18
Вс, нояб

Буш начинает свой второй крестовый поход против мусульмаских группировок в Кашмире, после того как завершил поход против мусульман Афганистана в заговоре с президентом Пакистана Первезом Мушарафом

Прокламации
Инструменты
Типография
  • Маленький Меньше Средний Больше Большой
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

بِسْـــــــــــــمِ اللهِ الرَّحْمَنِ الرَّحِـــــــــــــيمِ

Ожидалось, что крестовый поход американского президента Буша будет направлен против мусульман Ирака или Сомали, после того как он завершил свой поход против мусульман Афганистана.

В особенности, что он в многочисленных мероприятиях подтвердил, что его война против того, что он назвал терроризмом «продлится и возможно займет несколько лет, принимая военные, экономические, политические, дипломатические, разведывательные и другие формы борьбы».

Но злобная война, которую американский агент Мушарраф провозгласил в своем обращении 12-го января 2002 года против мусульманских кашмирских группировок, включая предыдущие репрессии последователей этих группировок, а также обширная индийская активность после нападения на индийский парламент 13-го декабря 2001 года и пламенные заявления официальных индийских лиц против этих группировок, и объявление всеобщей мобилизации с дислокацией индийской армии на пакистанских границах, а также угроза полномасштабной войной вдобавок к приданию кризису международного характера с американским и британским вмешательством, все это указывает на то, что второй крестовый поход президента Буша против мусульман уже начался, чтобы ликвидировать мусульманские группировки в Кашмире в заговоре с предателем Мушаррафом, после того как едва ли закончился первый поход против мусульман в Афганистане.

В субботу 12-го января 2002 года, Первез Мушарраф выступил с довольно-таки опасным обращением, занявшее более часу времени, в котором он публично выразил свою солидарность с новым американским походом и свой отклик на некоторые требования Индии относительно борьбы против кашмирских мусульманских движений и борьбы с терроризмом вообще, как его определяют США. Сразу же это обращение подверглось острой критике и вызвало недовольстве со стороны этих группировок, жителей Пакистана и мусульман за его пределами, исключая только тех, кто ищет славы у Америки, а не у Аллаха. Обращение получило одобрение и хвалу со стороны Америки Англии и Запада в целом – врагов мусульман, а также удовлетворение со стороны индийских правителей индусов, которые прокомментировали это обращение, сказав: «Мы в ожидании подтверждения слов действиями».

Чтобы понять это обращение и до того как приступить к разъяснению его опасного смысла для мусульман в согласии Мушаррафа с новым американским походом, необходимо знать события, которые предшествовали этому в Индии, и ознакомиться с обстоятельствами этих событий, которые и стали непосредственным фактором, побудившем к произнесению этого обращения. Также необходимо знать международную позицию, в особенности позицию Америки и Англии, учитывая их активную и воздействующую роль.

Что касается произошедших событий, то они начались 13-го декабря 2001 года, когда - согласно сообщению Индии - произошло нападение на индийский парламент, в результате которого погибло четырнадцать человек, включая нападавших, и ранено некоторое количество людей. В этот же день совет министров Индии издает заявление, в котором говорится: «Следует полностью ликвидировать террористов, где бы они ни были, а также ликвидировать тех, кто покровительствует им, кто бы они ни были». И четырнадцатого декабря, т.е. на следующий день и до того как было закончено расследование, официальные индийские лица обвинили кашмирские группировки и разведывательные службы Пакистана в причастности к этому событию.

Министр внутренних дел Индии Адаваний (кандидат на пост Ваджпаи) сделал заявление, сказав: «Пограничная страна, распространяющая терроризм в Индии несет ответственность за это». Министр иностранных дел Санадж сказал: «Группировка «Лашкар тойиба», находящаяся на пакистанских землях является ответственной за нападение» и потребовал от Пакистана: «Принятие немедленных мер против этих группировок и группировки под названием «Джайш Мухаммад», а также арестовать их предводителей и закрыть их фонды». Затем Индия начала быстро и умышленно усиливать свою позицию, как будто это было согласовано еще до события в индийском парламенте.

Адаваний заявил: «Нападение в четверг требует чрезвычайную ответную реакцию… ведь это самый безрассудный и предвещающий опасность террористический акт в истории двух десятилетий со времени покровительства терроризма со стороны Пакистана внутри Индии… замыслом теракта, было уничтожение самого высшего политического руководства страны». Бахарта Джаната (партия Ваджпаи) потребовала от него: «Принять немедленную и жесткую позицию против военных лагерей по подготовке террористов в Пакистане». И Ваджпаи осведомил руководителей партии о том, что «Индия должна провести переговоры с другими государствами, чтобы образовать международную коалицию для ведения войны против терроризма в Кашмире».

Один из членов партии в парламенте сказал: «Подобно тому, как Америка подвергла преследованию террористов в Афганистане, также и мы должны ликвидировать центры террористов, которые осуществляют атаки на Индию…. Мы поддержали Америку в ее войне с талибами и ждем того же в нашей войне с террористами». Затем Ваджпаи произнес речь, которой он натравил чувства индийского народа против кашмирских группировок и Пакистана, подготовив общественное мнение, чтобы при необходимости начать полномасштабную войну против кашмирских группировок и Пакистана. Индия впервые после войны 1971 года в Бангладеш объявила всеобщую мобилизацию и сосредоточила свои силы на границе с Пакистаном.

Индия отозвала из Исламабада половину своего дипломатического корпуса, включая посла, запретила пакистанской авиации пролетать над своей территорией, перекрыла дороги между двумя странами и пригрозила что, она предпримет более жесткие меры в случае, если Пакистан откажется от ее следующих четырех требований:
1. Сдать двадцать обвиняемых в терроризме лиц, некоторые из которых совершили действия более десяти лет тому назад.

2. Закрыть лагеря подготовки и остановить снабжение вооружением и деньгами и любую непосредственную помощь террористам, находящимся в Пакистане.

3. Остановить проникновение боевиков и оружие из Пакистана в ту часть Кашмира, которая находится под властью Индии и на другие индийские части.

4. Резкое категорическое осуждения терроризма в любых формах его проявления, где бы он ни присутствовал.

Таким образом, выявилась позиция Индии. Она словно вовлекает Пакистан в полномасштабную войну, в случае если он не ответит на унизительные требования Индии. И перед индийской позицией для Мушаррафа не оставалось ничего, кроме как предпринять аналогичные действия, чтобы, по меньшей мере, угодить пакистанскому народу. Поэтому он обратился к народу, попросив его подготовиться к войне, если Индия начнет ее против них. Он разместил свои войска на границе с Индией и отозвал половину дипломатического корпуса из Нью-Дели. Затем обе стороны обменялись обстрелами на границе между двумя странами, и экспатриировали десятки тысяч людей, которые проживали в приграничной зоне с обеих сторон. И оба государства проявили себя, как будто бы они находятся на грани полномасштабной войны.

Такова почва, которую подготовила Индия в соответствии с американскими директивами. Это делается для следующей цели: как известно Мушарраф сталкивается с трудностями в ходе борьбы с кашмирскими группировками ввиду того, что пакистанский народ испытывает симпатии к ним, и поэтому это направлено на то, чтобы дать Мушаррафу возможность непосредственно войти во второй крестовый поход Буша против мусульман.

Предпринятые Индией обширные действия в такой степени не могли произойти в обычных обстоятельствах и положениях. Дело в том, что еще вчера агент Америки и ее союзник Мушарраф предоставил ей, т.е. Америке, всю необходимую помощь, которую она потребовало от него для проведения свого похода против Афганистана. Мушарраф фактически подверг собственную жизнь опасности, дабы защитить американские интересы равно как Америка еще не до конца использовала Мушаррафа. Поэтому если бы угроза со стороны Индии была бы действительно настоящей, то Америка поспешила бы защитить Мушаррафа.

Привязанность правителей-агентов обеих стран к Америке, атмосфера, образованная Америкой против вооруженных группировок, в особенности тех из них, которые имеют исламскую направленность, под именем борьбы против того, что она называет терроризмом; мировое общественное мнение, которое Америка успешно смогла объединить для полной ликвидации этих группировок, а также разрушительная война, которую Америка провела против Афганистана под этим предлогом, не встречая никакого значимого международного возражения, все это стимулировало Америку продолжать вести свой крестовый поход против мусульман и побудить Индию сыграть этот большой маневр, чтобы дать возможность Мушаррафу иметь сильное основание для вхождения во второй крестовый поход и приступить к ликвидации мусульманских группировок.

Несмотря на то, что Пакистан своевременно опроверг обвинения Индии, однако до предъявления Индией какого-либо доказательства на достоверность своего обвинения, Мушарраф с рабской униженностью и с удивительной для наблюдателей быстротой согласился с некоторыми требования Индии. В результате он начал подвергать кашмирские группировки репрессиям, закрывать их штабы, преследовать их последователей и конфисковать их фонды. В воскресенье 30-го декабря Мушарраф провел длительное заседание со своими высокопоставленными политическими руководителями, и после заседания заявил: «Я хочу искоренить из пакистанского общества воинственный дух, экстремизм и нетерпимость… я хочу искоренить все формы проявления терроризма на пакистанской земле».

Сразу вслед за этим пакистанские власти, по распоряжению Мушаррафа, арестовали Мавляну Азхар Масъуда и Хафиз Мухаммад Саида – предводителей группировок «Лашкар тойиба» и «Джайш Мухаммад», закрыли их фонды, подвергли гонениям и арестовали десятки их последователей в различных регионах Пакистана, хотя оба этих движения отвергли свою какую-либо причастность к тому, что произошло в индийском парламенте.

Один из ответственных пакистанских чиновников сказал: «Решение относительно ареста лидеров «Лашкар тойиба» и «Джайш Мухаммад» и неожиданного нападения на их штабы было принято после принятия военным правительством решения о запрете деятельности боевых религиозных группировок в Пакистане… военные руководители провели 24-го декабря заседание и объявили о том, что ликвидация этих организаций является одной из целей национальной безопасности».

А что касается американской позиции, то она уже с первых же дней в открытой форме без всякой скрытости встала на сторону Индии, и это было до завершения расследования. Администрация Буша стала оказывать давление на Мушаррафа, чтобы он быстро выполнил задачу, присоединившись к походу и начал наносить удары по группировкам. Это дело началось, и кажется, что оно словно уже заранее было организованно и согласованно по определенному сценарию, который был задуман до нападения на парламент. И это то, что раскрыл министр внутренних дел Индии Адаваний и подтвердил официальный представитель министерства иностранных дел Америки Паутчэр.

17-го декабря 2001 года официальный представитель Белого дома Флайтчер заявил: «…Индия имеет законное право на самозащиту… США предложили ей свою помощь и эта помощь уже готова». 18-го декабря он сказал: «…В то время когда продолжается мировая кампания против терроризма, президент Буш побуждает тех, кто поддерживают эти усилия, помочь Индии, пока она имеет перед собой эту проблему. Президент и премьер-министр Пауэлл разъяснили президенту Мушаррафу, что подавление Пакистаном экстремистов является значимым делом … и что это самое подходящее время для того, чтобы Пакистан и Индия предприняли действия против террористов». 21-го декабря президент Буш обнародовал заявление, в котором объявил, что: «”Лашкар тойиба” является покровителем терроризма… эта группировка провела операции против индийских сил и мирных объектов.

Поэтому я заявляю о замораживании их фондов… и я призываю президента Мушаррафа предпринять решительные меры против “Лашкaр тойиба”, “Джайш Мухаммад” и других террористических организаций, а также против их лидеров, их средств и их деятельности… Мушарраф сказал, что он предпримет действия против тех, кто совершили это нападение. И до тех пор, пока президент будет делать это, он будет встречать полную поддержку с нашей стороны». 31-го декабря Буш сказал: «Я призвал президента Мушаррафа приложить максимум усилий для подавления сети терроризма, которая бросила бомбы или совершила нападение на индийский парламент… я призвал премьер-министра Индии дать всем нам время для проведения совместных с президентом Мушаррафом действий, чтобы представить террористов к справедливости. Уже сегодня под арестом находится предводитель «Лашкар тойиба» после того как был арестован лидер «Джайш Мухаммад». Таким образом Мушарраф всеми силами подавляет их, и я высоко оцениваю его старания. Терроризм всегда остается терроризмом. И то что, президент Пакистана в действительности преследует террористов – это является хорошим знаком».

На пресс-конференции, которая была дана Пауэллом вместе с министром внутренних дел Индии Заиром в министерстве иностранных дел 9-го января 2002 года, Паул сказал: «Я заверил министра внутренних дел, как и президент, заверил премьер-министра, и я также на нескольких встречах заверил министра иностранных дел в том, что эта кампания направлена против всех форм терроризма…. мы будем сотрудничать со всеми своими друзьями, чтобы удалить с лица земли это бедствие, поскольку оно представляет собой угрозу для цивилизации». На этой же конференции Адаваний сказал: «…мои сегодняшние обсуждения с господином Ашкрофтом, с господином Пауэллом и господином Ричардом Хасом были весьма полезными и весьма результативными.

Они дали мне уверенность в том, что мы в скором времени совместно сможем искоренить терроризм во всех частях мира». Таковой является американская позиция, отчетливо и открыто выражающаяся в заявлениях официальных высокопоставленных лиц и которая представляется в открытой поддержки Индии и во вражеской позиции по отношению к мусульманам, пакистанскому народу и всем мусульманским кашмирским группировкам, а также в содействии своим агентам в Индии и Пакистане.

Министр внутренних дел Индии своим заявлением дал понять о том, что этот американский поход был задуман еще до нападения на парламент. 24-го октября 2001 года он заявил: «Американская война, которая ведется сегодня против талибов – это первый этап операции против международного терроризма… на втором этапе американцы пообещали нам поддержать Индию в ее борьбе против терроризма в Кашмире».

И это подтвердилось выступлением представителя министерства иностранных дел Америки Паутчэром на его пресс-конференции 4-го января 2002 года, когда он сказал: «Прежде всего, мы видели ясные заявления со стороны президента Мушаррафа о том, что он намерен вести действия против источников и центров тех, кто проводят насилие. И это было темой нашего совместного с ним обсуждения со времени 11-го сентября. Например, во время визита премьер-министра Пауэлла в октябре. Во-вторых, он предпринял ощутимые действия для подтверждения своих решительных заявлений, которые он до этого сделал… мы надеемся и дальше постоянно видеть его действия против боевых группировок, поскольку с основной точки зрения мы убеждены, что после 11-го сентября он принял стратегическое решение в пользу борьбы против терроризма и насилия …»

А что касается того, что американцы демонстрируют миротворческую деятельность и погашение очага войны, как они утверждают об этом, то это является пусканием пыли в глаза, обманом и умышленным введением в заблуждение, потому что именно они двигают обеими сторонами. Настоящая роль американцев заключается в координировании и распределении ролей для обеспечения успешного осуществления цели. Они проводят это крайне осторожно, чтобы не возбудить исламский мир, как это произошло в первом походе. Они не желают показываться как разжигатели бед, а наоборот хотят показываться в роли посредничества, умиротворения и прекращения очага войны согласно их утверждению.

С первых же минут начала похода они прекрасно знают, что полномасштабная война ни за что не произойдет между их самыми ценнейшими агентами. Максимум что может произойти с военной стороны это заранее согласованные тремя сторонами ограниченные столкновения в преддверье февральских выборов, на которых Ваджпаи одержит победу над Пакистаном, чтобы воспользоваться этим в пользу своей предвыборной кампании в Атар Брадиш, в одном из самых важных штатов на севере страны и в трех других штатах. Поскольку еще ранее партия «Бахартия Джаната» совершила разгром мечети «аль-Бобурий», что подняло рейтинг этой партии среди индусов, и она смогла одержать победу над старой партией «аль-Муътамар», а также принять власть в Индии.

Что касается английской позиции, то она соответствует позиции Америки в целом и детально, т.е. она заключается в поддержки Индии и побуждает Мушаррафа к немедленному искоренению мусульманских группировок в Кашмире. Блэр на совместной с Ваджпаи пресс-конференции 6-го января 2002 года в Нью-Дели в своем заявление сказал: «…как я уже сказал премьер-министру… нападение на индийский парламент для меня подобно нападению на английский парламент в Вестминстере». И в своем обращении пред промышленным союзом в городе Бангалоре 5-го января 2002 года он сказал: «…я выражаю свою полную солидарность с вами в борьбе против последних террористических актов в Индии… ужасные теракты на индийский парламент 13-го декабря и на законодательную палату штата Джаму и Кашмир первого октября.

Угроза, которую представляют подобные фанатики, касается не только вашей демократии, но и всей демократии и ценностей цивилизации во всем мире… нападение на ваш парламент со всеми его деталями и большим оскорблением я оцениваю как нападение на парламент, в котором я сижу у себя в стране». 6.01.02 года в названном им с Ваджпаи заявлении Дели он также сказал: «…мы отвергаем доводы тех, кто пытается оправдать терроризм, который со всей очевидностью должен осуждаться и искореняться где бы ни был». И в этом было опровержение на то, как Мушарраф изображал кашмирцев до похода, говоря, что они, являются «борцами за свободу». Таким образом, позиция Англии идет вслед американской позиции, полностью также как это было в первом крестовом походе против мусульман Афганистана.

Это и есть положения и сложившие обстоятельства, которые предшествовали обращению Мушаррафа 12-го января 2002 года и которые проливают свет на опасность действий предателя, идущего совместно с американским походом и предающего кашмирские мусульманские группировки, пакистанский народ и всю исламскую умму, когда согласился на роль «ядовитого наконечника копья» во втором крестовом походе точно так же как еще вчера северный альянс из числа узбеков и таджиков согласился на роль «ядовитого наконечника копья» в первом крестовом походе. И хотя одни только действия предателя (Мушаррафа) достаточны, чтобы убедится в том, что он в действительности соучаствует в крестовом походе, однако ввиду того, что его обращение затронуло не только эти факты, поэтому оно заслуживает внимания, чтобы знать скрытые стороны дел, которые происходят в Пакистане.

Свое обращение он начал с обмана и много говорил об этом, будто пренебрегая сознаниями людей. Он упомянул, что он с первых дней своего правления начал проводить мероприятия для освобождения общества от экстремизма, насилия и терроризма и прилагал максимум усилий, чтобы показать Ислам в его подлинном виде. Он ошибочно ссылался, что легко заметно каждому кто изучил текст обращения. В качестве доказательства он приводил высказывания из своего первого обращения, которое он произнес 17-го октября 1999 года и свои действия, которые выполнил после этого в последующие годы касательно этой темы.

Этим длинным предисловием, которое он изложил в начале своего обращения, он хотел внушить людям, что те действия, которые он проводит в настоящее время, такие как преследования кашмирских мусульманских группировок, оказание давления на другие исламские группировки или другие тому подобные действия, он не выполняет их в ответ на американское давление или на требование индусов в Нью-Дели, а что они соответствуют национальному интересу страны.

Он хочет убрать от себя обвинение в предательстве, а сам фактически совершает эти действия в ответ на американскую политику и униженно подчиняясь индусам. Затем, завершив это длительное предисловие, сказал: «Я разъясняю вам все это в таком подробном виде, потому что суть антитеррористической кампании, которую мы проводим с самого начала, входит в наши национальные интересы. Мы не делаем все это на основании совета или давления с чьей-либо стороны.

На самом деле мы понимаем, что эта кампания входит в наш национальный интерес. Мы осознаем свою нужду в освобождении общества от экстремизма и с самого начала деятельность проводится в этом плане… мы решили присоединиться к международной коалиции против терроризма… мы приняли это решение на основе наших принципов и в соответствии с нашим национальным интересом… наше решение является вполне правильным. Наше намерение было благородным... и мне радостно сказать, что подавляющее большинство пакистанцев встало на нашу сторону и поддержало наше решение».

Ответ Мушаррафа на американское давление в пользу интересов Индии и американской политики является фактом, известным для жителей Пакистаном и для каждого кто следит за сообщениями страны из зарубежья. Поэтому в действительности является и смешным и издевательством то, что правитель Пакистана показывает себя как единственного человека, не ведающего этого факта. И мы хотим напомнить ему то, как он еще в недавнем прошлом отрицал присутствие в Пакистане терроризма с американским названием, а также то, что какая-нибудь кашмирская группировка является террористической. Напротив он называл их «борцами за свободу». И все, на что он указывал в этой связи, не переходило границы того, что он назвал этническим насилием между шиитами и суннитами, которое не имеет абсолютно ни какого отношения к терроризму (американского стандарта).

30-го сентября 2001 года на встрече с корреспондентом CNN он сказал: «В Пакистане нет террористической организации…». Первого июня 2001 года корреспонденту CNN он сказал: «… вы использовали слово терроризм. Позвольте мне не согласиться с вами. У нас нет терроризма, а есть борьба за свободу. Это вопрос прав человека в индийской части Кашмира». На встрече с корреспондентом английской газеты «Джордон» 16-го мая 2001 года на вопрос о группировке «Лашкар тойиба» и других группировках, он ответил: «Вы видите, что все формы борьбы за свободу в мире не могут долго вести борьбу, если у них нет поддержки – указывая тем самым на поддержку Пакистана этим группировкам – и вы видите это у вас в Ирландии, потому что у него есть международная поддержка… И так далее если вы назовете любую борьбу за свободу, то найдете тех, кто поддерживают ее за рубежом. Аналогическая ситуация обстоит и в Кашмире.

Там идет борьба за свободу. Эта спорная земля и это признает ООН. На этой земле уже десять лет продолжается борьба за свободу. За это время 75000 человек отдали свои жизни». На двадцать пятой конференции «Сират» он также сказал: «В Кашмире идет борьба за свободу. И мы постоянно будем оказывать им дипломатическую поддержку, и собирать для них деньги, чтобы они могли обустраивать беженцев, прибывающих изгнанными из своих земель». Также в своем обращении в ООН 10-го ноября 2001 года он сказал: «Миру не следует попирать подлинные права народов, а также устремления и побуждения народов, которые сражаются за освобождения самих себя и подвергаются терроризму государства».

В своем первом выступлении 17.10.99 года – на которое ссылался – он сказал: «Мы продолжим свою моральную, политическую и дипломатическую помощь своим братьям в Кашмире и в их борьбе за получения ими своего права на самоопределение…». 03.10.01 года на вопрос британской радиовещательной корпорации ВВС относительно Кашмира я ответил: «Там идет борьба за свободу. И уже погибло около 70000 кашмирцев. Там присутствует терроризм индийского государства. И человек не может называть терроризм государства терроризмом…». А когда меня спросили о сосредоточении терроризма в Кашмире, я ответил: «Мы никогда не согласимся с этим».
Это некоторые заявления пакистанского правителя, которые свидетельствуют о его обмане и изменении его позиции полностью в обратную сторону.

Как раз к нему применимы слова, приведенные Абу Хурайрой, да будет доволен им Аллах, от Посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, который сказал: «С тремя Аллах не будет разговаривать в день Воскрешения, не взглянет на них, не оправдает их и для них будет мучительное наказание: Старик прелюбодей, правитель лжец и высокомерный бедняк».

Если таким является действительность пакистанского правителя, то кто ему поверит, когда он утверждает о том, что те действия, которые он совершил, не были в ответ на чье-либо наставление или давление. Как может поверить ему кто-нибудь, если он сам себя обманывает этими словами в то время как ему неоднократно звонили Буш и Пауэлл и настаивали на том, чтобы он ликвидировал кашмирцев, покарал их и заморозил их фонды; в то время как индусы правители Индии требуют такие требования. Кто ему поверит, когда он с поразительно быстрой отзывается на требования врагов мусульман.

И разве считает кто-нибудь из мусульман внутри и за пределами Пакистана, что союз Мушаррафа с Америкой для разрушения Афганистана с его жителями, пролития чистой исламской крови тысячи невинных мусульман, установления американского господства над Афганистаном и достижение Америкой верховной власти в этой стране, разве считает кто-нибудь из мусульман, что все это в действительности происходит в национальных интересах Пакистана и что это исходит от благородных побуждений, как это усматривает предатель, который продал себя в услужение американским интересам. Разве думает кто-нибудь из мусульман, что увиденная им активность пакистанского народа против первого крестового похода направленного на мусульман Афганистана, указывает на согласие этого народа с решением предателя?!!! Мы говорим, нет и тысячи раз нет.

Однако такова сущность этого лживого правителя, который принимает окраску согласно взглядам, усматриваемым правителем Белого дома. И своей дерзкой лжи он не остановился у этой черты, но и осудил тех, кто встал против его решения, сказав: «Меня в действительности очень огорчило, что некоторые религиозные партии и экстремистские группировки не согласны с этим решением…».

В своем обращении он сказал слова, означающие, что он намерен преобразовать Пакистан в передовое государство, так как в его обращении имеется следующий текст: «…разве вы хотите, чтобы Пакистан стал религиозным государством? Разве вы думаете, что религиозное просвещение является достаточным для правления? Или мы хотим, чтобы Пакистан проявился как передовое государство и как государство динамичного исламского благосостояния? Решение большинства в пользу передового исламского государства». Фактически Мушарраф ведет деятельность по проведению коренных изменений в Пакистане в сторону светской направленности, подобно сегодняшней Турции.

Он является светским человеком, одурманенным западной культурой, выходцем высшей школы святого патриарха в Карачи и христианского факультета в Лахоре. Западная пресса характеризует его как современного человека (на их языке – модерн), видящего в Камале Ататурке идеал, который, в заговоре с подлой и вероломной Англией совершил самое большое преступление в истории исламской уммы, т.е. разрушил исламский халифат и стер его с лица земли. Когда он говорит об умеренности, терпимости и прогрессивности он имеет в виду отдаление людей от их религии и внедрение западной культуры, в которой он воспитался с младенческого возраста. Эти замыслы, которые имеются в его обращении, являются опасными и дальнесрочными и поэтому каждый мусульманин должен осознавать их и противостоять этому опасному тираническому правителю, если он способен на это.

На пресс-конференции в Исламабаде 19-го октября 1999 года он сказал: «Сегодня прошло шестьдесят лет со дня принятия пакистанского решения в Лахоре первыми основателями, взгляд на государство которых олицетворялся в следующей форме: современное и развитое исламское государство, в котором отсутствуют нетерпимость и этнические ориентиры… но этого не случилось». 3-го октября 2001 года для корреспондента ВВС Мушарраф сказал: «Подновляющее большинство пакистанцев придерживаются умеренных религиозных точек зрения. Поэтому нет место для религиозного экстремистского правления в стране… Пакистан ощущает потребность в подавлении религиозного экстремизма, поскольку он влияет на нас в том, что касается закона и системы, и мы имеем определенный план действий в этом направлении».

На журналистской встрече 09.01.02 года министр иностранных дел Пакистана Саттар Азиз сказал следующее: «Мы возвращаемся к правлению наших отцов основателей, которые представили себе Пакистан как умеренное исламское и развитое государство, основывающееся на принципах свободы и терпимости». 4-го января 2002 года официальный представитель министерства иностранных дел Америки сказал: «… во-вторых, Мушарраф принял стратегическое решение, чтобы вести Пакистан по более умеренному пути». 3-го января 2002 он заявил: «…Пакистан публично взял на себя обязательства реформировать систему образования, чтобы удалить всякие этнические воздействия и улучшить академический уровень.

Мы с нетерпением ожидаем оказать поддержку этим усилиям посредством наших содействий Пакистану». Еврейский демократ Джозеф Либерман, который был кандидатом на пост премьер-министра, после своей встречи с Мушаррафом 8-го января 2002 года, сказал: «Первез Мушарраф пообещал предпринять меры против исламских военных группировок… и он вскоре выступит с обращением перед пакистанским народом, что изменит историю этой страны». Сенатор Маккейн, который сопровождал Либерман, сказал: «После встречи с Мушаррафом мы убеждены в том, что он действительно придерживается политики ликвидации терроризма и основания терпимого и умеренного общества в Пакистане».

Исходя из своего стремления изменить Пакистан коренным образом в целях укрепления западной культуры и отдаления Ислама из жизни людей, он крайне осмотрительно боясь привлечь на себя недовольство и возмущение коснулся в своем обращении религиозных школ с тем намерением, чтобы с самого начала испортить их репутацию для оправдания принятия решения об установлении жесткого правительственного надзора над ними и об изменении их программ. Он сказал: «…некоторые школы находятся под влиянием религиозно-политических группировок и партий. Некоторые из них основали эти школы.

Я знаю, что некоторые из них пропагандируют негативные идеи и распространяют ненависть и насилие, вместо того чтобы укреплять терпимость, терпение и братство». А также он сказал: «Нам следует задаться вопросом о том направлении, по которому ведут нас эти экстремисты…». Затем он приходит к следующим словам: «Мы установили новую стратегию для школ, и она нуждается в своем претворении…. и в случае если какая-нибудь школа погрязнет в терроризме, в разрушениях, в военных действиях или будет обладать какими-либо видами вооружения, то она сразу же будет закрыта. До конца года все школы должны принять новую программу…».

Исходя из своего плана по демократизации Пакистана, он также обязал установление надзора над мечетями ввиду своего знания о степени их глубокого воздействия на общественное мнение. Он сказал: «Нам следует контролировать неправильное использование мечетей и школ. Они не должны использоваться для распространения политических и этнических прихотей… нам необходимо укреплять среду терпимости, рациональности, ответственности, терпения и взаимопонимания. Мы должны контролировать экстремизм, воинствующий дух, насилие и фундаментализм… все мечети будут зарегистрированы, и строение новых мечетей будет проходить только с соответствующего разрешения. Звукоусилители в мечетях будут использоваться только для азана, пятничных хутб и проповедей».

Он осудил терроризм (в американском понимании этого слова) отчетливыми выражениями и наложил запрет на пять группировок. Он определил свою новую политику относительно кашмирских группировок в соответствии с американской политикой и с полным удовлетворением требований индусов. Эта новая политика и этот новый акцент полностью отличаются от того, о чем он заявлял и говорил в этом отношении с тех пор, как Америка предоставила ему узды правления в стране в октябре 1999 года после устранения Наваз Шарифа. В своем обращении Мушарраф сказал: «Ни для какой организации никогда не будет разрешено погрязнуть в терроризме под именем Кашмира. Мы осуждаем террористические акты, которые произошли 11-го сентября, 1-го октября и 13-го декабря. Каждый, кто будет замешан в каком-либо теракте, получит решительный ответ.

В скором времени будут предприняты решительные меры против любого индивида, пакистанской группировки или организации, если обнаружится их причастность к терроризму как внутри, так и за пределами страны. Я требую прекратить вмешательства в дела других… и следует поставить конец экстремизму и духу розни». «Ни под каким видом не будет позволено какой-либо организации в Пакистане называть себя Лашкар, Сибах или Джайш. Каждый индивид и каждая организация будет подвергаться жестким карательным мерам, если обнаружится, что они подстрекают людей к насилию внутри страны или за ее пределами». В части своего обращения относительно требования Индии выдать определенных лиц, он пытался скрыть свое позорное лицо и угодить индусам. Он упомянул, что предаст этих пакистанцев суду если будет доказана их причастность, а что касается не пакистанцев, то он не будет ограждать их от выдачи.

В этой связи он сказал: «…нет места для разговора о выдачи какого-либо пакистанца, этого никогда не будет. В случае если нам будут представлены доказательства против них, то по отношению к ним будут приняты меры внутри Пакистана согласно нашим законам. А что касается не пакистанцев, то мы никому не предоставим политического убежища. И любой человек, попавший в этот список, предстанет перед судом, если мы обнаружим его».

Таким образом, получается, что Мушарраф изобличил свое мерзкое лицо и не остается никакого сомнения в том, что он под призывом борьбы с терроризмом с американским названием участвует во втором крестовом походе, направленным на ликвидацию кашмирских группировок и любых исламских движений, которые представляют угрозу ему, американским и индийским интересам. Вдобавок к этому он следует политике демократизации Пакистана, и уже издал законы, позволяющие ему продвигаться по этому пути, и принялся осуществлять их.

Не было странным для Мушаррафа запятнаться предательством до такой степени. Еще вчера он примкнул к первому американскому крестовому походу, бросая вызов, со всей наглостью и заносчивостью, чувствам всей исламской уммы. И вот теперь он сегодня совершает предательские дела, не уступающие в своей опасности первым его делам, и снова с еще большей наглостью и высокомерием бросает вызов чувствам исламской уммы.

Он не посмел бы снова посягнуть на неприкосновенность уммы, если бы в первый раз получил полное воздаяние за то, что совершил в первый раз, когда предоставил возможности Пакистана в услужение американскому походу против мусульман афганцев. Но не получив возмездий за свое первое деяние, он стал необузданным и не опасается причастности к предательству вслед за предательством. Он такой же, как и все остальные правители исламского мира, которые стали еще более заносчивыми в результате того, что остались целыми и невредимыми после того, как совершили большие предательства в отношении этой уммы.

Вот и начался второй крестовый поход с меньшей шумихой, и никто кроме Аллаха не знает ту степень разрушений, которые оставит после себя этот поход мусульманам в Пакистане и за его пределами. Этот поход начался едва как только завершился первый поход с разрушением Афганистана вместе с его жителями и с пролитием чистой крови десятки тысяч невинных мусульман. Америка – глава неверия, установила свое господство над всеми делами и особенно это верховная власть над управлением делами мусульман, что является самой настоящей гибелью. Мы не знаем где и когда начнется третий поход, а также масштаб трагедий и ожидаемого разрушения!!

Умма втягивается в кровавую бойню и при этом не ударит палец о палец, ее армии вооруженные с головы до ног удерживаются в казармах, ожидая приказов, которые будут исходить от тех, кто участвуют с неверными в этих походах против мусульман!
Благородная умма!

Самое суровое испытание, которому мы подверглись – это наличие у неверных власти над нами и положение как будто мы сами не имеем никакой власти. Они устанавливают над нами лицемерных правителей - тиранов, которые ищут величие у этих неверных, а не у Аллаха и как хотят в своих интересах уничтожают остальных. Эти правители проявили крайнее усердие в своем услужении неверным и посягнули против уммы, оскверняя ее неприкосновенность, и уже слишком долго не подвергаются отчету и наказанию.

Освобождение Кашмира и освобождение Индии от власти неверных индусов, а также освобождение Палестины от власти неверных евреев и таким же образом освобождение остальных частей исламского мира от власти неверных, не может происходить посредством организаций, движений и групп, даже если они превосходно вооружены, так как это дело является из числа задач государств и происходит после достаточной подготовленности. Делать опор на движения в освобождении стран дает возможность неверным укрепляться в них, дает возможность правителю скрывать свои предательства, упущения и несостоятельность, за которые он должен сурово подвергаться отчету.

Наряду с обязательностью освобождения оккупированной страны в соответствии с законами оборонительного джихада, также является обязательным для тех, кто находятся за пределами этой страны приводить в движение армии для ее освобождения, а не прибегать к борьбе, имеющей ограниченные результаты внутри страны. При этом все это не снимает ни с одного мусульманина обязательность деятельности по установлению исламского правления, т.е. установлению праведного халифата, по которому стали тосковать все мусульмане.

Всевышний Аллах сказал:

وَلَنْ يَجْعَلَ اللهُ لِلْكَافِرِينَ عَلَى الْمُؤْمِنِينَ سَبِيلاً

«И никогда Аллах не устроит неверным дороги против верующих» [4:141]

فَمَنِ اعْتَدَى عَلَيْكُمْ فَاعْتَدُوا عَلَيْهِ بِمِثْلِ مَا اعْتَدَى عَلَيْكُمْ

«Кто же преступает против вас, - то и вы преступайте против него подобно тому, как он преступил против вас» [2:194]

Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «…и кто умер, не имея присяги, тот умер джахилийской смертью».

19.01.2002 г.
Хизб ут-Тахрир