Если вы обнаружили видео не активным, зайдите позже. Мы работаем над восстановлением. В последнее время участились удаления наших видео администрацией YouTube.

Детали Конституции. Выпуск 2 - «Исламская акыда — основа Конституции (ч.1)»

https://redirects.live/video/redirects/9862

«Детали Конституции: разница между Конституцией Ислама и искусственными конституциями»

2 Выпуск

Усама Сувейни и Ахмад Касас.​

Усама: мир вам, милость Аллаха и Его благословение, дороги братья и сёстры, зрители канала «Аль-Вакиа». Я приветствую вас на новом выпуске программы под названием «Детали Конституции: разница между Конституцией Ислама и искусственными конституциями». Вы можете следить за нашим выпуском на канале «Аль-Вакиа» на «Ютубе» и на одноимённой странице в «Фейсбуке». Просим вас принимать участие в программе и задавать вопросы. С нами на прямой связи будет устаз Ахмад аль-Касас из Ливана. Добро пожаловать, устаз Ахмад!

Ахмад: мир вам, милость Аллаха и Его благословение! Спасибо вам за приглашение!

Усама: и вам мир, милость Аллаха и Его благословение! Устаз Ахмад! Это уже второй выпуск нашей программы. Первый выпуск состоялся в виде вступления, поясняющего общие вопросы. Теперь же мы начнём непосредственно зачитывать и пояснять сам проект Конституции, предлагаемый партией «Хизб ут-Тахрир» для будущего государства Халифат. Начнём с первой статьи, которая гласит следующее: «Исламская доктрина (акыда) является основой государства. Ничто не может существовать в государственной структуре, форме правления, подотчётном органе или в любой другой сфере государственной деятельности, не основываясь на исламской акыде в качестве своего источника. Исламская акыда также является основой конституции и законов Шариата, так что недопустимо наличие чего-либо, имеющего отношение к ним, без того, чтобы оно не исходило из исламской акыды».

Подготавливаясь к этому выпуску, устаз Ахмад, Вы непременно ещё раз обнаружили, что данная статья несёт в себе множество идей. Мы, конечно же, постараемся раскрыть хотя бы некоторые из них, но ощущение, что этот выпуск будет долгим и его придётся разбить на две части, т.е. посвятить этой статье два выпуска, не покидают меня. Мой первый вопрос к Вам, устаз Ахмад, связан с определением того, что такое государство. Мы знаем, что самые разные организации и специалисты дали столь же разные определения этому слову, и каждое из них, соответственно, выражает их взгляды на данный термин. Кто-то дал определение «государству», исходя из законодательных взглядов, кто — из политических, кто-то — из исторических. В общем, было подсчитано более ста пятидесяти определений тому, что такое государство. Хотелось бы Вас спросить, устаз Ахмад: с какой точки зрения стоит давать определение слову «государство» и какие смыслы это определение должно в себе содержать?

Ахмад: бисмилляхи р-Рахмани р-Рахим! Мир и благословение Посланнику Аллаха, его семье, сподвижникам и всем, кто оказал ему помощь! Мир вам, милость Аллаха и Его благословение! Я приветствую вас, дорогие зрители, благодарю за внимание и прошу у Всевышнего Аллаха содействия в том, чтобы наша передача прошла в полной покорности Ему. Устаз Усама! Конечно же, определений слову «государство», как Вы сказали, действительно много, потому что они были даны, исходя из разных позиций. Самое известное определение, скажем так, «узаконенное», даёт очень простое определение слову «государство», считая, что это совокупность территории, народа и власти. Согласно современным положениям ООН, желающей навязать себя как структуру всему человечеству на международной арене, к вышеупомянутому определению добавляется ещё одно условие, а именно — что любое государство, дабы считаться таковым, должно иметь международное признание, другими словами — получить признание от ООН. Это т.н. «законное» определение — очень простое. Мы же считаем, что государство — это образование, воплощающее в жизнь культуру общества, управляющее делами людей посредством системы, выражающей культуру этого общества. Как я говорил ранее, все общества формируются на базе людей, обладающих одними идеями, настроениями и системами законов. Сейчас мы говорим именно о системах законов, которые должны быть реализованы в государстве, дабы иметь возможность управлять делами людей и систематизировать их взаимоотношения. Системы законов в основе должны выражать волю общества и его культуру, в связи с чем и говорят, что государство — это образование, исполняющее определённые понятия, убеждения и меры правил, согласно которым живёт некое общество.

Таким образом, государство — это образование, воплощающее в жизнь культуру общества, его взгляды и образ жизни, а образ жизни общества — это система идей, настроений и законов, по которым оно живёт и избирает для себя правителей, управляющих делами людей. Поэтому все заявления о том, что государство должно оставаться нейтральным в отношении культур, что оно не должно иметь некоей идентичности и что задача государства состоит лишь в том, чтобы защищать свободу общества — все эти заявления являются низкосортной глупостью, не имеющей и намёка на правильность. Любое государство ВСЕГДА выражает идентичность своего общества, потому что оно является образованием, реализующим на практике культурное просвещение общества, его образ жизни и меры правил, его понятия и убеждения, на базе которых это общество сформировалось.

Усама: хотелось бы остановиться у идеи «нейтральности государства» и обсудить её детальней. Не секрет, что после серии народных волнений и восстаний в арабоязычном регионе начали звучать лозунги о том, что государство не должно быть идеологическим, а должно быть прагматичным, стремящимся к реализации своих интересов... Кроме того, мы слышим, как некоторые мыслители, такие как доктор Масирий, говорят о том, что государство должно быть частично светским. Они говорят, что государство, его структуры и отделы не должны иметь идентичности и религиозности, а должны вести прагматичную политику, не обязательно неся при этом некую идеологию.

Ахмад: правда заключается в том, что подобные заявления о нужде выбора между идеологическим и прагматичным государством являются ещё одной ловушкой, установленной Западом, установленной современной западной культурой, господствующей в наших странах. Они говорят нам так: «Выбирайте между идеологическим государством или нейтральным, прагматичным государством». Такое предложение крайне обманчиво. Когда Запад смотрит на остальные режимы, то называет их идеологическими. Таким он называл коммунистическое государство и таким он сегодня называет проект будущего Исламского Государства. В то же время себя и свою систему он именует прагматичной, нейтральной, не несущей никакой идеологии. Но Запад лжёт. На самом деле государства, существующие сегодня на Западе, принудившие все остальные страны мира жить по западной системе, сами являются идеологическими. На Западе вообще нет неидеологических государств по той простой причине, что они претворяют системы законов, исходящих из их взгляда на жизнь. Каков взгляд на жизнь на Западе сегодня? Отделение религии от политики, от государства. Светскость сама по себе не нейтральна, потому что нейтралитет означает отсутствие взгляда на жизнь, а светскость — это уже взгляд на жизнь. Сами западные народы определяют светскость как взгляд на жизнь, который они приняли после того, как устранили власть Церкви над собой и приняли решение, что больше никто не может быть господином для человека, ни у кого нет верховенства над человеком, ни у Церкви, ни у религии, ни у Откровения Всевышнего, ни у законов Аллаха. Они приняли решение, что человек сам себе господин, сам себе придумывает законы, сам избирает правительство, которому передаёт законодательную власть и действия которого отражают тот образ жизни, который человек одобрил для себя. Вот так и появились демократические, капиталистические системы, посчитавшие, что задача государства состоит лишь в защите общественных свобод — всё это самая что ни на есть современная западная идеология. Государства, существующие сегодня на Западе и заставившие весь мир следовать своему примеру, однозначно являются идеологическими, ибо исповедуют светское мировоззрение, отделяющее религию от жизни, из которого берут начало сама капиталистическая система, демократическая система, общественные свободы и гражданские законы, выражающие тот образ жизни, которым довольны люди на Западе.

Позиционируя себя нейтральными государствами, они нагло лгут, потому что являются светскими, либеральными государствами, а такие государства сами по себе никак не могут быть нейтральными в отношении других идей. К сожалению, сегодня среди мусульман появились группы лиц, включая некоторых т.н. «исламистов», которые восприняли положительно такой подход и сказали: «У государства не может быть идентичности». В результате появилось даже целое правило, распространяемое сегодня в СМИ, согласно которому «государство — это недвижимая собственность», что оно вовсе не должно выражать волю народа. Граждане государства рассматриваются лишь как обитатели этого большого общежития. Во главе данного общежития стоят вахтёры и управляющие, содержащие в порядке общий дом. Эти управляющие не должны отличаться религиозной или идеологической идентичностью. Их задача состоит лишь в том, чтобы обеспечивать стабильность жизни в общежитии, вовремя подавать еду в столовой, чистить и убирать туалеты с коридорами, заниматься подачей воды, света, газа и т.д. Таким образом, государство, согласно их проекту, должно оставаться обычным большим объектом недвижимости. Это новый термин, который стал продвигаться в СМИ совсем недавно. Они говорят, что государство не должно иметь идентичность и что только посредством законодательных избираемых учреждений жители общежития решают, кого поставить над собой управляющим по тем правилам, которые изберут сами жители общежития. Потом желания людей могут измениться, и со временем они изберут новых управляющих и новые законы. Далее это может происходить снова и снова. Государство превращается в лабораторию для экспериментов для тех, кто желает воплотить в жизнь законы, которые они сами придумывают. Эта идея — глупейшая несуразица. Но, вместе с тем, западные государства сделали её частью своей культуры и не позволяют никому кроме капиталистов и либералов приходить к власти и тут же заявляют, что их государства нейтральны в адрес остальных идей.

Усама: как я Вас понял, есть те, кто готов согласиться с идеей нейтрального государства. Тогда я хочу Вас спросить: почему мы вообще противимся этой идее, будь то на уровне личности, или общества, или государства? Ведь эту идею предлагают как идеальную и здравую в основе. На что они опираются в этом?

Ахмад: в том-то и дело, что эта идея в основе своей нездорова. Если ты подвергнешь её тщательному анализу, то сразу заметишь, что она просто несостоятельна. Прежде чем думать, здравая эта идея или нет, ты увидишь, что она иллюзорна, она надумана, не существует в реальности. Нет и не было никогда во всём мире нейтрального государства. Что такое государство? Государство — это политическое образование, управляющее делами людей. Чем, спрашивается, осуществляется управление? Законами! Что мы возьмём за источник законов? Откуда их будем брать? И вот тут только лишь из-за того, что государство вынуждено будет что-то принять за источник законов, вы увидите, как оно сразу же обяжет своих граждан жить по определённым законам, и у тех появится определённый образ жизни. Где тут место нейтральности в адрес других идей? Нет ей никакого места. Только оттого, что государство скажет: «Мы будем править по таким-то законам», — которыми довольно общество или которыми государство хочет сделать общество довольным, после этого моментально не останется никакого места идее нейтральности. Это значит, что лозунг о «государстве, нейтральном ко всем идеям» — ложь, используемая современными секуляристами для украшения образа светского государства, модель которого они хотят нам навязать и тем самым оттолкнуть нас от проекта Исламского Государства.

Усама: я позволю себе к сказанному вами дополнить, что Америка — страна, считающаяся авангардом светской модели общества — отвергает на законном уровне преподавание теории разумного замысла создания Вселенной, потому что эта теория противоречит нынешней образовательной программе в США, базирующейся на теории дарвинизма. Кроме того, западная цивилизация на законном уровне требует, чтобы браки между людьми были гражданскими. Соответственно, бракосочетание «никах», узаконенное у мусульман, на Западе законным не признаётся. Даже исламский метод убоя животных в некоторых западных странах недопустим. Я уже не говорю о запретах азана и женском одеянии мусульманок. Все эти примеры ярко свидетельствуют об отсутствии у них нейтрального отношения к другим взглядам. Теперь можно перейти к самой статье, которую мы зачитали в начале. Я заранее открыл конституции некоторых арабских государств и решил сравнить с нашей. Допустим, в первой статье конституции Иордании, по которой можно судить и о прочих статьях этой конституции, пишется следующее: «Хашимитское Иорданское Королевство является независимым арабским государством, имеющим собственный суверенитет. Его территории неотделимы друг от друга. Ничто из его владений не может быть отторгнуто. Иорданский народ является частью арабской уммы. Система правления — наследственная». Подобным же образом составлена первая статья конституции Египта. Теперь, устаз Ахмад, вернёмся к нашей первой статье. Раз она — первая, то, значит, основная. Вопрос такой: насколько влиятельной будет данная первая статья для будущего Исламского Государства, ин ша Аллах? Будет ли она формировать облик всей Конституции подобно тому, как первые статьи других государств формируют облик их конституций?

Ахмад: позвольте, я сначала лучше скажу, что эта статья отвергает. В первую очередь эта статья говорит, что Исламское Государство не базируется на основе принадлежности к общей земле, или общей расе, или общей национальности, или одной правящей семье и прочему подобному. Это государство базируется на исламской акыде и поэтому является государством Исламской Уммы, на какие бы огромные географические просторы она ни раскинулась, как бы она ни расширилась, носители каких бы языков и расовых отличий в её состав ни входили. Исламское Государство, установленное на базе исламской акыды, представляет Исламскую Умму на международной арене. Вместе с тем — как мы поясним в будущем — Исламское Государство будет защищать немусульман, будет заботиться об их делах и будет претворять над ними систему Ислама, как и над всеми остальными людьми, позволяя им исповедовать и практиковать их религию. Таким образом, идентичность Исламского Государства очерчивается исламской акыдой. Мы сразу это обозначили, дабы все поняли, что это государство не будет национальным, не будет патриотичным и не будет расовым. Первая статья проекта Конституции полностью обозначает идентичность будущего Халифата. Когда мы говорим, что Исламское Государство базируется на исламской акыде, то сразу понимаем, что эта акыда предоставляет нам всестороннее и полноценное понимание того, кто такой человек, что такое жизнь и Вселенная, что было до них и что будет после них, а также как это всё связано между собой. Значит, Ислам — это идеология, т.е. он имеет полноценную идею для жизни. Кроме того, из исламской акыды исходят столь же полноценные системы законов, упорядочивающие все поступки человека и его отношения с Создателем, с самим собой и с другими людьми.

Поэтому, объявляя, что Исламское Государство будет основано на исламской акыде, мы имеем виду то, что исламская акыда является причиной появления данного государства с его корнями, а также означает, что система, претворяемая государством, которая, помимо прочего, сама же структурирует его, придаёт этому государству свой облик, формирует его структуры и законы, — эта система является системой Ислама, т.е. исламским Шариатом. Когда мы в первой статье говорим, что исламская акыда является основой Исламского Государства, то имеем в виду, что в этом государстве, в его системе, в его политике, в его взгляде на мир, в его методе управления делами людей, в его взаимоотношениях с другими государствами не может быть ничего, что противоречит акыде Ислама. Всё, на чём базируется Исламское Государство, либо должно исходить из исламской акыды, либо должно быть на ней возведено. Ничто в структурах Исламского Государства не должно противоречить Исламу. Нельзя допускать обратное ни в коем случае! Соответственно, если Исламское Государство будет функционировать по всем своим правилам, то в нём просто не будет места национализму, разделяющему людей по их этническим различиям, не будет места патриотизму, разделяющему людей по географическим и региональным признакам. В Исламском Государстве не будет другой системы образования, посторонних образовательных программ, кроме исламских, направленных на воспитание исламских личностей. Задача этого государства будет состоять том, чтобы воплотить в реальность модель исламской жизни и установить исламскую цивилизацию, в которой люди будут жить полностью по Исламу и смогут полноценным образом нести послание Ислама всему остальному миру.

Усама: устаз Ахмад! Однако вот уже 3-4-5 поколений, а где-то и больше, мусульмане не видели Исламского Государства и не жили в нём. Современным мусульманам сложно даже представить государство, построенное на акыде Ислама. Почему мы не можем найти компромиссное решение и последовать примеру конституций Иордании, Египта, Кувейта и прочих современных арабских государств, в которых прописано, что географическая и национальная особенность страны формирует её идентичность, Исламский Шариат — лишь один из источников законодательства, а Ислам — религия государства, в котором проводятся исламские праздники и т.д.? Почему бы Халифату не обозначиться в определённых географических границах, как Иордания, Египет и Ливан, и не заняться сбережением внешних проявлений религии государства? Может быть, таким образом Исламское Государство сможет противостоять современной тирании в исламских землях? Некоторые люди вообще считают Халифат утопией. Они говорят, что «времена империй прошли, как и прошли времена огромного Халифата, вбиравшего в себя миллионы мусульман... так давайте же начнём с того, что соответствует реальности!».

Ахмад: позвольте мне вначале опровергнуть первый лозунг, который объявили современные государства, сказав, что их религией является Ислам. Посредством статьи их конституций, в которой они говорят, что Ислам является религией этих государств, они обманывают людей, считающих в связи с этим свои государства исламскими. Но истина полностью противоположна. В этой статье они имеют в виду, что в делах, связанных с религией, эти государства избирают Ислам, а в делах, не связанных с религией — вот вам и акыда секуляризма, отделяющая религию от политики — в делах не связанных с религией, как, например, в законодательстве, Ислам либо устранён напрочь, либо занимает второстепенное значение. Они говорят так: источниками законов в нашем государстве является то-то, то-то и Шариат, т.е. Шариат у них — лишь один из источников законодательства. Что тогда остаётся религии? Религии они оставляют лишь праздники, какие-то внешние лозунги и прочее. Только с этой стороны они выглядят как более-менее исламские государства. В основе это светские государства, отделяющие религию от жизни, которые говорят: «Во всём, что связано с религией, наша религия — Ислам». К сравнению, аналогично ведут себя некоторые современные европейские государства, тоже позиционирующие себя светскими государствами, отделяющими религию от жизни. Теперь отвечу на второй вопрос: почему мы не можем оставаться региональным государством в рамках неких географических границ, мол, ведь уже прошли времена империй. Так сегодня говорят некоторые журналисты и писатели, желающие видеть некий «современный» исламский проект, способный ужиться с существующими международными условиями. Они говорят: «Времена империй прошли. Ранее мусульмане создавали империи, следуя общемировым тенденциям и принимая их за образец для подражания. Так, существовала Византийская Империя, Персидская Империя, и мусульмане решили тоже себе установить исламскую империю и назвали её Халифатом». Т.е. они считают, что мусульмане сами изобрели систему Халифата, систему, которая изначально вовсе не является исламской — так они говорят. Этим они полностью противоречат реальности. Заявления о том, что времена империй прошли — самая ярая ложь! Мы по сей день вот уже сколько десятков лет живём под властью империй! Кто главенствует сегодня в мире и навязывает повестку дня мелким государствам, если не современные империи? Сегодня существует американская империя, до относительно недавних пор существовала советская империя, самая крупная часть которой под названием Россия до сих пор пытается вернуть себе былую мощь. На востоке раскинулись две огромные империи, в каждой из которых проживает больше миллиарда человек, это Индия и Китай. Перечисленные государства сегодня разделяют между собой влияние и господство во всём мире. Величайшее влияние принадлежит империи под названием США, за которой следуют остальные империи. Не стоит забывать о европейцах, на территории которых до Второй мировой войны существовали две мощнейшие мировые империи: Британия и Франция. С тех пор, как эти две старые империи утратили свою силу и мощь, вся Европа никак не может собраться с силами, из-за чего европейские государства решили сделать между собой некий альянс, названный ЕС. Некоторые политические силы ЕС сами признают, что Европа не сможет вернуть себе былой статус, пока не объединится в одно государство, как это сделали США, но европейцам для этого мешает сильный националистический фактор. В целом сегодня именно империи доминируют в мире. Возьмите тот же Китай — это государство, сформированное на базе более миллиардного населения. Аналогично и в Индии проживает более миллиарда людей. В США тоже проживают сотни миллионов людей. И вот когда эти огромные империи правят в мире, навязывают повестку дня всем остальным мелким государствам, приходят некие умники и говорят: «В наше время империи не могут существовать!». Остаётся лишь удивляться тому, как они противоречат объективной реальности, лгут, а затем верят в свою же ложь сами. Истина же заключается в том, что если некие народы согласны ограничить себя в политических границах мелких государств, то тем самым они признают, что согласны оставаться под влиянием крупных империй, ибо не желают создавать свою империю, которая бы конкурировала с существующими. Самая главная проблема Исламской Уммы сегодня состоит в том, что она раздроблена и разделена, а в современном мире мелкие государства не в состоянии противостоять крупным державам и бороться с ними, жить свободными от влияния международной системы. Соответственно, Исламская Умма не сможет вернуть себе утраченную независимость и стать суверенной, пока не обретёт политический проект, который превысит её региональные и национальные границы. Значит, у неё нет другого выбора ни с точки зрения выполнения её исламских обязанностей, ни с точки зрения требований самой реальности, которая твердит, что Умма никогда не сможет выйти из-под влияния крупных держав, пока не соберётся вновь в единое государство и не соберёт достаточно крупные силы, которые защитят её от гегемонии Запада (и вообще гегемонии какого угодно государства). Об этом сказал Всевышний: «...не препирайтесь, а не то вы падёте духом и лишитесь сил...» (8:46). Кроме того, Исламская Умма — это единая Умма, и не дозволено делить её политическими границами или конституциями, выдуманными для нас Западом. Мы прекрасно знаем, каким правилом руководствуется Запад с древних времён: «Разделяй и властвуй». Он разделил нас на мелкие государства, для каждого из которых нарисовал границы, разработал для них новые идентичности, конституции, флаги, национальные гимны, и вот сегодня появляются т.н. «современные исламисты», пытающиеся найти в Исламе оправдание тому преступлению, которое совершил Запад против нас.

Усама: я хочу напомнить нашим зрителям, братьям и сёстрам, что они могут принять участие в нашем разговоре, задавая вопросы во время проведения прямой трансляции на нашем канале на «Ютубе» и на странице в «Фейсбуке».

Устаз Ахмад! Совсем недавно, по неведомым мне причинам, султан Брунея заявил о желании применить некоторые законы Шариата в уголовном кодексе страны, за что был подвергнут сильнейшей критике из-за рубежа со стороны различных государств, организаций и публичных деятелей. Теперь посмотрим, что мы имеем на данный момент. Начиная с Вестфальской конференции, проведённой в 1648 г., западный мир утверждает идею главенства союза национальных государств. В современном мире межгосударственные границы тверды и не изменяются столь интенсивно, как раньше. Вы говорите, что Исламское Государство обязательно будет и что оно будет особенным во всём: в своей экономике, в своей природе и т.д., другими словами, оно будет разрушать действующую международную систему, противореча ей во всём. Можно ли поверить в то, что такое действительно возможно в современных условиях? Это — мечты, или есть инструменты, посредством которых это можно воплотить в жизнь?

Ахмад: правда заключается в том, что основатели и деятели крупнейших политических проектов, исходящих из столь же крупных мировоззрений, обладающих своим уникальным взглядом на жизнь, не занимались выработкой такой политики, которая бы соответствовала существующей на тот момент местной, региональной или международной ситуации. В противном случае они бы сидели в своих домах, оставались каждый сам по себе и говорили бы: «Такова обстановка, давайте с ней мириться. Зачем что-то менять?». Однако посмотрите на Великую французскую революцию, которой так гордятся европейцы. Ведь она перевернула весь западный мир! Да, тому были предпосылки, такие как упомянутая вами Вестфальская конференция. Эти предпосылки тлели долго и длились поколениями. Но если бы основатели светского образа жизни изначально говорили: «Давайте смиримся с ситуацией и будем сосуществовать с ней», — то Запад никогда бы не пришёл к установлению новой цивилизации, покончившей, наконец, с цивилизацией Средних веков.

Ислам, который является источником нашего мышления и нашей идентичности, начался с одного человека в Мекке, установившего затем государство в одном городе под названием Медина. Но с какой целью? С целью изменить облик всего мира! Так и произошло. Из маленькой Медины Исламское Государство разрослось на весь Аравийский полуостров. Потом методом завоеваний и призыва к Исламу это государство расширилось и достигло Китая на Востоке и Атлантического океана на Западе. Значит, Ислам пришёл, чтобы изменить облик всего мира, а не для того, чтобы сосуществовать с системой, навязанной кем-то другим. Ислам пришёл, чтобы дать всем людям совершенно иной образ жизни, нежели тот, что у них есть. Поэтому когда кто-то приходит и говорит, что такова ситуация нынче, таковы обстоятельства, к которым пришёл весь мир, и мы не можем ничего изменить, тот полагает, будто бы человечество естественным путём пришло к современной реальности, хотя это не так. Сегодня мир живёт под властью западной системы, отделяющей религию от жизни. Западная цивилизация главенствует над миром. Ислам пришёл не для того, чтобы исправить некоторые второстепенные проблемы, которыми живут люди, и оставить нерешёнными основные проблемы. Нет! Ислам пришёл, чтобы полностью поменять весь образ жизни всего человечества. Ислам позиционирует себя как пример, по которому все люди на свете должны жить и согласно которому должна строиться международная система.

Перед мусульманами стоит задача, исполнение которой не должно останавливаться, и состоит она в том, чтобы нести Ислам в мир, чтобы страны переходили из Дар уль-куфр в Дар уль-Ислям, чтобы они становились странами, в которых правит Ислам и безопасность которых обеспечивается вооружёнными силами мусульман. Иначе просто невозможно, чтобы исламская цивилизация изменила международную ситуацию. Вот она, задача Ислама, вот ради чего пришёл Ислам, а не ради того, чтобы смириться с диктатом иностранных государств, навязавших свои порядки всему миру. Без такого проекта мусульмане никогда не станут свободными от влияния извне. Пример, который Вы, устаз Усама, упомянули о том, как султан маленького Брунея решил претворить некоторые считаные законы Шариата, и против него за это встал весь мир, этот пример наглядно демонстрирует то, что пока ты не освободишься от влияния международной системы, то не будешь иметь свободной политической воли, тебе элементарно не позволят жить так, как ты хочешь. А все эти разглагольствования о том, что посредством выборов всякий желающий может прийти к власти, и международная система это позволит — это наглая и беспринципная ложь. Стоит прийти к власти человеку, неугодному международной системе, и она сразу же объявляет его вне закона и приказывает свергнуть его. Наивен тот, кто считает, что сможет править государством тем методом, каким желают мусульмане, и при этом он будет слушаться международную систему и выполнять её требования.

Усама: в контексте сказанного Вами, устаз Ахмад, я вспомнил историю, которая, может быть, воплощает те коренные исламские изменения, о которых Вы говорите. Я вспоминаю историю о том, как небольшая группа ансаров прибыла к Пророку ﷺ в ущелье Акабы присягнуть ему на верность. В тот день у Пророка ﷺ не было тех материальных сил, которые появились в будущем. В тот день кто-то сказал: «Вы понимаете, на что вы присягаете ему? Вы присягаете ему на том, что будете сражаться против красных и чёрных людей!». Представьте, как глубоко они понимали то, на что идут, при том, что их было крайне малое количество людей! Посмотрите, на какую далёкую перспективу они оценивали своё решение и выбор, понимая, что в будущем им придётся сражаться на все стороны против всех: и красных, и чёрных. Конкретно под «красными людьми» в те времена подразумевали римлян, т.е. византийцев, потому что Ислам, естественно, должен будет расшириться и на их земли…

Устаз Ахмад! Вы много говорили об акыде, идеологии и т.п. Но сегодня мы как Умма в большинстве своём живём на территории пятидесяти государств. Некоторые из них совсем малы, другие несколько крупней. Все они национальные. Как сильно влияет Ислам и вообще идеология на государство? Насколько сильна должна быть идеология, чтобы основать на ней целое государство? Приведите, пожалуйста, примеры.

Ахмад: известно, дорогой брат, что человек живёт и принимает решения в соответствии со своими понятиями. Идеи, в которые он верит и на основе которых он принимает решения, очерчивают для него образ жизни. Мусульмане создают государство на основе исламской акыды по той причине, что сами исповедуют Ислам, который учит их своим понятиям, согласно которым и живёт государство. Понятия Ислама оказались настолько сильны, что смогли преодолеть все преграды, разделявшие до этого людей и отдалявшие их друг от друга. История Ислама свидетельствует о том, что сила исламских идей смогла выработать одинаковый образ жизни для людей, живших до этого в самых разных регионах, происходивших из самых разных народов, говоривших на самых разных языках, относившихся к самым разным расам, живших ранее под властью самых разных законов и под влиянием самых разных культур, среди которых были даже самые дичайшие. До этого они убивали друг друга только из-за расовых, национальных и племенных различий, а потом все они — белые, красные, чёрные, жёлтые — все вдруг стали единой Уммой, т.е. единой политической нацией, с одинаковым образом жизни, с одинаковым образом мышления, выдающими замуж друг другу своих дочерей, не имеющих больше между собой границ до такой степени, что некоторые земли мусульман со временем вообще утратили всякое расовое отличие, существовавшее ранее. Посмотрите на жителей Шама, на жителей Ирака, на жителей Египта. Вы обнаружите там самых разных людей и не сможете точно сказать, к какой расе они относятся. Каких только цветов и форм строения тела тут нет! И все они до недавних пор жили, ощущая себя одним обществом. Этот наглядный факт подтверждает, что исламская акыда пригодна быть основой государства, основой общества, основой цивилизации, основой законодательства и т.д.

В то же время современная светская акыда, отделяющая жизнь от религии, несмотря на то, что является идеологией, из которой происходит комплексная система законов и столь же комплексный взгляд на жизнь, не может добиться подобных результатов. Это доказывает различие между идейной силой Ислама, истинной религией, соответствующей фитре человека и убеждающей его разум, и между силой западной светской акыды, отделяющей жизнь от религии и не способной сплачивать людей в достаточно монолитную нацию. Мы видим, как целиком светские французы, немцы, итальянцы и прочие, особенно либерально настроенные выходцы из этих народов, пытались и пытаются стать единой европейской нацией, хотя бы такого уровня, какого достигли американцы. Европейские либералы долгое время пытались выйти на уровень американцев и устранить между собой преграды и национальные различия, но в последние годы стало ясно, что националистический фактор берёт верх, в европейских странах националисты приходят к власти там и тут, явные расисты приходят в парламенты, и ЕС распадается, чему первой ласточкой стал выход Британии большинством голосов населения. Почему так происходит? Потому что идея западного либерализма, идея, отделяющая религию от жизни, не может дать человеку ответа на все вопросы и, соответственно, полностью влиять на его поведение. В то же время Исламская Умма веками своей истории практическим образом доказала способность полностью сводить на нет национализм. Взгляните, кто приходил к власти в Умме: правителями были арабы, турки, персы, курды, берберы, выходцы из различных народов. Этот исторический факт доказывает, что Исламская Умма возводила своё государство только на основе исламской акыды и ни на чём постороннем, в отличие от тех проектов, которые враги Уммы навязывают ей. Все эти проекты искусственны. Пусть никто не считает, что европейцы возвели все эти мелкие государства на землях Исламской Уммы по своему примеру. Если бы европейцы хотели возвести у нас национальные государства даже хотя бы по европейскому образцу, то не стали бы делить арабов на 20 государств — арабов, говорящих на одном языке. Они бы не стали делить и без того небольшой Шам на четыре ещё более мелких государства, жителей которых вообще ничего не различает между собой ни географически, ни со стороны языка, никак вообще. Разделяя нас по национальному, расовому, географическому и прочим различиям даже там, где их нет, Запад преследует лишь одно — лишить нас единства, лишить нас сил, стравить нас между собой и удержать над нами свой контроль.

Усама: возможно, это, устаз Ахмад, и объясняет то сильное давление, которое оказывают сверхдержавы на государства регионального значения, такие как Египет, поддерживая его правящий режим, сменяя время от времени агентов у власти, израсходовавших свой кредит доверия в народе. Вспоминаются слова Трампа, который однажды сказал: «Если бы не помощь Америки, то рухнул бы режим Саудовской Аравии». Человек, не посвящённый в тонкости происходящего, будет удивляться тому, как могут государства нашего региона содрогаться при любых малейших потрясениях. Возможно, в этом и кроется причина: причина в слабой основе, на которой эти государства были возведены.

Ахмад: да. Я могу привести другой пример. Взгляните на происходящее сегодня в Тунисе. Демократические выборы, которые они продвигают, привели к власти человека, не несущего исламского политического проекта, но в то же время не несущего и западного просвещения, как они хотели. Итог, полученный стрекулистами, их не особо устраивает, и теперь звучат призывы об отмене результатов выборов, что может привести снова к приходу военных к власти. Этот и другие примеры демонстрируют ложь о нейтральном демократическом государстве. Не может человек прийти к власти, какую бы идею он ни исповедовал, если народ его поддержит. Это обман! Международная система никогда этого не позволит. Тот, кто держит в своих руках гегемонию и власть, решения того и будут исполняться. Аллах Всевышний сказал в Коране:

«Если бы Аллах не сдерживал одних людей посредством других, то земля пришла бы в расстройство» (2:251).

Ты не можешь заставить других уважать свой образ жизни, ты не можешь заставить других признать за тобой право жить так, как ты хочешь, если ты просишь у них на это разрешения!!! Пусть никто не считает, что международная система будет смотреть сквозь пальцы на то, как политический Ислам приходит к власти в каком-то слабом и ограниченном регионе. Пусть никто не считает, что у него получится привести Ислам к правлению, не имея для этого ни достаточных сил, ни достаточных территорий для жизненного пространства, ни возможностей для самозащиты. Это значит, что в современном исламском мире не может быть реализован проект, не готовый и не желающий нарушить границы нынешних регионально-национальных государств. Таким проектом у нас может быть только один, а именно — проект Праведного Халифата, государства Исламской Уммы.

Усама: устаз Ахмад! У меня ещё осталось в списке несколько вопросов, которые бы я тоже хотел с Вами обсудить, но из-за ограниченного формата встречи я вынужден их отложить до следующего раза. Сейчас же я зачитаю вопросы, поступившие к нам от уважаемых зрителей…

Итак, первый вопрос от брата Саммаля, который пишет следующее:

— «Благослови вас Аллах! Искусственные конституции ограничиваются границами государства и поясняют, где эти границы оканчиваются во всех направлениях. Будет ли в Конституции Исламского Государства нечто подобное?».

Ахмад: я уже говорил, что Исламское Государство не будет скованным определёнными географическими границами. Это государство всей Исламской Уммы, а значит, оно, естественно, будет стремиться вобрать в себя всю Исламскую Умму, если не сразу, так со временем. Исламское Государство не станет себя ограничивать рамками определённых территорий, потому что, во-первых, является государством всех мусульман, а во-вторых, сама идеология Ислама не позволяет этому государству оставаться даже в границах проживания Исламской Уммы, потому что призвание Исламского Государства состоит в том, чтобы завоевать весь мир и донести таким образом послание Ислама всему человечеству. Не будет у Исламского Государства т.н. «политических границ». Кстати, хочу сказать, что сегодня тоже не все государства определяют в своих конституциях незыблемые границы. Самым близким для нас примером является оккупационное государственное образование под названием «Израиль» — в его конституции не прописаны границы, потому что иудеи в принципе не хотят ограничивать себя в какими-то рамками.

Усама: возможно, мы изучим этот вопрос более детально, когда будем рассматривать такие понятия, как «Дар уль-Ислям» и «гражданство», если так можно выразиться. Хороший вопрос поступил от Ахмада Каббаса:

— «Какая разница между тем, что мы скажем «Государство, основанием которого является Ислам» и «Государство, инстанцией которого является Коран и Сунна»?». Я хочу добавить к этому вопросу ещё один от себя и спросить:

— «Какая разница между тем, о чём сказано в вопросе, и тем, как мы скажем, что «Основным источником законов государства является Шариат»?

Ахмад: да, сегодня мы сталкиваемся с новыми терминами и новыми лозунгами, в числе которых есть такой, который гласит так: «Мы хотим светское государство, инстанцией которого является Ислам». Этот и ему подобные лозунги — на самом деле из той же пьесы про нейтральное государство. Сторонники данной идеи оправдывают свои действия так: «Если мы добьёмся власти...» — т.е. если сторонники такого т.н. «исламского проекта» получат власть — «...то сделаем Ислам инстанцией законов», — т.е. сделают Коран и Сунну инстанцией. Они говорят: «Система у государства — демократическая, нейтральная, избирательная. Если мы придём к власти, то сделаем Коран и Сунну законодательной инстанцией. Соответственно, если другие придут к власти — капиталисты, коммунисты и прочие — то они изберут свою инстанцию». Своими словами они подтверждают, что в демократическом государстве главенство народа стоит выше главенства Шариата, ибо народ имеет право привести к власти кого угодно: хочет — коммунистов, хочет — либералов, хочет — т.н. «исламистов», хочет — националистов и т.д. Такая концепция, конечно же, крайне далека от правильного понимания об Исламском Государстве.

Слова же о том, что Шариат является лишь одним из источников законодательства, являются открытым заявлением о том, что допускается и другое законодательство наравне с Шариатом (и даже выше его). Этим они говорят следующее: «Мы сами выбираем законодательство. Если нам понравится что-то из Ислама, то мы примем это. Если же нам понравится что-то из искусственных законодательств, то примем и это. Если нам понравится что-то из различных обычаев и традиций, то мы примем это. Мы установим законы на тех основаниях, которые нам нравятся». Этим самым они снова-таки ставят господство народа выше господства Шариата. Народ они признают обладателем права последнего решения, и если народу нравится Шариат Аллаха, то он его претворяет, а если нет, то нет. Подобное поведение людей и подобное отношение к Шариату Аллаха совершенно недопустимо в Исламском Государстве, потому что Всевышний сказал в Коране: «Для верующего мужчины и верующей женщины нет выбора при принятии ими решения, если Аллах и Его Посланник уже приняли решение» (33:36). Более того, Ислам определяет, что если на территории Исламского Государство претворился хоть один неисламский закон, то правитель и его администрация теряют легитимность власти. Когда Посланник Аллаха ﷺ оповестил мусульман о том, что будут правители, нарушающие требования Шариата и совершающие грехи, то запретил им восставать против них с оружием в руках, кроме как в случае, если правители совершают акты явного неверия, на которые найдутся твёрдые доказательства, т.е. против правителей нельзя поднимать вооружённое восстание до тех пор, пока они не введут неисламский закон. В другом хадисе говорится, что нельзя восставать с оружием до тех пор, пока правитель правит по Корану, т.е. до тех пор, пока он руководит согласно Корану. Но если правитель введёт хоть один неисламский закон, то тут же он теряет легитимность, и вся Умма обязана восстать против него с оружием в руках и вернуть главенство Исламу в том чистом виде, в каком оно было изначально. В Исламе есть только два источника законов, и не более того: это Коран и Сунна, а затем то, на что эти два источника указывают. Кроме этого, для Исламского Государства нет больше никакого иного источника законов, никакого иного источника, кроме Откровения, ниспосланного Пророку Мухаммаду ﷺ.

Усама: к нам поступил ряд вопросов со смыслами, похожими на те, которые уже прозвучали. Но вот один оригинальный: Абу Иса Шимьяри спрашивает:

— «Как будущее государство Халифат поведёт себя в адрес тех, кто исповедует различные мировоззрения, относя себя к Исламу, такие как шиизм, суфизм и т.д., при том, что сторонники таких мировоззрений противоречат мировоззрению, к которому будет призывать Халифат?».

Я думаю, ответ на вопрос брата нуждается в целом отдельном видео, но сейчас устаз Ахмад, прошу Вас дать на него краткий ответ, т.к. время нашего эфира подходит к концу.

Ахмад: я попытаюсь ответить кратко. Мы не строим своё отношение к людям по принципу названий, которые они носят. Кто официально объявит себя мусульманином, того таким мы и будем считать. Если затем он проявит нечто, категорично противоречащее акыде Ислама, то будет осуждён. Его призовут к ответственности в судебном порядке, с ним будут говорить, объяснят ему его заблуждение и приведут доказательства, обоснуют, что его акыда категорично противоречит акыде Ислама, т.е. государство будет вести себя с ним так, как положено с муртадом, и к нему будут применены законы вероотступничества, детально изложенные в законах Шариата. Но изначально при взаимодействии с человеком мы не будем принимать в расчёт то, как он себя называет: шиит, имамит, суфий, а будем относиться к тому так, как он себя объявит: мусульманином или нет. Если объявит себя мусульманином — будем считать его мусульманином. А если уже затем выявит в своей акыде нечто, что категорично противоречит акыде Ислама, как, например, кого-то кроме Аллаха посчитает богом, или публично заявит о том, что твёрдо известный фард Ислама не является фардом, то будет осуждён именно за этот конкретный поступок, а не за то, как называется некий мазхаб, к которому он себя причисляет, наподобие суфизма, шиизма, имамизма, ашаризма, мутазилизма и т.д. Мы будем вести себя с ним согласно его конкретным словам и поступкам, а не по общим названиям неких мазхабов.

Усама: прекрасно сказано! Последний вопрос от Абд аль-Азиза Меййза:

— «Является ли государство Халифат гражданским государством?». К этому вопросу я хочу добавить и свой:

— «Является ли Халифат религиозным государством?».

Ахмад: сразу нужно сказать, что эти термины не несут в себе лексического значения, а значит, пытаясь выстроить к ним правильное отношение, не нужно искать в толковых словарях слова «религия» и «гражданин», потому что неправильно будет опираться на лексическое значение этих слов. Это термины, а не просто слова. Это термины, и они современные. Термин «религиозное государство» относится к государству, правитель которого считает себя уполномоченным во власти напрямую от Бога, т.е. считает себя помазанником божьим, а значит, считает, что ни у кого нет права соперничать с ним за власть. «Религиозное государство» — это государство священнослужителей, государство Церкви, государство, власть в котором позиционирует себя напрямую назначенной Богом. В Исламе нет такого явления. Исламское Государство правит по законам Шариата, но его правитель не уполномочен во власти от Аллаха, а уполномочен Уммой, и он приходит к власти только после того, как Умма ему присягнёт. Умма же призывает его к отчёту за проделанную работу. Соответственно, Исламское Государство — это человеческое государство, а не божественное, и к нему не может быть применён термин «религиозное государство». Кроме того, в Халифате нет и таких понятий, как «религиозные институты», «духовные институты», «духовенство», нет у нас аналога епископов, которые бы правили Халифатом. Все эти термины чужды для нас... Ну а термин «гражданское государство», соответственно, на Западе появился после того, как был произведён переворот против режима «религиозного государства» и религия была отделена от государства. Термин «гражданское государство» означает, по сути, «светское государство». Государство в Исламе называется исламским, а не религиозным и не гражданским.

Усама: мы благодарим Вас, устаз Ахмад, за ответы. Благодарим наших дорогих зрителей за то, что оставались с нами. Я — Усама Сувейни из Кувейта, тоже лично от себя выражаю Вам благодарность. До скорых встреч в новых выпусках нашей программы. Мир вам, милость Аллаха и Его благословение!

 На арабском https://www.youtube.com/playlist?list=PLf3NJcL2OMHyqQrTe0ng7iL4EN5KFUshu

Разное

Революция в Сирии движется к своей цели. Предатели и заговорщики ничем не навредят ей

Нормализация отношений с Асадом — это соучастие с ним в преступлениях

Несправедливые решения иорданского режима в отношении Хизб ут-Тахрир — это попытка устрашения и подавления

Турция призывает к примирению между оппозицией и преступным режимом

Хизб ут-Тахрир направил письмо ассоциации палестинских адвокатов и призвал их противостоять узурпации власти

Убийство члена Хизб ут-Тахрир в Афганистане