15
Пт, нояб

Конфликт стран за влияние в Алжире

Ответы на вопросы
Инструменты
Типография
  • Маленький Меньше Средний Больше Большой
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

Вопрос: В стране, все жители которой исповедуют Ислам, в стране миллиона шахидов, павших в борьбе против французской оккупации, длившейся 132 года, в этой стране 22.02.2019 были подняты общенародные протесты, сломавшие страх людей перед тиранами Алжира.

Эти протесты длятся по сегодняшний день, но примечательно, что в них нет призыва к Исламу! В чём причины происходящего? Как выглядит конфликт государств за влияние в Алжире? Имеет ли сам Алжир какую-то роль в происходящем? Чего можно ожидать в будущем, особенно от выборов?

Ответ:

Чтобы ответить на вопрос, мы рассмотрим следующее:

Во-первых: причины, по которым протестные движения не пропагандируют Ислам:

1. Действительно, Алжир — это издавна исламская земля, что было доказано в начале 90-х, когда государственный режим словно бы позволил провести свободные выборы, и миллионы алжирцев стали скандировать лозунги за установление Шариата Аллаха. Европа содрогнулась от этих новостей. Франция тут же принялась угрожать военным вторжением. Затем Европа, в частности — Франция, подтолкнула алжирских правителей в 1992 г. аннулировать результаты выборов 1991 г., ввести войска и заявить о контроле над страной. Самая крупная помощь правителям Алжира шла из Парижа, который ложно называют просвещённой столицей.

Потом разведслужбы Франции вошли в сотрудничество с алжирскими структурами безопасности, и те принялись проводить жестокие расправы над населением. Начало 90-х в Алжире известно как период массовых расправ, в результате которых погибли сотни тысяч мусульман... Затем без стыда и стеснения правящий режим Алжира, позади которого стояли Британия и Франция, переложил всю ответственность за массовые убийства на исламистов.

Беда в том, что каждую каплю пролитой крови режим смог связать с исламистами. В такой атмосфере прошли 10 лет, после чего этот период был назван «чёрным десятилетием». В будущем всякий раз, когда кто-то призывал к установлению Ислама в Алжире, правящий режим запугивал население возвращением «чёрного десятилетия»! С тех пор французская пресса несёт лозунг о «чёрном десятилетии» как флаг, а запугивание Исламом стало навязчивой идеей политических кругов Парижа.

Страх Европы (и в частности — Франции) перед возвращением Ислама в среду протестных движений Алжира сразу же передался алжирскому режиму. «Стороны, приближённые к правящим кругам Алжира, утверждают, что исламисты могут свергнуть секуляристов и установить Исламское Государство на руинах светскости, а может — и на трупах её сторонников, если понадобится»... («The Independent», 21.03.2019).

Каждый раз, когда понадобится, режим запугивает людей «чучелом радикального Ислама», готового приливать кровь, хотя известно, что сам правящий режим преследует мусульман и провоцирует кровопролитие. «Силы безопасности Алжира напали на известного оппозиционера — считающегося одним из основателей «Исламского фронта спасения» Али Балхаджа. Они тащили его по одной из улиц» (arabi21.com, 23.02.2019). Это было на второй день после начала протестов в Алжире!..

2. В дополнение к этому не стоит забывать о войне Америки против Ислама под предлогом «борьбы с терроризмом». Америка использовала этот широкий лозунг и атаковала под ним множество исламских партий, движений, организаций и отдельных личностей, обвинив их всех в терроризме, а символы Ислама признав преступными, в т.ч. — исламские флаги... Все сторонники законов Шариата были определены либо экстремистами, либо террористами. Все эти действия со стороны Америки тоже бросили тень на исламский призыв в алжирском обществе.

3. Также одной из причин, препятствовавших возвышению исламских требований в алжирских протестных движениях, является стереотип, выработанный в умах самих алжирцев из-за действий т.н. «умеренных» организаций. Алжирцы прекрасно видели, как эти «умеренные исламские» движения то называют себя оппозицией, то принимают участие в действиях правительства, получая часть министерских портфелей и мест в парламенте... Соучастие «умеренных» в делах правительства зарекомендовало их негативно в глазах населения, особенно той его части, что доверяла им как истинно исламским движениям, а затем увидела, как те сотрудничают с властями... не говоря уже о том, что эти организации не придерживались законов Шариата, запрещающих заниматься законодательством в парламентах и участвовать в правящих системах, не имеющих никакого отношения к Исламу... Этот факт толкнул немалое количество алжирцев вообще не упоминать об Исламе во время общественных движений.

4. Конфликт стран за Алжир выражен в борьбе за распространение влияния. Запад (в частности — Франция) пытается распространить в нём светскую культуру и возвысить положение тех оппозиционных деятелей, которые следуют западным указаниям. Такие деятели несомненно будут только светскими, и именно посредством них Запад будет распространять своё влияние в стране, потому что все стороны конфликта за Алжир согласны в одном: необходимо исключить исламскую идентичность из Алжира и соглашаться с ним лишь как со светским государством.

Таковы глубинные причины, способствовавшие появлению светского характера в народном движении Алжира. За этой светскостью одна только ложь, обман, введение в заблуждение и политические козни Запада и его агентов... Но даже если светскость внешне и преобладает в народных движениях Алжира, то всё равно Ислам имеет глубокие корни в сердцах алжирцев и однажды, с позволения Аллаха, он вернётся.

إِنَّ اللَّهَ بَالِغُ أَمْرِهِ ۚ قَدْ جَعَلَ اللَّهُ لِكُلِّ شَيْءٍ قَدْرًا

«Аллах доводит до конца Своё дело. Аллах установил меру для каждой вещи» (65:3).

Во-вторых: о конфликте государств в Алжире:

1. Франция и Британия:

С момента переворота Хуари Бумедьена в 1965 г. англичане получили правящее влияние в Алжире, сопровождавшееся иногда протестами французских агентов... Но после того, как французский агент генерал-майор Халед Неззар был вытеснен из министерства обороны в 1993 г., влияние Франции шаг за шагом стало ослабевать внутри алжирской армии так, что властью в стране была уже военная хунта, а не политики. Затем в 1999 г. к власти пришёл Бутефлика, известный своей лояльностью к Британии. Он приступил к последовательному устранению протестных настроений, вызываемых французскими агентами. Действовал он тактично и без лишней суеты. Вопрос об удалении французского влияния из Алжира больше походил на спортивные соревнования между Францией и Британией, т.е. эта борьба особо не отражалась на тёплых отношениях между сторонами.

Но 13.09.2015 Бутефлика уволил директора государственной разведки Мухаммада Медина, известного как «генерал Тауфик», что явилось сильным ударом по французскому влиянию в Алжире, потому что после того, как французское влияние в алжирской армии резко упало, практически всем, на что она могла опираться в Алжире, была служба безопасности. Увольнение главы разведки Алжира разожгло огонь более серьёзного противостояния между Францией и Британией, который начал разгораться под пеплом, несмотря на то, что внешне их взаимоотношения остались неизменными.

Получили место два обстоятельства, приведшие к тому, что конкуренция между французским и британским влиянием в Алжире переросла из «спортивных состязаний» в конфликт «борьбы на руках», пусть и не до уровня «ломки костей»... Этими обстоятельствами были:

a) Референдум в Британии по поводу выхода страны из ЕС, известный как «Брексит», в 2016 г. В результате отношения между Британией и Францией ухудшились, что выразилось в ужесточении Францией позиции ЕС во время переговоров французских дипломатов с премьер-министром Британии Терезой Мей. Также это проявилось в планах нового премьер-министра Британии Бориса Джонсона по поводу выхода из ЕС даже без согласования с ним, что, несомненно, плохо отразится и на Франции. Также напряжённость между Францией и Британией проявилась снова, когда Америка вышла из ядерного соглашения с Ираном. Франция высказалась против политики США, а Британия более лояльно. Спор между ними с тех пор не только не стихал, но и ширился, что, естественно, отразилось на их «состязаниях» за влияние в таких странах, как Алжир...

b) Когда 22.02.2019 в Алжире вспыхнули протесты, Франция увидела, как британское влияние в этой стране теряет стабильность, а значит, у Франции появилась возможность вернуть свои позиции обратно и добиться новых. Это значит, что народные протесты в Алжире вскрыли огонь британско-французского противостояния, тлевшего под пеплом с 2015 г.!

Как было сказано выше, простая «спортивная» конкуренция между Британией и Францией переросла в «борьбу на руках». В результате служба безопасности Алжира раскрыла план военного переворота, аналогичный перевороту главы Генштаба вооружённых сил Алжира Каида Салеха. В результате раскрытого плана были арестованы самые значимые французские агенты в Алжире, такие как Мухаммад Медин (генерал Тауфик) и Башир Тартак. Оба в прошлом занимали пост директоров спецслужб. Они были арестованы 05.05.2019, а после них 09.05.2019 была арестована Луиза Ханун, лидер «Партии трудящихся», а затем к ним присоединился Саид Бутефлика, а это значит, что Франция смогла перетянуть его на свою сторону после того, как его брат — президент Бутефлика — подал в отставку...

«Алжирский военный суд в г. Блида приговорил к 15 годам лишения свободы четверых человек, обвинённых в заговоре против государственной власти и армии. Приговоры были вынесены очно Саиду Бутефлике, Луизе Ханун, лидеру «Партии трудящихся» и генерал-лейтенанту в отставке Мухаммаду Медину... Также военный суд в г. Блида осудил заочно на 20 лет бывшего министра обороны Халеда Незара» (skynewsarabia.com, 25.09.2019).

Франция яростно выступила против этих арестов. После того, как была арестована Луиза Ханун, по заявлению британской газеты «The Independent» 18.05.2019 тысяча человек во Франции, в т.ч. — бывший премьер-министр Жан-Марк Эро, подписались под петицией с требованием её освобождения. Также в статье было сказано: «Заместитель главы Республиканской партии в парламенте Франции Жан Лассаль выразил обеспокоенность тем, что события в Алжире могут отразиться на его стране, заявив: «Появление нового поколения офицеров и генералов в вооружённых силах Алжира, сфокусированных на национализме, угрожает французским интересам в Алжире, особенно в областях культуры, экономики и политики». Заявления французской стороны указывают на то, что недавние события в Алжире потеснили её влияние, а значит, конфликт между Францией и Британией за контроль над Алжиром накаляется».

2. Попытки Америки проникнуть на алжирскую арену:

Американские СМИ предприняли попытки продвигать некоторые личности, проявившие себя во время народных движений, такие как Карим Табу, генеральный секретарь «Национал-социального фронта». Американская газета «Аль-Хурра» 12.09.2019 назвала его «выдающимся лицом народного движения», рекламируя видео с его участием, в котором он руководит шествиями в столице Алжира в рамках народного движения. «Он представляет собой реальную оппозицию власти в отличие от прочих партий», — заявила газета.

Возможно, такая хвала свидетельствует о наличии связей между Америкой и подобными общественными деятелями в среде народного движения в Алжире. Служба безопасности Алжира тут же арестовала его и прочих лиц, выделившихся из протестной толпы, обвинив их в «ослаблении морального духа армии». Скорее всего, они были арестованы именно по подозрению в налаживании связей с Америкой. В итоге эти люди так и не достигли влиятельной степени в политической жизни Алжира, а значит, Америка пока не сможет заиметь себе влияние в Алжире, проникнув в армию и государственные институты...

По вышеописанным причинам можно сказать, что алжирская арена почти свободна от европейско-американского противостояния. Настоящее противостояние ведётся между Британией и Францией. Британия использует своих агентов внутри алжирской армии, дабы сократить французское влияние в Алжире... Америка так и не смогла толком пробиться на алжирскую арену и потеснить влияние Европы, пусть даже бандиты, находящиеся у власти в Алжире, и побаиваются продления периода народных протестов, что может позволить Америке пробиться в Алжир, как она пытается это сделать уже долгие годы. В действительности же именно Франция способна использовать период протестов для развития влияния своих сторонников и заиметь шанс для них.

В-третьих: ожидаемое от выборов:

1. Британия вместе с лояльными ей людьми в нынешнем правительстве Алжира и руководстве его армии смогла в значительной степени отдалить французских агентов от государственных органов, отчего правительственные круги Алжира и спешат провести выборы, пока ситуация в стране не поменялась, особенно по причине продолжающихся народных волнений. Начальник Генштаба вооружённых сил Алжира заявил: «До этого момента мы говорили о необходимости поспешить с проведением президентских выборов. Но сегодня мы полностью уверены в том, что они пройдут в установленные сроки» («The Independent», 14.09.2019).

То же самое можно сказать о его требовании занять ясную позицию: «Он заявил, что нынешний период требует занять ясную позицию: «Никому не усидеть верхом на заборе... Ты либо с Алжиром, либо с врагами Алжира» («The Independent», 14.09.2019). Это говорит о том, что правящая система Алжира, следующая указания Британии, пытается ускорить события, потому что они складываются ей на пользу. Франция и её сторонники выступают против проведения выборов или стараются отсрочить их до тех пор, пока обстоятельства в стране не сложатся в их пользу. Однако они не заявляют об этом публично, а выражаются более дипломатичным языком, мол, только народ Алжира имеет право решать будущее своей страны!

2. Правящая система пытается протолкнуть на президентские выборы двух своих кандидатов после того, как придала им более подходящий образ: «Два бывших министра — Али ибн Фалис и Абд аль-Маджид Табун — в четверг заявили о выдвижении своих кандидатур на президентские выборы, проведение которых было намечено на 12 декабря» («Рейтерз», 28.09.2019). Эти и им подобные ставленники правительства играют заданную им роль: кто-то выставляет себя лояльным правительству, а кто-то — оппозиционером.

Так Али ибн Фалис, лидер партии «Пионеры свобод», выдвигает себя лидером оппозиционной партии, призывающей к переменам. При этом сам он был премьер-министром при правительстве Бутефлики в 2000–2003 гг. Выставляя такого кандидата, правящая система желает обновить себя за счёт выдвижения новых лиц с надеждой, что народ Алжира клюнет на эту уловку и прекратит протест!

3. Вместе с тем очевидно, что широкие слои народного движения отвергают идею выборов, проводимых под патронатом правящего режима, и их голоса намного сильнее, чем голоса сторонников режима или т.н. «оппозиционеров», способных поддержать выборы. Такое обстоятельство ведёт страну к одному из двух сценариев:

Либо протестующие вынудят нынешний режим отложить дату выборов на самый крайний срок, как это произошло с обещанными выборами 18.04.2019.

Либо выборы всё же произойдут, но с крупным изъяном, потому что народные движения не стихнут, и люди словно бы проигнорируют выборы, даже если часть протестующих и отправится на них. В таком случае ситуация накалится, и официальные власти предпримут насилие в адрес протестующих, ибо заявят, что был избран законный президент и что народ обязан его признать!

4. Народные протестные движения не принесут реальных изменений и не приведут страну к ощутимому развитию, потому что они хоть и начались стихийно, но подверглись вмешательству Британии и Франции, которые окружили его своими агентами и сторонниками, из-за чего народное движение теряет свою результативность. Тем более, стало ясно, что руководство армии Алжира сотрудничает с правящим режимом, более того — является его стержнем, приказывает и запрещает, а значит, никаких реальных изменений в Алжире не произойдёт до тех пор, пока армия не станет лояльной интересам Ислама и исламского народа этой страны, а этого можно добиться только путём свержения генералитета, состоящего из агентов Британии и прочих западных держав, после чего группа искренних офицеров должна будет взять в свои руки контроль над страной и армией.

Только тогда армия будет в состоянии помочь стране добиться реальных перемен на основании Ислама, как того желает Умма... Если армия возьмёт контроль над страной, то это не значит, что она введёт в ней военную хунту. Нет. Это значит, что она окажет настоящую помощь и приведёт к правлению настоящих политических руководителей, от которых Умма будет ожидать комплексных перемен, заключающихся в восстановлении исламского образа жизни и установлении государства Праведного Халифата. Вот тогда-то Умма придёт к развитию и станет такой, какой требует Аллах:

كُنتُمْ خَيْرَ أُمَّةٍ أُخْرِجَتْ لِلنَّاسِ تَأْمُرُونَ بِالْمَعْرُوفِ وَتَنْهَوْنَ عَنِ الْمُنكَرِ وَتُؤْمِنُونَ بِاللَّهِ

«Вы являетесь лучшей из общин, появившейся на благо человечества, повелевая совершать одобряемое, удерживая от предосудительного и веруя в Аллаха» (3:110),

وَيَوْمَئِذٍ يَفْرَحُ الْمُؤْمِنُونَ ﴿٤﴾ بِنَصْرِ اللَّهِ ۚ يَنصُرُ مَن يَشَاءُ ۖ وَهُوَ الْعَزِيزُ الرَّحِيمُ

«В тот день верующие возрадуются помощи Аллаха. Он помогает, кому пожелает. Он — Могущественный, Милосердный» (30:4,5).

 

4 Сафара 1441 г.х.
03.10.2019 г.