Если вы обнаружили видео не активным, зайдите позже. Мы работаем над восстановлением. В последнее время участились удаления наших видео администрацией YouTube.

Иран и Сирийская революция

Иран и Сирийская революция. Встреча с доктором Мухаммадом аль-Малькави.

https://hizb.org.ua/video/redirects/901

Ведущий: Именем Аллаха – Милостивого и Милосердного.

Хвала Аллаху – Господу миров! Мир и благословение Пророку Мухаммаду, его семье и всем сподвижникам.

Ассаляму алейкум ва рахматуллахи ва баракятух, уважаемые радиослушатели и зрители видеоканала информационного офиса Хизб ут-Тахрир.
Приветствую вас на новой встрече в нашей программе. И от вашего имени приветствую доктора Мухаммада аль-Малькави: «Добро пожаловать»!

Мы рассматривали несколько государств, оказывающих влияние на сирийскую революцию. Мы коснулись России, Турции, а сегодня хотим затронуть Иран.

Как известно, после революции Хомейни Иран играет очень важную роль в осуществлении американской политики по обеим сторонам своего географического месторасположения – как в Афганистане, так и в Ираке, а также в Сирии. Во-первых, на что повлияла революция Хомейни, последствия которой многие ощущают и сегодня?

Мухаммад: Именем Аллаха – Милостивого и Милосердного.

Иранская революция под руководством Хомейни произошла в конце семидесятых годов минувшего столетия и произвела большое впечатление на широкие слои народа в исламском мире. Особенно после того, как ей удалось покончить с правлением шаха, режим которого считался самым жёстким диктаторским режимом в регионе. Его свержение предвещало и вселяло надежды, что диктаторские режимы могут быть свергнуты.

Также движение под лозунгами Ислама, исламского государства и исламской революции предвещало то, что у Ислама есть будущее, что деятельность исламских движений может быть успешной. Это – с одной стороны. Что касается другой стороны, то эта революция была тесно связана с Америкой. Именно Америка стояла за всеми деталями этой революции, невзирая на персоны, стоящие тогда на переднем плане.

Будь это Абольхасан Банисадр, Мехди Базарган, Ибрагим Йезди, Кутуб Заде, Рафсанджани или даже сам Хомейни. Всё это не имеет значения. Очевидно, что эта революция против правления шаха управлялась и координировалась американцами. Людям говорили, и народ доверял этому, будто шах является агентом Америки, а значит, как может Америка так свергать своего агента?!

Обычно она меняет одного своего агента на другого, но для этого не требуется революция. На самом деле, шах был не американским агентом, а английским, и был тесно связан с исторической точки зрения и зависим с точки зрения реальности от Британии. Это – известная политическая информация, которую изобличили сам Хомейни и иранская «исламская» революция против проанглийского режима шаха.

Таково позитивное, на первый взгляд, впечатление, производимое революцией, которая была принята большинством мусульман. К тому же Хомейни заявлял о продвижении этой революции за пределы Ирана, что, в действительности, означало продвижение американского влияния в зоны британского влияния: в Ирак, Кувейт и Турцию, поскольку эти страны находились тогда под влиянием Британии.

Это и были проблемы, существовавшие в то время. И большинство людей не понимало, не принимало и не могло себе представить, что подобная революция могла быть делом рук американцев. Это оставалось тайным для многих людей, пока факты не изобличили себя в 1991 году в Афганистане, как при СССР, так и во времена талибов, в Ираке при свержении Саддама и нынче в Сирии. Самым ярким подтверждением того стала проявившаяся сильная коалиция между Америкой и Ираном в целях защиты Башара Асада.

Также в данном контексте можно упомянуть так называемый «большой подарок», предоставленный Ирану в вопросе ядерного соглашения, что означало возвращение его в международную семью и получение им международного признания. И это стало наградой за услуги Ирана в Сирии, а до этого – в Афганистане и Ираке.

Ведущий: Спасибо за такую содержательную справку. Как я понял, Америка хочет использовать эту силу в своих интересах. И насколько Америке удалось использовать эту силу в отношении сирийской революции?

Мухаммад: До благословенной революции в Шаме Америка хорошо использовала Иран в Афганистане и Ираке, а сегодня использует его в Сирии. Относительно использование его в Афганистане американский посол в Афганистане, который ранее был послом США в Ираке, говорит: «Мы встретились на Берлинской конференции относительно будущего Афганистана». Хочу отметить, что это происходило после 2001 года, когда американцы подавили талибов при поддержке Абдуллаха Масуда и сил Северного альянса.

Затем была организована Берлинская конференции для раздела пирога – кто и как будет управлять Афганистаном. И тогда афганские вооружённые отряды, такие как отряды Дустума, Масуда и другие хотели получить часть этого пирога. Посол Америки говорит: «Мы одержали победу вместе с ними. Они были хозяевами войны. Но кто теперь поможет убедить их? И тут мы прибегли к иранскому послу, а точнее – к делегату Ирана». На тот момент он уже был готов на эту роль. Он ведь понимал, что Америка пригласила его на конференцию не просто так. Представитель Ирана согласился с американским предложением и отправился к афганским представителям. Он посидел и пообщался с ними около двух часов.

Затем последние (афганцы) вышли и заявили о своей готовности подписать всё, что хочет Америка. Американский посол говорит: «Я спросил коллегу: «Как тебе удалось убедить их?». И в ответ услышал: «Я им сказал, что перед вами нет другого выбора, кроме как согласиться с американскими проектами. И мы лучше вас разбираемся в этом»». То есть мы уже рассмотрели этот вопрос, и без Америки вам никуда не деться. Так они поступали в прошлом.

В 1991 году самый главный шайтан – Америка – со всей своей гнилью вторгся в Ирак и разжёг войну. И что сделал Иран? Он закрыл все свои границы и перекрыл все переходы, чтобы американцы смогли нанести сокрушительный удар по иракцам. И когда Америка смогла свергнуть режим Саддама в 2003 г., Иран сразу же привёл в Ирак своих политических кукол, таких как ас-Систани и другие, а также такие партии, как Хизб ад-Даава и другие, которые пользовались большой поддержкой в Иране. Все они пришли в Ирак на американских танках, чтобы Америка усадила их во власть.

Это – исторические факты для тех, кто не ведает о прошлом. Сегодня эпицентром борьбы является Сирия. Америка хотела провести там мирную передачу власти, т.е. чтобы правительство и оппозиция приняли национальную коалицию, которая должна будет приехать в Сирию и провести выборы. Эти выборы устранят Башара от власти через некоторое время, а государственные институты (правящий режим) останутся прежними, исполняя свои функции.

Однако революция ужесточилась и обострилась, а революционеры отказались от этого плана. Эта революция почти достигла успеха, т.е. революционеры едва не свергли Башара. И они могли сделать это. Им удалось подступиться к центру Дамаска. Оставались считаные дни, а точнее – часы. Все говорили о решающей заключительной битве. Но произошло вмешательство Ирана через подконтрольную ему партию в Ливане (Хизбалла) и боевиков из «Народной партии Ирана», а также добровольцев из числа простых иранцев и лиц, служащих в Корпусе стражей исламской революции под командованием Касима Сулеймани.

Сегодня этот Касим Сулеймани находится в Сирии, командуя провластными движениями – шабихой, Хизбаллой и другими боевиками. Всё это делается для того, чтобы сохранить Башара у власти, пока не поменяли его на другого, как того хочет заокеанский хозяин Иран – Америка.

Ведущий: Иран имеет свою особенность, которая называется шиизмом. И этот фактор неоднократно был использован в качестве пугала в регионе. Как вы думаете, существует ли такая проблема, и какую позицию необходимо занимать к этой проблеме?

Мухаммад: В действительности, межэтнический и межмазхабный вопрос, т.е. шиито-сунитская тематика, был использован для того, чтобы прикрыть ирано-американские отношения, а точнее, проамериканскую политику Ирана. Для того, чтобы не выявить факт того, что Америка и Иран работают в одном направлении, был использован межмазхабный фактор. Будто сунниты восстали против шиитов.

Однако всем известно, что сирийский конфликт не возник на почве мазхабного характера, т.е. сунниты против шиитов. Мусульманский народ в Сирии не восстал против сирийской власти из-за того, что она – алавитская. Напротив, он восстал против тиранического и бесчинствующего правления, которое убивает людей и притесняет своих граждан, а не из-за того, что оно не правит согласно Исламу.

Ведь в мире есть правители, которые не правят Исламом, но они не убивают и не мучают. А сирийский режим был преступным и угнетающим. И народ восстал против этих преступников, а не против алавитов или шиитов. Но с приходом Ирана и проиранской партии (Хизбалла) в Сирии на арену была вброшена эта маскировка, чтобы ввести людей в заблуждение и перенаправить революцию в другую плоскость, дабы мы увязли в междоусобном конфликте.

На самом деле, не существует суннитско-иранской проблемы. Эту маскировку уже использовали ранее в Ираке, когда иракский народ восстал против американской оккупации и начал причинять американцам большие потери. Доходило до того, что в один день американцы теряли по сто солдат, а в месяц – по тысяче. Это настолько тревожило американцев, что они начали думать о том, как выйти из этой ситуации. И тут на помощь им пришёл Иран и разыграл шиито-суннитскую карту, которая вылилась в междоусобный конфликт.

Тогда использовали Муктада ас-Садра, а в противовес ему использовали организацию «Исламское Государство в Ираке», которое рассматривало иракскую проблему в контексте шиито-суннитского конфликта. Это было сделано для того, чтобы помочь Америке и обманом увести людей от идеи противостояния, ради которой оно появилось в Ираке, – от изгнания оккупанта. То же самое произошло в Сирии. Карты умышленно были перемешаны, чтобы нашей главной проблемой было не свержение диктаторского режима и установление вместо него исламского правления, а напротив, Иран, Хизбалла и мазхабные оттенки.

Проблема не заключается в мазхабной принадлежности, т.е. это – не шиитско-суннитское отношение, ведь оно – одна из страниц истории Исламской Уммы, и мусульмане адаптированы к ней. Это – не что-то новое. Учёные и халифы на протяжении веков окончательно отрегулировали эту проблему и утвердили, что не должно быть войн из-за неё.

Ведущий: Роль Ирана в Сирии имела последствия и определённое продвижение. На ваш взгляд, удалось ли Ирану достичь желаемого?

Мухаммад: В конечном счёте, Иране попал в безвыходное положение. Вначале, когда Башар стоял на грани пропасти, вмешательство Ирана со своей партией (Хизбалла) и боевиками в Сирии, несомненно, отсрочило падение Башара. Однако после двух лет бесперебойной поддержки Иран оказался в тупике. Сирийская революция, сирийские повстанцы и вся так называемая «оппозиция» под различными наименованиями смогла преодолеть эту проблему. И роль Ирана перестала быть действенной, т.е. Иран оказался неспособным защитить Башара от падения.

Такое положение вынудило прибегнуть к вмешательству России. То есть российская военная интервенция произошла вследствие такого расклада дел. Конечно, вначале нам сказали, что россияне выгнали иранцев из штаба военных операция. Но это не говорит о том, что нет необходимости России координировать свои действия с Ираном, как будто это неприемлемо, недопустимо или Россия не хочет этого. Напротив, это указывает на то, что Россия понимает то, что роль Ирана оказалась в тупике, что теперь ему надо уступить место России.

Ведущий: Как складываются отношения Ирана с окружающими его арабскими странами, т.е. с ближневосточными государствами?

Мухаммад: Как я уже говорил, Америка возложила на Иран большую задачу, чтобы он стал её союзником и частью её политической системы, учитывая вес и мощь Ирана. История этого события возвращается в шестидесятые годы прошлого века, к 1969 году, когда Британия заявила о своём намерении выйти из зоны Персидского залива.

Америка решила найти ей замену, и её выбор пал на Иран. И поэтому всеми силами она начала работать над тем, чтобы изменить режим шаха и внедрить вместо него сильный проамериканский режим, который будет стоять на страже интересов Америки в регионе, а точнее – контролировать источники нефти с точки зрения добычи и сбыта. Таков был план, и Иран играл главную роль наконечника копья. Затем, в 1991 году, Америка вторглась в Кувейт и изгнала оттуда Ирак.

Тогда Иран продемонстрировал свою готовность исполнять то, чего требует от него Америка, т.е. он дал себя в распоряжение Америки с политической точки зрения и сделал всё, что она хочет. Тогда Америка представляла, что Иран, Турция и некое третье государство, возможно – «Израиль», если ей удастся перестроить Ближний Восток, станут тем политическим треугольником, который будет управлять регионом.

Тогдашний король Саудовской Аравии Фахд разозлился на это и отправил Бушу-старшему послание с вопросом: «Где роль Саудовской Аравии?!». Ведь мы приняли вас у себя, дали свои земли для ваших баз и так далее. Мы стали на вашу сторону в борьбе против Ирака. Как вы отказываетесь от нашей роли и передаёте её Ирану и Турции?!

После этого Буш нанёс визит в Саудовскую Аравию и встретился с королём Фахдом на военной базе США. И это свидетельствует о тесных отношениях между ними. Америка считала, что Иран станет самым большим игроком в её ближневосточной политике. И она полностью использовала его. Например, после Иракской войны в 2003 году Ирак посетили два американских политика – Бейкер и Хамильтон. После того, как они изучили ситуацию, они пришли к выводу, что безопасность в Ираке должны обеспечить Иран и Сирия.

Передача безопасности в Ираке Ирану (в первую очередь), а затем – Сирии указывает на то, что Иран играет роль краеугольного камня в американской политике на Ближнем Востоке. И сегодня он играет в Сирии эту роль. Даже с приходом России в Сирию Иран продолжает играть значимую роль. Самым ярким подтверждением тому служит приглашение Ирана на вторую встречу в Вене 14 ноября, хотя на двух Женевских встречах его не было.

Ведущий: После того, как к власти в Саудовской Аравии пришёл Сальман, появилось ли какое-то взаимопонимание между Саудовской Аравией и Ираном, исходя из того, что обе стороны исполняют американскую политику?

Мухаммад: По сей день между ними идёт борьба. Дело в том, что привязанность двух агентов к одному государству не означает, что между ними обязательно должно быть единогласие. Может быть единогласие относительно одной конкретной политики, но не всей. Саудовская Аравия, как самая богатая страна в регионе, которая имеет давние связи с США, желает играть немаловажную, а точнее, главную роль. И Америка не скупится на это.

Например, в настоящее время Америка работает над тем, чтобы сдать Саудовской Аравии горный район Джебеил. Она существенно сократила роль Катара, которая была заметной в последнее время. Даже такое крылатое выражение употреблялось: «За какой бы стол ты ни сел, встретишь напротив Катар». Однако Америка посредством своих СМИ популяризировала в информационном пространстве имидж Саудовской Аравии.

Что касается отношения между Саудовской Аравии и Ираном, то первая опасается иранской экспансии, а также боится того, что Америка предоставит Ирану главную роль в регионе. И поэтому Саудовская Аравия всегда старается доказать Америке, что она – лучше других стран в регионе. Здесь видно, что она ведёт себя не как сверхдержава, которая угрожает интересам лидирующей сверхдержавы, чтобы последняя обратила на неё влияние. Напротив, Саудовская Аравия предоставляет всё больше услуг, идёт на большие уступки, позволяет использовать и порабощать себя, больше и больше, чтобы доказать, что она – лучше.

Ведущий: Имеет ли это какое-то воздействие на революцию в Шаме?

Мухаммад: Основная роль Саудовской Аравии в этой революции – это подвести сирийскую оппозицию, в конечном счёте, к соглашению с общим американским планом. Это отчётливо проявилось, когда более тридцати больших отрядов сирийских повстанцев согласились подписать план де Мистуры, который является американским планом, предусматривающим мирную передачу власти и вступление в длительные переговоры. Несомненно, это и есть роль Саудовской Аравии в противоположность роли Ирана, которая заключается в сохранении Башара до того, как будет реализован вышеупомянутый план. Каждый из них двоих исполняет свою роль, но результат должен быть один.

Ведущий: Мне нравится ваше верное мнение, но не нравится его реальность. Последний вопрос: как Иран может воспрепятствовать политическому Исламу, основанному на исламской акъыде, известному как проект Халифата, прийти во власть?

Мухаммад: Многие думают, что Иран является большой враждебной преградой на пути установления Исламского Государства. И как иначе, ведь реальность подтверждает это. Однако здесь не стоит рассматривать Иран как иранский народ или шиитский мазхаб. Напротив, необходимо рассматривать Иран как главного воспитанника Америки, которая использует его так же, как и Турцию, Саудовскую Аравию и другие государства в том, чтобы не допустить установления Халифата. Нет между ними разницы.

Вопрос не в том, что Иран обладает сверхточным оружием, а значит, может завладеть государством Халифат. Это не так страшно, как факт того, что Америка использует своих агентов и зоны своего влияния для реализации своей политики или для срыва той политики, которая противоречит её интересам. И этими государствами-агентами являются Иран, Саудовская Аравия, Турция, Египет и другие государства в регионе. Все они действуют в одном направлении.

Нет разницы между ролью Ирана в недопущении установления Халифата и ролью Турции в этом. Турция работает над закреплением светскости и преследует тех, кто работает над установлением Халифата. А Иран работает над удержанием своей территории в рамках своего понимания государственного устройства как факиховского правления, которое не предусматривает вопрос Халифата в своём просвещении, а гласит об ожидании Махди. То есть он работает над иранизацией мусульман, живущих на её территориях.

Что касается препятствования установления Халифата, то ни Иран, ни его заокеанские хозяева не смогут помешать свершению этого великого дела. Установление Халифата обеспечивается двумя факторами: первый – это воля Всевышнего Аллаха, Господа миров, а второй – это наличие группы, которая заслуживает того, чтобы к ним снизошла помощь Всевышнего Аллаха.

Естественно, группа должна заслужить это своими действиями, поведением, программой и методом, которые основываются на божественном откровении. И когда будет воля Всевышнего Аллаха, ни Америка, ни Европа, ни Иран не смогут остановить свершение этого. Более того, мы говорим, что установление государства Халифат по методу пророчества достаточно для того, чтобы стёрлись персидский национализм у Ирана, турецкий национализм у Турции, арабский национализм у арабов и курдский национализм у курдов. А также оно достаточно для того, чтобы прекратилась политизация шиито-суннисткого разногласия. Как и достаточно оно для того, чтобы Исламская Умма начала жить в праведном государстве Халифат, учреждённом на правильных основах. Установление государства Халифат представляет угрозу национализму, слепой приверженности шиизму или суннизму и так далее, а не наоборот. Хочу отметить, что они боятся Халифата до его установления, а что будет, когда свершится его установление?!

Ведущий: Это очевидно. Да воздаст Вам Аллах благом, доктор Мухаммад аль-Малькави, за эту полезную беседу. Большое спасибо и вам, дорогие зрители, за просмотр. От вашего имени я выражаю благодарность доктору Мухаммаду. Всех благ вам, и до скорой встречи. Ассаляму алейкум ва рахматуллахи ва баракятух.

Сирия

Служба безопасности «ХТШ» арестовала Насира Шейха Абдульхая

Революция Сирии движется к своей цели, несмотря на угрозы ООН

Какую роль играет политическое руководство в военных победах?

Смех сквозь слёзы

Опрос мнений по поводу необходимости сформировать вооружённую фракцию, не связанную с иностранными государствами

О народ Сирии, ваша кровь — это наша кровь! Свергните преступный режим и установите Исламское Государство!