Доклад Бруно Де Кордье

Доклады круглого стола
Инструменты
Типография
  • Маленький Меньше Средний Больше Большой
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

Ученый-конфликтолог, специалист по Центральной Азии (Гент, Бельгия)

Дорогие друзья, уважаемые коллеги, все участники – приветствую вас!

Спасибо за предоставленную мне возможность поделиться некоторыми своими мыслями и взглядами с вами. Сейчас между нами насчитывается около 2250 километров. Но я счастлив, что телемост удался, благодаря достижению технологий.

Если вы спросите меня, о том, что я думаю касательно реальности или мнимости преследований мусульман в Евразии, как я предпочитаю называть пространством бывшего СССР, я бы сразу сказал, что речь идёт не о запрете и гонениях на Ислам и мусульман, а о контроле над ними. Видите ли, по моим наблюдениям и впечатлениям, по моему опыту в данном регионе, меры против Ислама и мусульман приходят и уходят. Ислам и мусульмане уже давно являются социологической реальностью, в Евразии, и они всё равно останутся частью общества. Было немало поражений и неудач в разных фазах истории. Но исламская сфера останется частью будущего. Таким образом, точно также как и в сегодняшней Европе, вопрос для государств и части его политических и культурных элит заключается в следующем: внедрить так называемый «политкорректный Ислам» и дискредитировать, репрессировать и подавлять все остальное. Это то, что поставлено на карту.

В любом случае, многое происходит под предлогом сдерживания угрозы «радикализма» и «экстремизма». Достаточно тяжело определить что есть «экстремизм» и «радикализм» или «умеренность», - в любом случае эти понятия субъективны. Там существует много скрытых смыслов. На практике, «умеренность» часто означает «покорность» властям, в то время как «экстремизм» и «радикализм» используется для обозначения любого политического движения или политической фигуры, которая не может быть под контролем или быть интегрированной. В остальном, можно сказать, что реальная угроза «радикализма» сегодня, не только в Евразии. Не в последнюю очередь в Европе, например, угроза исходит от агрессивного секуляризма и особенно от маммонизма и от «рыночного фундаментализма».

Несомненно, происходит ряд реальных социально-значимых событий и перемен в южной Евразии, на всем пути от Симферополя до Хорога. К ним относятся изменения в положении и роли Ислама. Видите ли, пару недель назад у меня был беседа с одним знакомым, который только что вернулся из поездки в тот регион через несколько лет после того, как он побывал там в первый раз. Он, сам атеист. Он рассказал, что заметил, что десять-двенадцать лет назад исламской практики в регионе не было видно, и по его словам, не было видно даже несерьёзной практики. Однако сейчас для все большей части населения она становится всё более активной и серьёзной. Действительно, это так. Может быть, не массово. Нет. До сих пор существует разительный контраст между так называемыми «этническими мусульманами» и, если так можно назвать, активными сознательными мусульманами. Тенденция и разделение действительно есть. Вы сможете наблюдать это, если вы захотите.

Что происходит? Это может быть модой. Но часто это также некое заявление, потому что человеку нужна определённая отвага, чтобы публично выступить за Веру. То же самое, кстати, можно спроецировать и на христиан в сегодняшней дехристианизировнной части Европы. Итак, теперь, первый общественный процесс, который был текущим в южной Евразии и других частях бывшего СССР в течение ряда лет, является поиск идентичности или движения по восстановлению идентичности, которые были потеряны или повреждены в СССР. И все это под дикий капитализм, одолевший СССР в начале 1990-х. Естественно, часть общества вернулась к Исламу, потому что он является частью их традиционной культуры, и частью более широкой религиозной сферы, которая наращивается далеко за пределами бывшего СССР. Без чрезмерной идеализации, он индивидуальный и местный (и, таким образом, основу для повседневной жизни), а также частью чего-то гораздо большего.

Во-вторых, давно наблюдается гибель социализма и марксизма, как общественного и политического проекта, так и в качестве жизнеспособного движения сопротивления против нынешнего однополярного мирового порядка. В то же время, в Евразии, а также в других местах, внутри наций, обществ и общин в настоящее время происходит столкновение с деструктивным характером и последствиями нелиберальной глобализации. Часть политической и экономической олигархии в регионе извлекает выгоду из этого в ущерб населению. Таким образом, существует потребность в новых формах сопротивления и в новых альтернативах для нелиберального капитализма. Враг и зло – это система, которая реализует полную дегуманизацию через маркетизацию всех аспектов жизни, и полную концентрацию экономической власти.

Я вижу перед собой несколько случаев, как исламские движения взяли на себя инициативу в антикапиталистической мобилизации. Хизб ут-Тахрир и Джамаат Ислами Хинд, а это лишь два различных примера. Они разработали чёткую антикапиталистическую линию и дискурс, что, иногда напоминают мне о том, что пропагандировали революционные «левые», скажем, двадцать пять лет назад. Разница в том, что Ислам, как и христианство, сохранилось и выживало на протяжении веков, в то время как социализм и марксизм не сделали этого. Да и вы сами видите, ряд элементов от социализма остаются хорошими и полезными, ну только при условии, что они потеряли свои материалистический и секулярный фетишизм. Это подводит меня к другому наблюдению, а именно: многие находят в Исламе то, что они чувствовали, находили положительной стороной советского общества, а это: существование нормативных рамок, более высокая социальная сплоченность, а также сравнительно низкий уровень порока и разврата.

Это миф, что активизация Ислама в Евразии является лишь чем-то для бедных и полуграмотных, для деревенских старейшин или для людей, находящихся в некоторой временной кризисной ситуации. Скорее всего, то, что можно наблюдать в ряде случаев от Баку до Кыргызстана, это то, что Ислам также проявляется в нише людей, которые являются социально мобильными, которые связаны, которые, так или иначе, являются предпринимателями, уже имеющими высшее образование. Особенно это касается тех, у кого есть потенциал, чтобы стать элитой, которые рано или поздно будут противостоять настоящей монополистической элите. Ислам, по своей натуре, не то, что может быть сведен к пустым ритуалам, формализму и туристическому фольклору. И нынешние властные элиты понимают это.

Во всех этих процессах, транснациональных движений, таких как Хизб ут-Тахрир, Таблиги Джамаат, так же как индивидуальные исламские проповедники и интеллектуалы и другие (я сам думаю, например, о фондах и сетях Марджя-аль-Таклиды, как аль-Систани и другие, среди шиитов Евразии) на самом деле, а все по-своему, в первую очередь являются векторами религиозного и идеологического знания в странах и обществах, которые были отрезаны от широкой исламской Уммы на протяжении трёх поколений. Им помогают те, кого я называю «виртуальной Уммой», которая существует благодаря новым коммуникационным технологиям.

Есть ещё... Итак, давайте не будем недооценивать психологические последствия арабского восстания. Хотя трудно что-то предсказывать, я не могу себе представить, что арабские восстания вызовут «цепную реакцию» народных восстаний и свержение режимов в Евразии. Есть действительно несколько различных условий и реалий. Но, и это значительное «но», это властные элиты и часть населения. Так или иначе, понятно, что арабские режимы некоторое сходство с ними в Евразии, они не являются вечными, и неожиданное часто становится нормой. Скорее всего, власть не боится сильно либеральной оппозиции, потому что они знают, что для неё нет социальной базы, и что либеральная оппозиция не сможет выжить без поддержки Запада. Однако это совсем не относится к религиозным, а в нашем случае, к исламским группам и движениям.

В заключение, пожалуйста, позвольте ещё ​​два соображения. Во-первых, это было бы ошибкой смотреть на государственные и силовые структуры в Евразии как на монолит, как на нечто единое и унифицированное. Есть люди, и фракции, которые видят, что происходит, и есть те, кто будет рано или поздно искать пути, чтобы выразить себя. Они понимают значимость Ислама в обществе. Часто, интенсификация антиисламской деятельности является признаком того, что идет борьба между реалистами и догматическими секуляристами и между монополистами и другими фракциями внутри пирамиды власти. Во-вторых, и, к большому сожалению, кампании против неофициального Ислама и других «нежеланных» форм Ислама нередко оказываются инструментом и ухудшают межконфессиональные или внутриисламские связи, вызывая столкновения, как между «традиционным суфизмом» и то, что называют «ваххабизм» и между православием и Исламом. Важно, чтобы не попасться в эту ловушку. В самом деле, это близорукая позиция, потому что истинные исламские и православные силы – это объективно союзники в борьбе против нелиберальной гегемонии.
Благодарю за внимание.

Да благословит вас Бог!


г.Гент, пятница, 4 октября 2013 г.

О Форуме Хизб ут-Тахрир


7-8 октября в Крыму, в городе Симферополе прошел международный форум Хизб ут-Тахрир. Организатором мероприятия выступил информационный отдел Хизб ут-Тахрир в Украине (Крым, Симферополь) при поддержке центрального информационного офиса партии (Ливан, Бейрут). Целью организации данного мероприятия стало стремление рассказать общественности о партии Хизб ут-Тахрир.

Участие в форуме приняли общественные и религиозные деятели, правозащитники, журналисты и эксперты из ряда стран ближнего и дальнего зарубежья.

Всекрымская общественно-политическая газета "Возрождение" о Форуме