Капиталистическая мабда (идеология). Урок 42-й по книге «Система Ислама»

На YouTube https://redirects.live/video/redirects/11686

Возникновение идеологии об отделении религии от жизни

Представлено: Ахмедом Аль-Касасом.

Член Хизб ут-Тахрир / Вилаят Ливан

Понедельник, 25 шавваля 1439 года хиджры, что соответствует 9 июля 2018 года.

Капиталистическая мабда (идеология) возникла в то время, когда в Европе и России императоры и цари использовали религию как орудие эксплуатации и угнетения народов. Духовенство же использовалось ими как прикрытие для этих дел. В результате этого возникла непримиримая борьба, во время которой появились такие философы и мыслители, которые вообще стали отрицать религию. Другие, хотя и признавали религию, но призывали к её отделению от жизни. В итоге большинство философов и мыслителей стало сторонниками одной идеи — идеи отделения религии от жизни. А затем это естественным образом привело к отделению религии от государства. В отношении же спорного вопроса о том, нужно ли отвергать или признавать религию, они решили не обсуждать это и с признанием идеи отделения религии от жизни поставили положили конец всяким спорам. Эта идея стала компромиссом между духовенством, желающим подчинить себе всё под именем религии, и философами и мыслителями, отрицающими религию и власть духовенства. Эта идея не отвергла религию и не оставила для неё влияния на жизнь, а просто отделила её от жизни. Акыдой, которую принял весь Запад, стала идея отделения религии от жизни. Эта акыда стала идейным фундаментом, на котором строятся все мысли, определяется идейная направленность человека и его точка зрения на жизнь; на её основе решаются все проблемы жизни. Эта акыда — идейное руководство, которое распространяет Запад, призывая к нему весь мир.

Мир вам, милость Аллаха и Его благословение! Добро пожаловать, дорогие братья, на новый выпуск программы «Халакат в прямом эфире». Мы продолжаем серию лекций под названием «Идейное руководство в Исламе». В прошлых выпусках мы обговаривали вопрос развития и определили этот термин как идейное возвышение, возникающее у человека после того, как он обретает всестороннее представление о жизни, Вселенной и людях вокруг него, после чего из этого представления он получает систему законов на все случаи жизни — как для себя, так и для общества и государства. Теперь же пришло время поговорить об идеологии, господствующей сегодня в мире, об идеологии, из которой произошла современная западная культура. Эта идеология называется капитализмом. Некоторые называют её либерализмом. Она исходит из мировоззрения (акыды) светскости, заключающейся в отделении религии от жизни. На этом мировоззрении западные государства воздвигли свою культуру и законы, после чего экспортировали нам всё это и заставили нас жить согласно их законам, исходящим из их мировоззрения, принуждая нас следовать их примеру и менять исламское мировоззрение на светское, дабы в итоге жизнь в исламских землях перестала основываться на Исламе, как бы эта ситуация ни противоречила Исламу — что в основах, что в деталях.

Против Исламской Уммы ведётся постоянная идейная борьба. Некоторые из мусульман поняли, что из себя представляет западное мировоззрение, и отказались от него, а другие проиграли в борьбе с ним и сказали так: «Я принимаю светскость и это мировоззрение, я принимаю акыду отделения религии от жизни, от государства и общества, но я немного изменю определение термина «светскость», чтобы оно было приемлемо среди мусульман во всём мире и чтобы акыда светскости могла сосуществовать с Исламом». Конечно же, эти пораженцы потеряли себя окончательно, но проблема состоит в том, что они заняли главенствующую роль среди мусульман и заявили, что поведут Умму заново к развитию и успеху. Сегодня очень важно опровергнуть западное мировоззрение. Для начала мы поговорим об истории распространения светскости, об истории появления самой идеи отделения религии от жизни и появления из неё идеологии капитализма для частных лиц, общества и государства, мы поговорим о культуре и образе жизни, захвативших наши страны около ста лет назад, из-за чего мусульмане подверглись влиянию этой идеологии и исходящих из неё систем. Можно ли сказать, что светское мировоззрение является здоровым и подходит человеку как человеку и что все остальные народы и нации могут добиться посредством неё такого же развития, какого добились люди на Западе? На эти и другие вопросы мы ответим в нашем выпуске сегодня под названием «Отделение религии от жизни».

Тысячелетие истории Средних веков Европы от V по XV век было тысячелетием религиозности и духовности. Обычный набожный европеец того времени считал, что если между религиозностью и развитием происходит конфликт, т.е., иными словами, происходит конфликт между духовностью и материей, как он считал, то он безусловно выберет сторону духовности, даже если она приведёт его к упаду, вместо того, чтобы избрать развитие, которое его возвысит, боясь, что оно приведёт к заблуждению или неверию. Известный европейский историк, автор многотомного труда «История цивилизаций» Уильям Дюрант, описывая качества религиозных европейцев в Средние века, сказал так: «Многие христиане были крайне озабочены тем, чтобы предстать в Судный день чистыми от скверны. В связи с этим они расценивали любые наслаждения в этом мире происками дьявола. Поэтому они порицали всё телесное, подавляли свою страсть постами и разными видами телесного самоистязания. Они с сомнением смотрели на музыку, на белый хлеб, на заграничные спиртные напитки, на тёплые ванны, на остригание бороды, видя в данных поступках нарушение Всевышней воли Господа, ясной всем». Так описал их положение Уильям Дюрант.

Разум, отличающий человека от всех прочих созданий и позволяющий ему различать правду об этом мире, жизни и Вселенной, встретил пренебрежение и насмешки от духовенства до такой степени, что они стали считать разум врагом веры и религии. Как пишет Дюрант, европейское общество «ревностно верило во всё, что им говорило духовенство, и полностью подтверждало его правоту. Если бы Церковь заявила, что иногда может ошибаться, то европейцы бы утратили в ней уверенность. Они с подозрением относились к науке, считая её плодом искушения, что висит на запретном дереве... или считали науку миражом, который выводит людей из Рая и вводит их в заблуждение, вызывая в них сомнения в религии. Таким образом, средневековый европеец совершенно не собирался пользоваться своим разумом практически во всех жизненных ситуациях, полностью полагаясь на Бога и Церковь точно так же, как сегодня человек полностью полагается на государство и науку». Эти слова принадлежали снова-таки Уильяму Дюранту.

Или возьмём, к примеру, Мартина Лютера, предводителя религиозной реформации, основавшего протестантизм, распространившийся в Британии, в прочих европейских государствах и США. Этот человек приложил огромные усилия для возвращения духовности Средних веков после того, как почувствовал, что разумное мышление всё чаще появляется в европейском обществе. Мартин Лютер резко обрушился на разумное мышление и призвал людей бросать в такое мышление камни и топтать его ногой. Вот что из себя представлял Мартин Лютер — основатель протестантизма. Он сказал так: «Ты не сможешь принять одновременно всё, о чём говорится в Евангелии, и всё, что говорит тебе разум. Что-то одно должно уступить дорогу другому... Каждое знамение в нашем христианском вероубеждении, данное Богом, является абсолютно невозможным с разумной точки зрения, не может быть осознано умом и будет им отторгнуто... Соответственно, разум — это величайший враг веры... это самое порочное изобретение дьявола, подобное парше и проказе, постигающих распутных женщин, которых нужно пинать ногами и бросать навоз им в лицо. Необходимо покончить с разумом и его мудростью»... Так сказал Мартин Лютер — основатель протестантизма. Так он относился к разуму, считая его противником веры.

Такова была жизнь под тенью феодальной системы, в которую верили европейцы, считая, что их монархи правят от имени Господа. По этому поводу тот же Уильям Дюрант говорил так: «Монарх как представитель мирской власти правил от имени Бога по праву, которое дал ему Господь. Это значило, что Бог разрешил ему править в принципе, а затем уполномочил его в этом». В новой истории, т.е. в истории современности, начинающейся, согласно традиции, принятой западными историками, в XV веке, начал разворачиваться конфликт между Католической Церковью, господствовавшей над обществом, и мыслителями революционного склада ума, решившими ей сопротивляться. Также раскол произошёл и внутри самой Католической Церкви, из которой появились протестанты-реформисты, потребовавшие пресечь влияние Папы римского, оказываемое на европейских монархов и их вассалов.

В результате того, что эти движения охарактеризовались высокой внешней чопорностью и педантичностью, отказались от науки и разумного мышления, пытаясь отличиться от Католической Церкви, они разбили авторитет Папы римского как высшего правителя на земле, а вместе с ним — и всей его Церкви, оказывавшей сильнейшее влияние на всех европейских монархов, не говоря уже о том, что протестантские движения потребовали лишить Папу римского и всю его Церковь какого бы то ни было влияния на европейских монархов и их вассалов. Так, среди пунктов реформации, предложенных Ульрихом Цвингли, одним из выдающихся деятелей протестантизма, значится следующее: «У т.н. «духовной власти», о которой заявляет «Церковь», нет никакого обоснования ни в Священном Писании, ни в учении Христа. Вместе с этим, жизненный путь Христа и его учение поддерживают мирскую власть». Услышав такое заявление, некоторые европейские философы, уставшие от гегемонии епископов и Церкви, подхватили его и понесли, причём как атеисты среди них, отрицавшие Бога в принципе, так и секуляристы, желавшие отделить религию от жизни, общества и государства, оставив место религии лишь внутри храмов и частных домов. Они потребовали свободы людям, чтобы те имели возможность на основе своего разума и гениальности сами изобретать себе законы и решать, как им жить, стремясь к тому, что их душе угодно, и тем самым достигая развития, как они считают.

Возьмём за пример высказывание Макиавелли, известного итальянского мыслителя, автора книги «Государь», скончавшегося в 1527 г. Он был уверен, что «христианство обучает в лучшем случае ложным добродетелям. Оно учит покорности, униженности, учит отрицать тело и подставлять щёку под удар, оставляя человека лишь надеяться на блаженство и счастье после смерти». Макиавелли выдвигал идею о полном отрицании добродетелей христианства. Он пытался оживить в людях их благородное человеческое происхождение, проповедуя достойную жизнь уже на земле, будучи уверенным в том, что благородство, имеющееся в человеке, не должно быть объектом унижений, а наоборот, должно быть объектом возвеличивания. Так изъяснял свою идею Макиавелли, отторгнувший Церковь. Как и прочие современные ему мыслители, Макиавелли был уверен, что объединение религии с этим миром невозможно, из-за чего посвятил свою жизнь тому, чтобы в Италии XVI века победил проект «республики», который бы отверг христианство как религию, отжившую своё время, и уступил место новой религии и новым религиозным институтам, опирающимся на дух Древнего Рима — имея в виду времена идолопоклонничества, — потому что такая религия будет целиком мирской, цель которой будет заключаться в возвеличивании патриотических чувств и добродетелей.

Такими были взгляды Макиавелли, одного из первых мыслителей Европы, взбунтовавшихся против Церкви как идеи, против взглядов Церкви на жизнь в Средние века. Затем наступил XVII век, в котором множество европейских писателей и мыслителей стало довольно массово заявлять о том, что истинную суть человека, жизни и Вселенной можно раскрыть своим умом, не нуждаясь для этого в религии. В то же самое время критическое изучение Святого Писания и сравнение религий между собой привело к ослаблению гегемонии официального вероучения Церкви. Дух светского времени отразился на обществе в отрицании чудес и откровений Всевышнего. Философы того времени, именовавшие себя «просветителями», хоть зачастую и не были атеистами, всё равно считали «неадекватным явлением, когда человек навязывает свои взгляды другим людям или целым общинам. Все путники, побывавшие в разных странах, свидетельствуют о том, что в каждой религии есть один общий элемент, заключающийся в необходимости наличия Бога как источника всего сущего».

Этим и объясняется повсеместное распространение идолопоклонничества, а также идеи «природной склонности человека верить в Бога», сторонники которой заявили так: «Когда Бог создал этот мир, то бросил его на произвол судьбы или на поток времени, как сказал английский поэт Александр Поуп в его философской поэме «Опыт о человеке» в 1733 г.» В XVIII веке философы-просветители продолжили свою работу и стали требовать практического исполнения идеи отделения религии от жизни, общества и государства. Так известный философ Шарль де Монтескьё, скончавшийся в 1755 г., не будучи атеистом, всё равно занял резкую позицию против Церкви и духовенства. Также не менее, известный философ Вольтер, скончавшийся в 1778 г., в своих трудах излагал мнение о христианстве и Евангелии, о развитии общества и длительной истории человечества. Согласно Вольтеру, само развитие и прогресс общества напрямую связаны со степенью независимости от воли Бога. Он выступал против духовенства и Церкви, назвав их «неадекватными религиозными фантастами». Католическая Церковь и всё христианство были главной целью его сатирических издёвок, ибо он считал их главным врагом прогресса.

Или вот, к примеру, самый известный философ т.н. «эпохи Просвещения» Жан-Жак Руссо, автор трактата «Об общественном договоре», ставшего опорой Великой французской революции и словно бы новым Евангелием для французского народа после революции. В нём Руссо призывал верить в Бога и вместе с этим отрицать Его откровения, тем самым отделяя религию от жизни. Он видел, как люди, занимавшиеся законотворчеством, а за ними — короли и правители, всегда использовали законы, связанные с Богом, только для того, чтобы играть на чувствах народа и пугать людей наказанием божьим в случае, если они откажутся повиноваться своему монарху. В своём известном трактате Жан-Жак Руссо написал: «Так Законодатель, не имея возможности воспользоваться ни силою, ни доводами, основанными на рассуждении, по необходимости прибегает к власти иного рода, которая может увлекать за собою, не прибегая к насилию, и склонять на свою сторону, не прибегая к убеждению. Вот что во все времена вынуждало отцов наций призывать к себе на помощь небо и наделять своею собственной мудростью богов, дабы народы, покорные законам Государства как законам природы и усматривая одну и ту же силу в сотворении человека и в создании Гражданской общины, повиновались по своей воле и покорно несли бремя общественного благоденствия. Решения этого высшего разума, недоступного простым людям, Законодатель и вкладывает в уста бессмертных, чтобы увлечь божественною властью тех, кого не смогло бы поколебать в их упорстве человеческое благоразумие. Но не всякому человеку пристало возвестить глас богов и не всякому поверят, если он объявит себя истолкователем их воли».

Этими словами Руссо намекает на лживость пророков, заявлявших о том, что они передают людям слова и волю Всевышнего. И вот в 1789 г. наступила Великая французская революция, в результате которой Церковь была окончательно отделена от общества, государства и политики. По этому поводу историк Уильям Дюрант сказал так: «Большинство прошлых революций было направлено либо против государственного режима, либо против Церкви, и очень редко бывало так, что революция подымалась против них двоих одновременно. Французская революция тем и отличилась, что атаковала сразу и монархию и Церковь, тем возложив на себя двойную ответственность и противостоя двойной опасности, потому что должна была свергнуть два столпа — государственный и религиозный, — на которых зиждился весь общественный режим».

Теперь вы видите — известнейшие высказывания западных философов эпохи Просвещения, которые являются ярчайшим примером их мировоззрения, гласившего об отделении религии от жизни, потому что степень прогресса в европейских народах увеличивалась пропорционально падению влияния Церкви, что завершилось крайним ограничением религии и религиозности в общественной жизни людей. В Великой французской революции, открывшей по сути новую веху истории, западные народы увидели самое крупное доказательство жизнеспособности их нового мировоззрения, ибо когда Церковь была отделена от жизни общества, когда было покончено с традицией правления монархов как помазанников божьих и были предоставлены народу все виды общественных свобод, европейское общество стремительно направилось к прогрессу, умы людей освободились от оков религии, и они достигли успеха во многих направлениях, чем гордятся по сегодня... Дорогие братья! Современная западная культура начала свой путь с того момента, как европейцы выработали новое, на этот раз разумное мировоззрение, в которое уверовали. Этот момент принято считать началом Новой истории, потому что именно с тех пор западные народы избрали для себя новую идейную основу и руководство, призывающее отделить религию от жизни.

Теперь я обращаюсь к братьям, которые нас видят и слушают: Как вы считаете, есть ли у Исламской Уммы и даже у всех остальных наций и народов, кроме западных, хоть какая-то связь с теми историческими и культурными процессами, в результате которых на свет родилось светское мировоззрение, отделяющее религию от жизни? Кто после этого может считать светскость самой лучшей в мире системой, пригодной для того, чтобы на её основе создавать общества и государства? В последнее время дошло до того, что некоторые т.н. «исламисты» в наших странах стали заявлять о т.н. «нейтральной светскости», способной сосуществовать с Исламом, и это при том, что даже минимально осведомлённые в Исламе люди, сталкиваясь даже с самым мягким видом светскости, скажут вам, что она призывает к отделению религии от политики, а это само по себе уже является открытым неверием с точки зрения Ислама... (حَسْبُنَا اللَّـهُ وَنِعْمَ الْوَكِيلُ)

Добро пожаловать на вторую часть выпуска программы, в которой мы будем отвечать на некоторые вопросы, поступившие к нам. Брат Назир ибн Салих спрашивает: «Ожидается ли, что светское мировоззрение, призывающее отделять религию от жизни, скоро распадётся? Как это будет происходить?».

Дорогой брат, я не ожидаю её упадка в будущем, а с уверенностью заявляю о её упадке уже сегодня. Более того, я считаю, что упадок этот начался определённое количество лет назад. Всё это так потому, что мировоззрение отделения религии от жизни не способно долго жить. Почему? Потому что оно, в первую очередь, противоречит фитре человека. Как это происходит? Кто-то ведь может сказать, что отделение религии от жизни не означает отрицание религии как таковой, а если религия не отрицается, то и нет противоречия фитре... Да, светскость не вступает в такую жёсткую конфронтацию с религией, как атеизм, и не утверждает, что Бога нет, а жизнь — материя. Но это не значит, что светскость удовлетворяет фитру человека. Наоборот, она противоречит ей, ибо фитра не только требует признать Аллаха Богом, но ещё и чувствует нужду в Создателе, Который бы всем вокруг управлял.

Но чего будет стоить эта нужда, если мы скажем человеку: «Да, Бог существует, но Он оборвал всякую связь с тобой»? Фитра человека заставляет его ощущать своё несовершенство. С одной стороны, он чувствует свою ограниченность и нуждается в руководстве от Всевышнего, а с другой стороны — он нуждается в присмотре Всевышнего за человеком. Следовательно, инстинкт религиозности в человеке заставляет его чувствовать нужду в Создателе, а поэтому, когда секуляристы говорят, что у Законодателя нет дела к человеку, как и нет дела к обществу людей и их государству, то тем самым они отрицают Его заботу о людях и управление их делами, что прямо противоречит фитре человека и инстинкту поклонения. В итоге западный человек, принявший идею отделения религии от жизни, оказался круглым сиротой в этом мире, не находя того, кто бы его приютил и помог справиться со слабостью, не находя того, кто бы подсказал ему, как жить и что делать. От того, что он отделил религию от жизни, от инстинкта поклонения он не избавился, и тот всё также требует своего удовлетворения, как и прежде. Если раньше, живя по-христиански, он удовлетворял этот инстинкт, поклоняясь Богу, то теперь, живя по-светски, он стал поклоняться материи, ибо признал материю основой всего. Даже если он не отрицает Создателя, всё равно живёт как материалист, ради удовлетворения своих материальных желаний. Он уверовал в то, что наука, или, точнее, то, что он считает наукой, является путём к лучшей жизни и её целью, а значит, наука предоставит ему ответы на все вопросы без исключения.

И если христианин в Средние века ходил к священнику исповедаться, чтобы посредством него попытаться приблизиться к Богу, потому что, согласно христианству, именно посредством Церкви человеку подобает идти к Богу, то сегодня вместо священника он идёт на приём к личному психологу и часами рассказываем о своей жизни. Т.е. вместо того, чтобы идти к священнику, он теперь идёт к психологу. Основная задача психолога состоит в том, чтобы просто выслушать всё, что ему расскажет клиент, потому что в итоге он исполняет роль священника. Это значит, что инстинкт поклонения теперь удовлетворяется не согласно учению Церкви, а согласно учению т.н. «научных достижений», что однозначно не есть удовлетворение данного инстинкта и не подходит для фитры человека, которого создал Аллах, вложив в него такую фитру. А ведь создания Аллаха не меняются.

Когда жизнь человека была отделена от Создателя, единственной ценностью, не утратившей своей значимости, оставалась материальная ценность. Духовная ценность исчезла из общества и осталась лишь в сердцах немногих людей. Затем нравственная и моральная ценности исчезли тоже. Материальная ценность полностью овладела западным обществом, что стало естественным последствием такой политики. В итоге из-за тотальной бездуховности западное общество охватили кризисы, потому что толпы людей утратили возможность удовлетворять инстинкт поклонения и оказались в состоянии массовой депрессии. После того, как в обществе почти не осталось ни духовности, ни нравственности, ни морали, начали распадаться основополагающие столпы самого общества, в т.ч. — и семейные ценности. Семьи, в полном смысле этого слова, стали встречаться всё реже. Затем начались столь же массовые психические расстройства. Вместо того, чтобы решить эту проблему правильным образом, Запад дал сигнал медработникам изобрести кучу лекарств и антидепрессантов, которые пошли в продажу на каждом углу, чем Запад неимоверно гордится. С того момента и всякий раз, как на Западе увеличивается количество душевнобольных, увеличивается и количество лекарств. Самым большим тому подтверждением является статистика, гласящая, что самый высокий уровень суицида в мире приходится именно на западные государства, граждане которых отделяют религию от государства, при том, что они самые богатые и развитые, как, например, государства Скандинавии.

Почему так? Потому что местные жители на Западе ощущают неподдельный душевный кризис. Просвещённые и просто сознательные люди на Западе понимают дикость капиталистической системы, исходящей из мировоззрения отделения религии от жизни. Эта система является причиной возникновения кризисов внутри западного сообщества, потому что из-за неё почти весь капитал собрался в руках одного, двух или трёх процентов всего населения, а остальные живут на их объедки. И эта же система стала причиной глобальных кризисов и войн с целью разграбить чужие ресурсы и подчинить себе народы, чтобы использовать их как дешёвую рабочую силу и рынок сбыта для своей продукции. Вот что из себя представляет современная западная культура, отделяющая религию от жизни.

И под конец, можем ли мы сказать, что сегодня эта культура готова рухнуть без того, кто бы подтолкнул её к этому? Ответ: когда перед западным обществом нет никакой альтернативы кроме капитализма, то обрушить капитализм будет очень непросто. Я это говорю со всей уверенностью. Поэтому, когда выдающиеся деятели и знатоки западной культуры, владельцы крупного капитала и шайтаны в тамошних политических кругах видят, как исламская культура поднимается на ноги, то понимают, что она способна покончить с западной культурой после того, как последняя в недавнем прошлом покончила с культурой коммунизма. Не желая такого исхода, они прилагают неимоверные усилия для борьбы с этой тенденцией. День и ночь они трудятся для того, чтобы избежать подобного сценария и не позволить исламской культуре унаследовать этот мир. Если исламская культура поднимется на ноги и воплотится в государственное образование, то объединит затем в своих границах все исламские земли, что само по себе уже станет причиной окончательного распада западной культура, после чего она уже никогда не вернётся на мировую арену точно так же, как и все прочие культуры и цивилизации, когда-то враждовавшие с Исламом. Всё это так потому, что Ислам соответствует фитре человека и пришёл предоставить человеку такой образ жизни, который ему подходит как созданию Всевышнего — созданию, которое не меняется и остаётся прежним в любое время, в любом месте.

Брат Абид спрашивает: «Способствует ли суфизм адаптации идеи отделения религии от жизни среди мусульман?».

Суфизм предоставляет такую среду, которую очень любит Запад. Если вы посмотрите, какая помощь в последнее время оказывается суфийским организациям в исламском мире, то поймёте, что Запад позволяет этому происходить только из-за того, что знает, насколько суфийские организации и сама идея суфизма соответствуют западной культуре. Почему? Потому что суфизм призывает жить отречённым от этого мира и его благ образом. Если мы обратимся к истории, то увидим там целые сообщества суфиев, живших в самоизоляции и отречении от общества, что привело их к изоляции и отречению от политики. Они прекратили отчитывать правителей и хоть как-то участвовать в политических событиях в стране, ибо посчитали, что религиозный человек должен отречься от общества и благ этого мира, должен уйти подальше от политических событий, чтобы полностью сосредоточиться только на отношениях с Аллахом ﷻ, отчего стали считать, будто полноценное поклонение Всевышнему возможно только вдали от политики, от людей, от общества и от государства. Те суфии стали такими по той причине, что сосредоточились только на духовной стороне жизни в результате влияния философии, которую они исповедовали и пропагандировали среди прочих мусульман, связывая свои взгляды с Исламом при том, что Ислам не имеет к суфизму никакого отношения. Почему? Потому что философия суфизма абсурдно полагает, будто бы жизнь и всё, что мы видим вокруг нас, состоит из двух частей — духа и материи, — из которых дух должен быть возвышен, а материя унижена как что-то грязное, от которого нужно избавиться. Т.е., согласно их философии, нужно избавиться от материальных ценностей и сосредоточиться только на духовных. Они считают, что тело нужно подавлять и подчистую разрушить материальную составляющую жизни, чтобы в итоге освободить свой дух из клетки тела и направиться к Аллаху ﷻ — таков абсурд их философии. Их мировоззрение, конечно же, очень соответствует западной культуре, призывающей отделить религию от жизни, общества и государства, к чему нас Запад пытается принудить силой.

Брат Исмаил Исмаил спрашивает: «Разве тагуты в арабских странах не практикуют отделение религии от жизни?».

А разве мы, брат Исмаил, видим от них что-то иное, кроме отделения религии от жизни? Они изолировали религию, изолировали Шариат, сказали: «Нет у религии связи с политикой, как и у политики с религией», — объявили войну исламским организациям, объявили информационно-просветительскую и образовательную войну мусульманам, объявили войну идее Халифата, политическому Исламу, любой деятельности по восстановлению исламского образа жизни и заявили, что Ислам победит только тогда, когда ограничится ритуалами поклонения, обрядами бракосочетания и развода. Этого они считают достаточным для того, чтобы Ислам сохранился и победил. Во всех же остальных делах политического, экономического, уголовного и прочего характера Ислам не должен вмешиваться в жизнь, оставляя решение за депутатами в парламентах и конституционных судах. Вот уже сто лет — или более того — наши правители исполняют роль охранников и защитников искусственных режимов, установленных Западом.

Дорогие братья! Это были все вопросы, поступившие к нам за время проведения выпуска. Я благодарю вас за то, что вы были с нами, и прошу Аллаха ﷻ принять от нас наши труды, увеличить наши знания и поступки, сделав их искренними ради Него. Мир и благословение Посланнику Аллаха, его семье, сподвижникам и всем, кто оказал ему помощь! Мир вам, милость Аллаха и Его благословение!

https://hizb-ut-tahrir.info/ar/index.php/dawahnews/cmo/44195.html

Халака в прямом эфире

«Высшие цели личности и общества в глазах Ислама и искусственных идеологий». Урок 45-й по книге «Система Ислама»

«Счастье состоит в достижении довольства Аллаха». Урок 44-й по книге «Система Ислама»

«Ислам — это система для жизни, общества и государства». Урок 43-й по книге «Система Ислама»

Капиталистическая мабда (идеология). Урок 42-й по книге «Система Ислама»

«Ислам: идея и метод». Урок 41-й по книге «Система Ислама»