойтесь искушения, которое поразит не только тех из вас, кто был несправедлив. И знайте, что Аллах суров в наказании» (8:25).

 

2 Мухаррама 1441 г.х.
01.09.2019 г.