06
Пт, дек

Почему Восточный Туркестан (Синьцзян) важен для Китая?

Статьи
Инструменты
Типография
  • Маленький Меньше Средний Больше Большой
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

بسم الله الرحمن الرحيم

Масштаб угнетения мусульман Китаем беспрецедентен во всём мире. В прошлом году мир стал свидетелем множеств сообщений и видео, демонстрирующих то, что уйгурские мусульмане интернированы в лагерях на западных окраинах Китая. С ростом давления в западных СМИ, которые имеют свою собственную политическую цель на этот счёт, китайский режим вынужден был признать тёмную реальность — в стране построена и действует сеть концентрационных лагерей для уйгуров.

Государственное информационное агентство Китая «Синьхуа» 13 октября 2018 года, цитируя китайского чиновника, сообщило о том, что необходимо поддерживать «синизацию» (т.е. китаизацию) и избавиться от «чрезмерной приверженности» к религии. Несмотря на поразительный экономический подъём Китая, он непрерывно боролся с этим беспокойным для него регионом, имеющим для Китая не только стратегическое, но и экзистенциальное, жизненно важное значение.

Синьцзян — уйгурский автономный район, расположенный на северо-западе Китая; он простирается на 1,6 млн. квадратных километров. На регион, граничащий с восемью странами, приходится одна шестая территории Китая. Сегодня в Синьцзяне проживает около 21 миллиона человек, представляющих тринадцать различных этнических групп, самой крупной из которых являются уйгурские мусульмане. Исторически он был главным центром экономического и культурного обмена между Востоком и Западом и занимал важный отрезок Шёлкового пути.

Подъём европейского империализма в XIX веке привёл к расширению Российской и Британской империй в Центральной Азии. Российская империя усилила своё влияние вдоль северных границ Китая на протяжении века. В результате династия Цин взяла регион под свой контроль и в 1884 году объявила Синьцзян официальной китайской провинцией. Но администрация провинции столкнулась с постоянным сопротивлением со стороны мусульманского населения, и во второй половине XIX века, когда Империя Цин столкнулась с Опиумными войнами, бесконечными внутренними мятежами и иностранным вмешательством, она не смогла поддерживать сильное военное присутствие в Синьцзяне. Крах династии Цин в 1911 году привёл к тому, что контроль Китая над Синьцзяном практически ослаб. Мао Цзэдуну потребовалось в 1949 году отменить независимость этой территории и присоединить её к Китайской Народной Республике. В связи с этим Мао попытался опустошить регион от мусульманского населения, насильственно выселяя оттуда мусульман и заселяя ханьцев. Эта политика, всё ещё действующая сегодня, в значительной степени провалилась, кульминацией чего стали массовые беспорядки в Урумчи в 2009 году.

Синьцзян представляет один из четырёх буферных регионов для Китая. Эти буферные регионы защищают центр ханьского Китая. Само сердце (важный центральный район) китайских территорий разделено на две части: северную и южную, которая, в свою очередь, представлена двумя основными диалектами: мандаринским на севере и кантонским на юге. Сердце Китая определяется прибрежными районами и поймами больших рек — Хуанхэ («Жёлтая река») на севере и Янцзы на юге. Оно является сельскохозяйственным регионом Китая. Народ хань не распределён равномерно по всему центру Китая. Он сконцентрирован на востоке в связи с тем, что на западе малое количество осадков не позволяет содержать очень большое население. Поэтому Китай является относительно узкой страной с чрезвычайно плотным населением. Этот центр окружает кольцо неханьских регионов — Тибет, провинция Синьцзян, Внутренняя Монголия и Маньчжурия. Данные буферные регионы исторически входили под власть Китая, когда он был сильным, откалывались, когда он был слабым, или же использовались иностранными державами для проникновения вглубь Китая. От этих регионов исходила историческая угроза для Китая. Но даже помимо предоставления буфера эти территории являются для Китая удобными для обороны границами. По этой причине Синьцзян выступает одним из четырёх регионов, которые имеют жизненно важное значение для территориальной целостности Китая.

Экономическое чудо Китая напрямую привязано к доступу к энергии и сбыту товаров. Синьцзян является критически важным регионом, который нуждается в топливе китайской экономической машины, и он также стратегически расположен на маршруте поставок. Синьцзян содержит более 20% китайских угольных, газовых и нефтяных ресурсов. Здесь самая высокая концентрация запасов ископаемого топлива по сравнению с остальными регионами страны. Нефтяные месторождения в Карамае являются одними из крупнейших в Китае, а также имеются обширные запасы угля, серебра, меди, свинца, нитратов, золота и цинка. Синьцзян является крупнейшим в Китае районом добычи природного газа и служит важным торговым и трубопроводным маршрутом в регион Центральной Азии и далее. Он также является частью стремления Китая диверсифицировать свои нефтяные ресурсы, поскольку регион является ключевым транзитным маршрутом.

Синьцзян — единственный регион в Китае, который соседствует с республиками Центральной Азии. Центральноазиатская нефть (и значительная часть российской нефти) должна поступать в китайскую трубопроводную сеть из Синьцзяна. Первым национальным нефтепроводом, построенным для этой цели, был нефтепровод Западный Казахстан–Китай, который начал транспортировать нефть в июле 2006 года. Он начинается в Атасу на северо-западе Казахстана, достигает Алашанькоу в Синьцзяне на казахстанско-китайской границе и заканчивается в нефтеперерабатывающем заводе китайской национальной нефтегазовой корпорации «PetroChina» в Душанзи. Хотя экономическое чудо Китая обошло стороной Синьцзян, последний буквально питает Китай, и по этой причине он является стратегическим и критически важным регионом.

Экономический подъём в Китае привёл к созданию особых экономических зон (ОЭЗ) в прибрежных районах, где производятся товары для транзита через океан. Проблема в том, что это делает китайскую экономику зависимой от морских путей, но у Китая нет военной мощи, способной обеспечить их безопасность. Это связано с тем, что военно-морской флот США контролирует мировые океаны, и любая блокада множества небольших островков, окружающих Китай в этом регионе, приведёт к подрыву его экономики. Именно здесь Синьцзян попадает в фокус, поскольку исторически он был ключевым сухопутным маршрутом из Китая в мир. Западный Китай обеспечивает расширенный доступ к Аравийскому морю через Пакистан, а также к Индийскому океану и Персидскому заливу. Китай может получить доступ через Синьцзян к Пакистану, Центральной Азии, Ближнему Востоку, всей Евразии, и через него Китай может дальше транспортировать ресурсы по суше, избегая чрезмерной зависимости от уязвимых морских маршрутов. Именно по этой причине в рамках гигантской инициативы Китая под названием «Один пояс и один путь» (BRI) через Синьцзян будет проходить несколько проектов, соединяющих всю страну с Евразией и территориями за её пределами. Таким образом Синьцзян стал чем-то вроде географической опоры для экономических контактов по всей Евразии. Вся инициатива «BRI» обещает иметь огромное значение для торговых отношений Китая и глобального влияния, и в центре всего этого оказался Синьцзян.

По стратегическим, экономическим, демографическим и политическим причинам он представляет собой вопрос жизни и смерти для Китая. Но, несмотря на все колоссальные расходы на регион и «раскалённый железный кулак» над ним, Китай не смог одолеть мусульман в регионе. В то время как западные СМИ только сейчас узнали о том, что делает Китай, тактика Пекина идёт по стопам Запада, у которого есть аналогичные стратегии для борьбы со своим мусульманским населением, которое они долго пытались интегрировать. Эта тактика провалилась на Западе, и, по всей вероятности, она потерпит неудачу и в Китае. Главная проблема китайских лидеров заключается в том, что его экономическое и политическое будущее проходит через регион, населённый мусульманами, с которыми Пекин борется уже более века.

 

 

Специально для радио Центрального информационного офиса Хизб ут-Тахрир
Аднан Хан
17.02.2019