21
Сб, окт

Чудовищная агрессия Китая в Восточном Туркестане. Развитие ракетных систем на индийском субконтиненте

Ответы на вопросы
Typography
  • Smaller Small Medium Big Bigger
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

Вопрос первый: Информационное агентство «Al Jazeera Net» за 2 марта 2017 года сообщило о размещении огромной китайской армейской группировки в Синьцзян-Уйгурском автономном районе (Восточный Туркестан) на западе Китая.

Согласно сообщению, «27 февраля в Урумчи, столице Синьцзян-Уйгурского автономного района (СУАР), большинство населения которого составляют этнические мусульмане-уйгуры, сосредоточились десятки тысяч солдат. Вот уже несколько лет всё больше и больше обостряется ситуация в данном регионе. Власти Синьцзян-Уйгурского автономного района на западе Китая провели масштабный военный парад в Урумчи с участием десятков танков и бронемашин в сопровождении военной авиации. По признанию военнослужащих, это — самый масштабный военный парад в регионе, который за прошедший год стал свидетелем трёх аналогичных парадов в районах Хотан, Кашгар и Аксу». Можно ли на основании этого понять, что Китай готовится к новым массовым убийствам в этом мусульманском регионе? Заранее благодарен Вам!

Ответ: Для того, чтобы раскрыть подлинность китайских намерений в отношении мусульман данного региона, необходимо хотя бы вкратце упомянуть о причинах конфликта между Китаем и мусульманами-уйгурами — жителями данного региона:

1 — Конфликт между Китаем и мусульманами этого региона не является новым явлением, напротив, он продолжается с 1863 года. Восточный Туркестан — это самый отдалённый уголок исламских земель на Востоке, который подвергся массовой чистке и геноциду со стороны Китая. В результате столкновений с этой чудовищной антиуйгурской кампанией Китая погибло свыше миллиона мусульман-уйгуров. В 1949 году коммунистический режим Китая под руководством Мао Цзэдуна установил полный контроль над регионом, упразднил существовавшую там независимость и присоединил его к КНР. С уничтожением последней уйгурской государственности в 1949 году и с образованием в 1955 г. Синьцзян-Уйгурского автономного района властями КНР проводится целенаправленная политика по ассимиляции уйгуров, прежде всего путём поощрения переселение уйгуров в другие районы КНР и искусственным ограничением их рождаемости, а также массового переселения в СУАР этнических ханьцев. Стойкие и неотступные, мусульмане-уйгуры никогда не сдавались китайцам. Они неоднократно восставали против китайской оккупации в регионе. Так, народные восстания вспыхивали в 1933 и 1944 годах, последнее из них произошло в 2009 году.

2 — Ислам является основной причиной сильной ненависти китайцев к уйгурским мусульманам. Мусульманские мечети всегда выступали фактором, возбуждающим ненависть Китая к Исламу. Только за 1949 год Китай разрушил более 25 тысяч мечетей. В этом огромном регионе осталось всего 500 мечетей. Сегодня, после того, как Китай частично отступил от своего коммунизма в вопросах «экономики», тем не менее, преследование любого проявления религиозности, особенно среди молодёжи, продолжает служить фактической политикой, проводимой Китаем в этом регионе.

3 — По причине природных ресурсов, особенно — нефти, находящихся в самой большой по площади территориально-административной единице КНР, которой Китай дал название Синьцзян, что в переводе с китайского языка означает «приобретённый рубеж», властями КНР проводится целенаправленная политика по ассимиляции уйгуров, прежде всего путём поощрения переселение уйгуров в другие районы КНР и искусственным ограничением их рождаемости, а также массового переселения в СУАР этнических ханьцев. На сегодняшний день 10 миллионов уйгуров составляют лишь 40% населения региона. В основном они проживают в южных районах и в сельской местности. Данный регион сильно отличается бедностью, особенно на юге, где в основном и сосредоточены мусульмане, а также в сельской местности, где меньше всего или почти нет этнических китайцев (ханьцев).

4 — Несмотря на это, пыл и дух мусульман в Восточном Туркестане не спадал, позволяя им возродить исламские проявления в частной жизни, особенно в сёлах. Время от времени в этом регионе происходили беспорядки, что превратило его в отличительный своей нестабильностью округ по причине взрывов, антигосударственных действий и несговорчивого устремления к отделению от Китая. И поэтому этот регион считается самым слабым местом государства в Китае. В ответ на это Китай держит под жёстким контролем все детали жизни мусульман-уйгуров и запрещает СМИ показывать расстрелы и аресты, учиняемые государством по отношению к ним. Службы безопасности Китая отслеживают и клеймят «терроризмом» мусульман-уйгуров, бежавших из страны и рассказывающих об ужасах, происходящих в этом регионе. Посредством каналов международной безопасности Китаю удалось арестовать многих из них под предлогом борьбы с терроризмом, в частности — в странах Центральной Азии и Пакистане.

5 — В силу того, что Ислам жив в сердцах уйгуров, он наводит ужас на сердца китайских деспотов. Неоднократно первые лица Китая открыто говорили о своих тревогах по поводу Ислама. Глава Государственного управления КНР по делам религий Ван Цзоань заявил, что китайские мусульмане должны решительно противостоять религиозному экстремизму. С таким заявлением чиновник выступил на X Национальном конгрессе китайских мусульман. «Экстремистская идеология пробирается сегодня в глубины регионов нашей страны», — отметил Ван Цзоань. Председатель КНР Си Цзиньпин призвал китайских мусульман противостоять «незаконному религиозному проникновению». «Мы должны решительно противостоять зарубежному проникновению, которое осуществляется при помощи религиозных средств, и пресекать идеологическое вторжение экстремистов», — сказал Си Цзиньпин (см. «Al-Masry Al-Youm» за 29.11.2016 со ссылкой на газету «China daily»). Эти китайские опасения подтверждаются публикацией агентства «Russia Today» за 1 марта 2017 года: «Китай неоднократно предупреждал, что зарубежные экстремистские силы стоят за идеей проведения террористических операций в Синьцзяне и других регионах страны, и это вынудило власти страны начать жёсткую контртеррористическую операцию».

6 — Увидев религиозную заинтересованность у мусульман, которая проявилась в восстановлении тысяч мечетей в регионе и продвижении исламских идей, Китай решил снова внедрить своё «культурное просвещение» в регион и жёстко запретить исламские проявления. В рамках этих мероприятий Китай начал подготавливать новую кампанию устрашения мусульман. Данная кампания будет проявлять себя в следующем порядке:

а) Изъятие загранпаспортов:

Агентство «BBC» за 24 ноября 2016 года сообщило: «Власти Китая обязали жителей Синьцзян-Уйгурского автономного района на северо-западе Китая, где подавляющее большинство населения составляют мусульмане, сдать свои загранпаспорта на постоянное хранение в местные полицейские участки. Стивен Макдоннел, корреспондент «BBC» в Китае, пишет, что требование сдать свои загранпаспорта было обнародовано на официальном интернет-сайте МВД Китая. Теперь каждый житель Синьцзян-Уйгурского автономного района обязан сдать свой загранпаспорт в полицию. Как пояснили стражи порядка, изъятые у населения паспорта будут храниться в отделениях полиции и выдаваться по требованию. Это значит, что отныне каждый житель региона, в случае, если он захочет отправиться в путешествие, т.е. поехать куда-нибудь за границу, обязан будет написать заявление с просьбой о возвращении паспорта».

б) Введение ограничений для мусульман в исполнении исламских ритуалов поклонения:

Агентство «France 24» за 6 июня 2016 года сообщило: «Власти Китая запретили учителям, студентам и госслужащим в СУАР (Синьцзян-Уйгурский автономный район) на северо-западе страны (Восточный Туркестан) поститься и участвовать в религиозной жизни мусульман в священный месяц Рамадан. Кроме того, власти дали распоряжение не закрывать рестораны в данном районе». Данные меры правительство Китая начало предпринимать с 2015 года. Как пишет агентство «i24 news»: «Власти Китая запретили мусульманам, в частности — госслужащим, студентам и преподавателям, проживающим в Синьцзян-Уйгурском автономном районе (СУАР), соблюдать пост во время священного месяца Рамадан. Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов в Китае издало декларацию о том, что во время всего месяца Рамадан все учреждения по общественному питанию должны быть открыты. На официальных сайтах региона было размещено распоряжение с призывом для партийных чиновников ограничивать проявление религиозности среди мусульман, в частности — соблюдение поста, посещение мечетей».

в) Преследование и аресты тех, кто демонстрирует исламские проявления:

В статье под заголовком «Китай преследует мусульман... Присуждение финансового вознаграждения тому, кто сообщит о бородатых мусульманах и одетых в никаб мусульманках» газета «AdDiyar» за 23 февраля 2017 года со ссылкой на местную китайскую газету сообщила: «Китай установил материальное вознаграждение в размере тысячи юаней (275 евро) тому, кто доложит о бородатом молодом человеке или одетой в никаб женщине в провинции Синьцзян, расположенной на северо-западе страны. Регион находится под постоянным напряжением между этническими китайцами (ханьцами) и уйгурами-мусульманами. По данным местной ежедневной газеты «Хотан», власти города Хотан, в котором недавно произошли беспорядки, объявили награду за информацию о террористическом подполье. Общая сумма выделенных средств составляет 100 млн. юаней (14,5 млн. долларов США). За «оперативную инсайдерскую информацию» Китай готов выплатить до 5 млн. юаней (730 тыс. долларов США). Эти сведения включают информацию о торговле оружием, вербовке в экстремистские группировки, незаконном переходе границы и подстрекательстве к петициям. Без вознаграждения не останутся даже сообщения о «молодых людях с длинными бородами, скрывающими лица повязками, и другими радикализованными религиозными символами»».

7 — Исходя из вышеперечисленного можно сказать, что китайская кампания по подавлению уйгурских мусульман в Синьцзян-Уйгурском автономном районе (СУАР), а точнее — в Восточном Туркестане, возможно, находится на стадии подготовки и испытания. Она может начаться в любой момент под предлогом конфликтогенности и антигосударственной настроенности общества в этом регионе. Для Китая этого вполне достаточно для того, чтобы развернуть полномасштабную кампанию после проведённого в регионе военного парада с участием тысяч солдат, бронетехники и вертолётов. Секретарь Коммунистической партии СУАР Чэнь Цюаньго (Chen Quanguo) заявил: «Размещение военных направлено на поддержание стабильности после последнего всплеска насилия в ряде областей страны в течение текущего года» (см. «Al Jazeera Net», за 02.03.2017).

8 — Больше всего огорчает то, что эти чудовищные преступления Китая в отношении уйгурских мусульман совершаются на виду и слуху у миллионов мусульман во всём мире, но никто не может остановить эти зверские преступления. И это происходит потому, что миллионы мусульман рассеяны по всему миру без единого государства, которое объединяло бы их. Одним словом, причиной тому служит отсутствие исламской державы — государства Праведный Халифат, восстановить который обязан каждый дееспособный мусульманин, избрав затем халифа, который будет управлять делами мусульман соответствующим образом. И как может быть иначе, ведь халиф — это щит, которым защищаются и за которым воюют. В сборниках достоверных хадисов Бухари от Абу Хурайры сообщается, что Посланник Аллаха (с.а.с.) говорил:

وَإِنَّمَا الإِمَامُ جُنَّةٌ يُقَاتَلُ مِنْ وَرَائِهِ وَيُتَّقَى بِهِ

«Имам — это щит, за которым сражаются и которым защищаются».

Тогда ни китайцы, ни другие неверующие народы не посмеют причинить боль мусульманам, понимая, что расплата не заставит себя долго ждать. Воистину, Аллах — Наисильнейший и над каждой вещью Мощен!

Вопрос второй: В последнее время на территории индийского субконтинента прошёл ряд ракетных запусков. 1 марта 2017 года Индия провела испытания новейшей системы ракет-перехватчиков с полигона на острове Абдул Карим, расположенном к востоку от побережья штата Орисса в Бенгальском заливе. Чуть ранее, в этом же году, новую баллистическую ракету «Абабиль» испытал Пакистан. Эта ракета способна нести как обычный, так и ядерный боезаряд на расстояние до 2200 километров. Являются ли эти испытания ракет частью новой гонки вооружений между Индией и Пакистаном? Каковы могут быть региональные последствия этих испытаний? Да вознаградит Аллах Вас благом!

Ответ: Данные испытания новейших ракет со стороны Индии и Пакистана являются продолжением усилий двух стран в достижении ядерного паритета путём развития способности нанести второй удар. Для того, чтобы лучше понять происходящее, необходимо понимать реальность ядерной гонки вооружений на территории индийского субконтинента.

1 — Государства стремятся приобрести ядерное оружие по двум основным причинам:

— во-первых, чтобы увеличить традиционное военное превосходство. Например, активность в этом направлении Северной Кореи является ярким тому подтверждением. Северная Корея считает ядерный арсенал ключевым оружием для того, чтобы преодолеть традиционное военное превосходство Южной Кореи и дразнить Америку, которая имеет тысячи военных единиц, сосредоточенных в корейской демилитаризованной зоне.

— во-вторых, дабы противостоять ядерным государствам. Например, когда Советский Союз отказался брать Китай под свой ядерный зонтик во время корейской войны, тогда китайское руководство приняло решение о развитии собственного военного атомного проекта. Это спровоцировало Индию запустить свою ядерную программу, которая, в свою очередь, так же спровоцировала запустить собственную ядерную программу Пакистан. Таким образом, эти три государства стремились достичь состояния ядерного паритета друг с другом, чтобы предотвратить возможные ядерные удары (см. Waltz, K. (1981), «The Spread of Nuclear Weapons: More May Be Better: Introduction». The Adelphi Papers, 21(171), pp.383–425).

2 — Тем не менее, само обладание ядерными боеголовками недостаточно для сдерживания противников от боевых действий. Для того, чтобы ядерное сдерживание было действенным, обладающие ядерными боеголовками государства должны быть способны защитить свой ядерный арсенал от любого возможного нападения. Способность запустить ядерную боеголовку и поразить ядерные цели противника называется «первый (превентивный) удар», а способность принять вражеский и нанести свой массированный ответный ядерный удар по агрессору называется «второй (ответный) удар». Другими словами, второй удар — это способность выжить после первого удара и обладание достаточным количеством ядерных боеголовок для того, чтобы противостоять ударам противника. Такое понятие получило название «ядерная триада» (англ. Nuclear triad) — общепринятый международный термин, обозначающий оснащённые ядерным оружием стратегические вооружённые силы государства, включающие в себя три компонента: стратегическая авиация, межконтинентальные баллистические ракеты и стратегические атомные подводные ракетоносцы, обеспечивающие максимальную скрытность и способные обезвредить любой встречный удар.

3 — Ядерное сдерживание между ядерными державами работает хорошо, когда оба государства имеют потенциал для второго удара, что гарантирует взаимное уничтожение обеих сторон. Страх перед таким полным уничтожением сдерживает обе стороны от запуска первого удара. В ядерной стратегии эта доктрина получила название (и известна как) «Mutually Assured Destruction» (взаимное гарантированное уничтожение). Таким образом, в отличие от классических видов оружия, настоящая ценность ядерного оружия заключается в сдерживании противника от использования своего ядерного оружия.

4 — С того момента, как Индия и Пакистан приступили к ядерным испытаниям в 1998 году, учёные-ядерщики, политологи и разработчики стратегий стремились к реализации вышеупомянутой теории ядерного сдерживания. Беря во внимание доктрину взаимного гарантированного уничтожения (MAD), обе стороны считают, что на субконтиненте существует ядерный мир. Между тем, это является основным двигателем стремительного развития ракетных технологий и уменьшения размеров ядерных боеголовок для помещения их в ракеты, а также совершенствования систем запуска ракет. Одновременно с этим необходимо учитывать систему ядерного сдерживания, чтобы понять недавние ракетные испытания Индии и Пакистана, произведённые за последние десять лет. Был достигнут определённый прогресс в ракетных технологиях и в вопросе обеспечения возможности первого удара у обеих сторон. Однако последние события свидетельствуют о том, что стороны приложили большие усилия, чтобы обеспечить и сохранить возможность второго удара. Подтверждением тому служит следующее:

а) Подводная лодка с баллистическими ракетами (БРПЛ):

9 января 2017 года Пакистан провёл успешный запуск своей первой подводной крылатой ракеты. По словам военных, была запущена баллистическая ракета «Бабур-3», которая имеет дальность 450 км и может нести ядерную боеголовку. Отмечается, что пуск был осуществлён в неустановленном месте в Индийском океане. Командование пакистанской армии заявило, что «тестовый запуск ракеты «Бабур-3» даёт Исламабаду уверенность в своих возможностях нанести второй (ответный) удар» (см. https://www.wsws.org/en/articles/2017/02/28/inpk-f28.html). Однако при этом Пакистан не обладает атомными подводными лодками и вынужден разместить ракету «Бабур-3» на неатомных, а точнее, на дизель-электрических подводных лодках, которые могут оставаться под водой ограниченное время. Запуск «Бабур-3» был ответной реакцией Пакистана на запуск Индией баллистической ракеты большой дальности К-4 с подводной испытательной платформы (БРПЛ) в мае 2014 года. В ходе испытаний ракета преодолела 3500 км и «с высокой точностью поразила мишень». Это значит, что баллистические ракеты Индии способны долететь до земель Пакистана и Китая. Следовательно, Индия и Пакистан имеют возможность нанести второй удар.

б) Ракеты с разделяющимися боеголовками индивидуального наведения (MIRV):

В декабре 2016 года и январе 2017 года Индия провела испытание своей межконтинентальной баллистической ракеты «Agni-5». Эта трёхступенчатая твёрдотопливная ракета длиной 17,5 метра и массой около 50 тонн способна нести 1,5 тонны полезной нагрузки и имеет дальность, по различным оценкам, от 5 до 5,5 тыс. км, потенциально долетая до северных регионов Китая. Вдобавок к этому, в январе 2017 года Индия провела успешные испытания двухступенчатой стратегической ракеты «Agni-4», способной доставить ядерную боеголовку весом до тонны на расстояние 4 тыс. км.

В этом году Пакистан впервые провёл испытания баллистической ракеты собственной разработки. «Пакистан впервые испытал баллистическую ракету класса «земля–земля» собственной разработки. Ракета способна нести как обычные, так и ядерные боеголовки на максимальное расстояние до 2,2 тыс. км, отмечается в заявлении пресс-службы вооружённых сил Пакистана. Ракета может также оснащаться разделяющейся головной частью с индивидуальными блоками высокой точности наведения. При этом ракета может преодолевать вражеские системы противовоздушной обороны» (см. https://www.dawn.com/news/1310630). Пакистан разработал баллистические ракеты «Абабиль», чтобы подавить оборону индийского ядерного щита. Аналогично этому Индия активно испытывает ракеты-перехватчики, такие как «Ashvin», для того, чтобы поразить возможные ядерные ракеты Пакистана. При этом благодаря развёртыванию технологии РГЧ1 одна ядерная ракета может преобразоваться в несколько ядерных ракет, что делает неэффективной систему ракет-перехватчиков.

5 — Нет сомнений в том, что ядерная гонка между Индией и Пакистаном является приготовлением возможности нанести второй удар, который может изменить ядерный паритет между Индией и Китаем. В свою очередь, Китай на данный момент выделяет минимальную часть средств и времени на вопрос ядерной обороны. Пекин не скрывает озабоченности ядерными амбициями Дели, а именно — стремительным развитием технологии РГЧ и ядерных подводных лодок Индии, рассматривая их как прямой вызов собственной безопасности. Начальник Генерального штаба армии Индии генерал-лейтенант Бипин Рават заявил, что его страна «готова вести войну на два фронта», с Пакистаном и Китаем одновременно (см. http://www.ibtimes.co.uk/india-prepared-two-front-war-pakistan-china-says-new-army-chief-1599031).

Испытание Индией своей межконтинентальной баллистической ракеты «Agni-5» вызвало негативную реакцию Китая. Официальный представитель МИД КНР Хуа Чуньин заявила: «Совет Безопасности ООН имеет чёткие сигналы о том, что Индия может совершенствовать баллистические ракеты, способные нести ядерное оружие». Более того, она открыто заявила, что не исключает факта того, что ядерные амбиции Индии, связанные с «Agni-5», направлены против Китая (см. http://www.upi.com/Defense-News/2016/12/27/India-tests-Agni-V-ballistic-missile-tensions-with-China-rise/9001482862013).

6 — Индия никогда бы не приняла такую провокационную (раздражающую) политику, если бы не поддержка США на основании «соглашения 123 о сотрудничестве в ядерной сфере», которое было подписано в 2005 году. Данный договор позволил Индии стабильно получать ядерное топливо для гражданских реакторов и тем самым использовать ядерное топливо в своей ядерной программе. Администрация Трампа в Белом доме ясно дала понять, что США продолжат развивать достижения предыдущей администрации Обамы в отношении Индии. Так, 8 февраля 2017 года министр обороны США Джеймс Мэттис в телефонном разговоре со своим индийским коллегой Манохаром Паррикаром похвалил «колоссальный прогресс», которого добилась Индия за последние годы, и подчеркнул важность «совместного сотрудничества между двумя странами в сфере обороны». «Новая администрация стремится сохранить достигнутый прорыв в отношениях и выстраивать посредством него новые отношения», — отметил глава Пентагона (см https://www.wsws.org/en/articles/2017/02/15/inus-f15.html).

Вероятнее всего, Америка и дальше будет использовать ядерную гонку вооружений на индийском субконтиненте, чтобы впутать в эту гонку Китай. Посредством этого Америка стремится перенаправить Китай от экономической активности в сторону военной активности, чтобы можно было с лёгкостью разрушить Китай аналогично тому, как США поступили с СССР. В настоящее же время Китай держит минимальный уровень озадаченности вопросом ядерного сдерживания и отказывается включаться в ядерную гонку вооружений.


12 Джумада аль-ахира 1438 г.х.
11.03.2017 г.

BLOG COMMENTS POWERED BY DISQUS