Если вы обнаружили видео не активным, зайдите позже. Мы работаем над восстановлением. В последнее время участились удаления наших видео администрацией YouTube.

Опрос мнений по поводу необходимости сформировать вооружённую фракцию, не связанную с иностранными государствами

https://hizb.org.ua/video/redirects/10653

Опрос проводился в некоторых районах освобожденного севера Сирии.

Подготовлено: Медиа-офис «Хизб ут-Тахрир» в вилайете Сирии.

Воскресенье, 17 зуль-хиджа 1440 г. хиджры, что соответствует 18 августа 2019 г.

Мы видим предательства со стороны группировок и их лидеров. Ничего не меняется. Мы надеемся, что поменяются как лидеры, так и группировки. Мы не хотим, чтобы тут повторился сценарий Алеппо. Мы уже вкусили утрату Алеппо, и не хотим этого ощутить тут. Предательство набрало огромные масштабы с подачи лидеров группировок, связанных с Турцией. Необходимо сместить действующих лидеров группировок, после чего сплотиться воедино. Мы должны двигаться под единым флагом и выражать единое мнение... Наш девиз — это «нет бога кроме Аллаха!». Ин ша Аллах, мы и дальше будем его придерживаться.

Нужно сформировать новую фракцию, новое военное, единое образование, у которого будет выработано единое мнение. Это образование не должно быть зависимым от Турции или какого-либо иного государства. Оно должно зависеть лишь от девиза «нет бога кроме Аллаха, Мухаммад — Посланник Аллаха», т.е. быть таким, какими были многие группы повстанцев в начале революции, в те времена, когда мы следовали лишь словам шахады и не следовали указаниям Турции и прочих государств. Пока мы не были зависимы от Турции, не было и того позора, в котором мы оказались сегодня.

Мы наблюдаем конец революции, теряя освобождённые районы один за другим. Повстанческие группировки на самом деле практически не сражаются. Да, некоторые лидеры группировок по-прежнему придерживаются Шариата Аллаха, но остальные, коих большинство, полностью повязаны с политикой иностранных государств. Государство-спонсор говорит им: «Наступайте!», — они наступают, говорит: «Отступайте!», — они отступают. Из-за такого отношения страдаем потом мы все. Необходимо сформировать новую военную фракцию, не связанную с различными государствами и не выполняющую их указания. В противном случае существующая тенденция очень скоро приведёт войска режима в Идлиб. Таковы эти лидеры группировок. Около 80% из них сдадут Идлиб. Остальные 20% — те, кого помиловал Аллах, — все на фронтах, и пусть Аллах этим немногим даст победу!

Мы подняли революцию не ради защиты одного только Идлиба. Цели нашей революции куда шире! Мы ведём джихад для освобождения всей Сирии от гегемонии секты алавитов во главе с Башаром Асадом, т.е. от его режима. Сегодня же мы лишь защищаем Идлиб, а режим атакует нас; в этом — наша ошибка. Группировки должны перейти из состояния обороны в состояние наступления, ибо иначе революция погибнет.

Вне всякого сомнения... Любой разумный человек будет этого желать!.. Наша революция докатилась до нынешнего состояния только из-за того, что мы стали опираться на иностранные силы. Если ты вспомнишь начало революции 2011–2012 годов, то сможешь представить, как немногочисленные, но искренние группы со стрелковым оружием захватывали целые города и сёла. Но как только мы склонились к помощи иностранных сил, то сразу же начали слышать их приказы: «Туда иди, сюда не иди, то делай, это не делай». Мы стали выполнять их распоряжения и терять всё достигнутое до этого так, что теперь у нас осталась лишь одна маленькая провинция Идлиб.

Да, конечно, город Идлиб и вся революция нуждается в этом, потому что революция была поднята не для того, чтобы запереться в одном Идлибе, а для свержения режима во всей Сирии. Освобождение Сирии будет означать возвращение беженцев обратно на родину. Если будет образована единая военная фракция, то она, конечно же, сможет, как я сказал, свергнуть режим и вернуть беженцев обратно домой. Основная цель революции — свержение режима. Сегодня некоторые только и говорят, что «Идлиб, Идлиб, Идлиб», словно бы вся революция заключается в одном Идлибе. Однако истинной идеей революции является свержение режима по всей Сирии.

Конечно, такая фракция нужна! Нужна фракция, не зависящая от иностранных государств и спонсоров. Если говорить о существующих группировках, то все они обороняют сейчас одну провинцию Идлиб. Однако изначально мы подымали революцию не для защиты лишь Идлиба. Мы подымали революцию как целостный народ, у нас были цели, приоритеты, у нас была свобода выбора, мы не были вынуждены выбирать, под милость чьего кнута находиться: кнута Башара или кнута группировок. От этого, конечно же, нужно оберегать новую фракцию, если она будет сформирована. Если такая фракция будет основана, то она не должна опираться на помощь спонсоров и иностранных государств, потому что мы уже проходили это и поняли, что такие государства — враги для нас, особенно Турция. Когда мы подняли революцию в 2011 году, режим Асада рухнул со всеми опорами. Режим трещал по швам, и мы были в шаге от того, чтобы сформировать исламское правительство и Исламское Государство, не зависящее ни от каких заграничных сил.

Сформировать независимую фракцию — очень важная задача, которая должна была быть выполнена многие годы назад. Такая фракция нас бы защитила от банд Асада. Уже много лет назад нужно было заменить все эти группировки и покончить с зависимостью от иностранных государств. Немало правдивых и честных муджахидов прекратило джихад в Сирии именно по причине связи их группировок с заграничными спонсорами, с той же самой Турцией так, что Турция стала обеспечивать нам безопасность, Турция стала принимать решения, всё стало зависимым от Турции. Мы против подобного! Я раньше тоже был повстанцем, но я оставил джихад из-за этой причины. Второе, очень важное: необходимо хоть немного расширить кольцо окружения, в котором мы очутились. Мы окружены в Идлибе и теперь думаем только в плоскости защиты Идлиба. Почему мы так стали мыслить? Произошло это, конечно же, по причине попустительства группировок, из-за того, что они сидят на месте и не открывают фронтов сражений. Мы не хотим ограничиваться одним Идлибом. Мы не подымали революцию, чтобы засесть в Идлибе. Например, я — переселенец из Хомса. До сих пор есть целые группировки в Идлибе родом из Хомса, из Дераа, из Восточной Гуты, Дейр-эз-Зора и прочих регионов Сирии. Ин ша Аллах, мы решим эту проблему, найдётся достаточно честных молодых людей, в сердца которых войдёт эта идея.

Брат, сформировать такую фракцию требует уже сам народ! Все 100% народа требуют этого. Нет такого, чтобы, к примеру, только 1/5 часть народа желала этого… нет, весь народ требует сформировать такую фракцию. Все хотят видеть военную фракцию, не связанную со спонсорами, которая не станет учитывать различные красные линии, которая ударит по сирийскому побережью, ударит в логово режима. Весь народ требует этого. Не 20%, не 30, не 40, все 100% населения этого хотят.

Клянусь Аллахом, весь народ этого желает! Когда люди вышли на митинги в первый раз, то все хотели освободить Сирию, но, к сожалению, не все знали ясно, как этого достичь. Но сегодня формирования единой военной фракции требует весь народ. Нужно, чтобы искренние муджахиды сформировали единую группировку, не пользующуюся помощью от зарубежных спонсоров. Революция была поднята без помощи из-за рубежа, и тогда мы смогли освободить 80% территории страны, при этом практически не имея никакого вооружения. Почему? Потому что не зависели от решений спонсоров. Никто нам не давал оружия, взамен указывая, где и против кого его применять. Мы сами находили себе всё необходимое. Если ты идёшь за помощью к Турции, или к ОАЭ, или к Саудовской Аравии, даже получаешь от них зарплату, то это значит, что ты впадаешь в зависимость от их решений в будущем. Именно из-за этого мы все пострадали. Мы как народ нуждаемся в искренних муджахидах, которые объединятся в единую фракцию. Мы поможем им всеми силами. Клянусь Аллахом, все мы, включая женщин и детей, окажем им всестороннюю помощь ради спасения Ислама в Сирии! Мы не выступили ради того, чтобы контролировать лишь провинцию Идлиб и решать вопрос о Хан Шейхуне! Мы выступили для того, чтобы возвысить религию в целом! Ради этого мы пожертвуем всем, что имеем, и самими собой, но для этого сначала группировки должны выполнить наше требование, заключающееся в единстве их рядов. Весь народ ждёт от них этого.

Революция началась народной и более систематизированной, чем сегодня. Ин ша Аллах, она вернётся к этому правильному пути вновь. Вначале все мы были едины, все помогали друг другу и вместе атаковали режим. Мы ждём, что в будущем вновь станем такими же, когда избавимся от продажных лидеров группировок и от их иностранной помощи. Кто-то может сказать, что Турция лучше, но на самом деле она продаст нас точно так же, как продала Алеппо и прочие освобождённые районы, а лидеры группировок помогут ей в этом в своих личных интересах... А нам поможет лишь Аллах! Единственный выход — это сформировать новую, единую военную фракцию и отстраниться от помощи всех государств без исключения.

Это отличная идея! Если будет единая фракция, то народ поддержит её, ибо будет знать её основы и векторы направления. Проблема в том, что множество людей даже не знают, куда нынешние группировки их ведут и чего хотят. Мы слышим, что лидеры группировок решили говорить от имени всего сирийского народа, а вслед за ними — и Турция. Что они сделали для сирийцев, чтобы иметь право говорить от их имени? Они повинны в том, что людей убивают и изгоняют с их домов. Люди сегодня не могут себе даже позволить найти хлеб на пропитание.

Болезнь наша заключается в том, что раньше мы были сильными группировками, следующими приказам Аллаха Всемогущего! Мы не были такими, как сейчас, с нынешними лидерами. Что делают эти лидеры? Сидят на своих базах, словно так и нужно, понимаешь? Мы против такой пассивности.

 https://hizb-ut-tahrir.info/ar/index.php/dawahnews/syria/62346.html

Сирия

Коротко о революции в Сирии

Служба безопасности «ХТШ» арестовала Насира Шейха Абдульхая

Революция Сирии движется к своей цели, несмотря на угрозы ООН

Какую роль играет политическое руководство в военных победах?

Смех сквозь слёзы

Опрос мнений по поводу необходимости сформировать вооружённую фракцию, не связанную с иностранными государствами