30
Пн, март

Последние события в Ливии

Ответы на вопросы
Инструменты
Типография
  • Маленький Меньше Средний Больше Большой
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

Вопрос: После продолжающихся периодических столкновений между проамериканскими силами Хафтара и проевропейскими силами Сараджа, Хафтар возобновил наступление на столицу Ливии Триполи.

Считает ли Хафтар — и, следовательно, Америка — возможным захват Триполи сегодня? Что стало причиной резкого возобновления столкновений? Что скрывается за турецкой поддержкой правительства Фаиза Сараджа? Является ли реальным вмешательство России в Ливию, или это просто запугивание?

Ответ:

Изложим наше разъяснение в нескольких пунктах, чтобы Вы получили ответы на все заданные вопросы.

I

После того, как Америке удалось навязать своего агента Хафтара как сильную сторону военного конфликта в Ливии, страна разделилась на две зоны влияния: зона влияния американского агента в районах, которые он захватил, и зона влияния британских и европейских агентов в оставшихся районах Ливии. Когда Америка наращивала темпы военной поддержки Хафтара, особенно через Египет, её влияние в Ливии значительно увеличивалось, и это преобразовывалось в наступление Хафтара на южные районы. Следовательно, влияние Европы слабло, особенно с началом наступления Хафтара на Триполи в начале апреля 2019 года. Хафтар по указанию Америки хочет усилить давление на правительство Сараджа, европейского агента в Триполи, чтобы занять выгодные позиции перед политическими переговорами.

Таким образом, нападение на Триполи в начале апреля 2019 года после захвата южных районов страны, воспользовавшись занятостью Алжира внутренними проблемами, создало перевес в пользу сил Хафтара. Америка даже попыталась воспротивиться международному признанию правительства Сараджа в Триполи, публично связавшись с Хафтаром подобно тому, как связываются с официальным представителем страны [президент США Дональд Трамп провёл телефонную беседу с Халифой Хафтаром, — «Sky News Arabia», 19.04.2019].

II

Европа не нашла ничего в противовес действиям США, кроме политического решения ливийской проблемы. Поэтому канцлер ФРГ Ангела Меркель анонсировала международную встречу в Берлине с целью мирного урегулирования ситуации в Ливии, не указав конкретных дат [точная дата проведения конференции в столице Германии Берлине не определена, — «DW», 07.12.2019]. Однако есть неподтверждённые сообщения в СМИ, что это может произойти в конце текущего месяца.

Тем не менее, конференция является исполнением того, что Европа хотела и планировала ещё на встрече группы «G7» [лидеры «Большой семёрки» призвали к проведению международной конференции по Ливии. В итоговом заявлении саммита «G7», состоявшемся во французском городе Биарриц, отмечается, что все заинтересованные стороны и региональные силы должны участвовать в конференции, — «Al-Quds Al-Arabi», 26.08.2019].

Европейские страны видят в Берлинской конференции надежду на сохранение своих агентов в Ливии и, следовательно, сохранение своего влияния [Сарадж принял сегодня в Триполи министра иностранных дел Италии Луиджи Ди Майо, который выразил поддержку Италии его усилиям по достижению безопасности и стабильности в стране. Ди Майо подчеркнул, что не может идти и речи о военном решении ливийского кризиса и что его страна поддерживает усилия представителя ООН Саламе по возвращению на политический путь, выразив надежду, что Берлинская конференция найдёт консенсус между всеми странами, заинтересованными в решении ливийского кризиса, — «Independent Arabia», 17.12.2019].

III

Америка заметно старается заблокировать путь Европы к проведению Берлинской конференции, особенно поставив условия перед ней, которые озвучил спецпосланник ООН в Ливии [Гассан Саламе, посланник ООН в Ливии, поставил три условия для проведения Берлинской конференции, подчеркнув, что границы его движения по урегулированию кризиса стали очень сжатыми из-за разобщённости Совета Безопасности, — «Alwasat», 13.11.2019]. Нежелание посланника ООН проводить Берлинскую конференцию показывает нежелание Соединённых Штатов, и, похоже, что это и является причиной трудностей с определением даты. Но Америка не остановилась на этом и втянула в Ливию Россию и Турцию. Таким образом, она внесла путаницу в региональную и международную расстановку сил по Ливии, что затруднило европейские усилия, а затем повлияло на конференцию ещё до проведения.

Европа не осталась вместе с Америкой основным игроком на ливийской арене, скорее, на её роль стали претендовать Россия и Турция, что значительно ослабляет европейское влияние на ситуацию в Ливии. Даже если конференция будет проведена, ожидается, что её результаты не будут теми, на которые надеется Европа. Европа пытается всеми силами и средствами повлиять на Америку, чтобы та поддержала её и приняла участие в конференции. Поэтому европейские политики пытаются поставить Америку в вынужденное положение, заявляя от её имени, что она заинтересована в этой конференции [министр иностранных дел Германии Хайко Маас заявил во время пресс-конференции со своим итальянским коллегой Луиджи Ди Майо, что Соединённые Штаты очень заинтересованы в Берлинской конференции и что они внесут свой вклад в успешное проведение конференции, — «Ean Libya», 10.11.2019].

Что касается Америки, то её взгляд прикован к происходящему в самой Ливии [после подготовительной встречи в Берлине 17.09.2019 посол США в Ливии Ричард Норланд отправился в Алжир, хотя тот не приглашён для участия в Берлинской конференции, и встретился с министром иностранных дел Алжира Сабри Букадумом, — «Al-Quds Al-Arabi», 02.11.2019]. Это указывает на то, что взгляд Америки прикован к Алжиру, поскольку она боится его вмешательства в Ливию против Хафтара.

IV

Теперь рассмотрим, как Америке удалось ослабить позиции Европы и Сараджа посредством втягивания в конфликт России и Турции:

1) Что касается России, то Америка дала ей зелёный свет, чтобы та вмешалась и поддержала проамериканского Хафтара. Так в Ливии появилась частная военная компания «Вагнер», которая является российским аналогом американской ЧВК «Блэкуотер», активно действовавшей в Ираке. Похоже, что Америка вдохновила Россию отправить «Группу Вагнера» в Ливию для поддержки Хафтара. Компания оснащена современным российским военным оборудованием, таким как системы создания радиопомех, что делает её важным элементом в превосходстве военных Хафтара над его противниками в Ливии. ЧВК «Вагнер» очень близка к президенту Путину, и её основную прибыль составляют правительственные заказы для участия в иностранных военных конфликтах. Президент России Путин ответил на американские требования, заявив, что «у России есть контакты с Хафтаром и правительством Сараджа», — «RT», 19.12.2019.

Америка также поддерживает Хафтара [в Белом доме добавили, что американский президент признал значительную роль фельдмаршала Хафтара в борьбе с терроризмом и обеспечении безопасности ливийских нефтяных ресурсов, — «DW», 24.11.2019]. При этом Америка хочет представить Ливию как поле битвы между ней и Россией [по заявлению правительственных учреждений США, Вашингтон поддерживает суверенитет и территориальную целостность Ливии перед лицом попыток России использовать конфликт против воли ливийского народа, — «DW» от 24.11.2019].

2) Что касается Турции, то она открыто вступила в ливийский кризис [27.11.2019 президент Турции Эрдоган и глава Правительства национального согласия (ПНС) Фаиз Сарадж подписали меморандум о взаимопонимании в области безопасности и военного сотрудничества между Анкарой и Триполи, а также меморандум о разграничении морских зон. После подписания соглашений президент Турции заявил журналистам: «Что делает Египет в Ливии? Что делает правительство Абу-Даби в Ливии?». Что касается роли России, Эрдоган отметил, что она «буквально действует как наёмник Хафтара в Ливии через военную компанию под названием «Вагнер», спонсор которой известен всем». Турецкий президент добавил, что «было бы неправильно бездействовать перед лицом всего этого. Мы сделали всё возможное до сегодняшнего дня, и мы будем продолжать это делать», — «AlJazeera», 20.12.2019].

Позже турецкий парламент одобрил законопроект Эрдогана о направлении войск в Ливию [турецкий парламент большинством в 325 голосов против 184 утвердил меморандум о мандате на отправку войск для поддержки международно признанного правительства в Триполи, возглавляемого Сараджем. Мандат позволяет Анкаре направлять небоевые подразделения — вроде советников и инструкторов — в Триполи для оказания поддержки признанному правительству Ливии в войне против сил Халифы Хафтара, — «BBC Arabic», 02.01.2020].

V

Америка, втянув Турцию в Ливию, не преследует цель поддержать Сараджа, как заявляет Эрдоган. Глубокое изучение того, что происходит, показывает, что в роли местных, региональных и международных целей, скорее всего, выступает следующее:

1) Местная цель: под знамёнами правительства Сараджа действуют много военных группировок, которые считаются «умеренно-исламистскими». Ещё до принятия решения об отправке войск в Ливию у Турции были тесные связи с этими группировками. Турция легко может повести эти группы туда, где они пропадут, как это было в Сирии, когда она побудила лояльные к ней группировки передать удерживаемые территории тирану Башару Асаду. Таким образом, Турция вступает в Ливию, чтобы бороться за лояльность некоторых группировок и ослабить правительство Сараджа перед Хафтаром.

Сарадж, должно быть, понимает, что Эрдоган вращается вокруг интересов Америки и что он вмешивается в ливийский кризис не для того, чтобы поддержать ПНС, а для того, чтобы сохранить преимущество Хафтара, выведя лояльные группировки из важных районов, как он это сделал с повстанцами Сирии. Но Сарадж, по плану Европы, хочет поставить Америку в неловкое положение из-за её близости с Турцией. Он хочет заставить Эрдогана вмешаться в поддержку ПНС, поскольку это международно признанное правительство, которое имеет право запрашивать помощь у любой страны. И тогда Европа станет поднимать международный шум вокруг турецкой интервенции, а затем — египетской. Сарадж и Европа ожидают, что это трудное положение заставит Америку повлиять на Хафтара и Египет, чтобы те уменьшили давление на Сараджа.

2) Региональная цель: под предлогом турецкой военной поддержки правительства Сараджа Египет может значительно увеличить свою поддержку Хафтару. В то же время Алжир, который мог действительно помочь Сараджу, на данный час неспособен на это из-за внутренних проблем. Египет же может отправить свои войска непосредственно воевать в Ливии. Что касается Турции, то её поддержка правительства Сараджа будет символической и незначительной, подобно поддержке лояльных к ней сирийских группировок. На самом деле Турция расположена далеко от Ливии, не говоря уже о том, что её цели ограничиваются пустыми разговорами о поддержке. Она мало что может предложить из реальной помощи, загоняя ливийские силы в ловушку турецкой поддержки, которая окажется миражом, как это было в Сирии.

3) Международная цель: турецкая интервенция делает ливийскую арену зоной напряжённости между Турцией и Россией. И это то, что уже происходит. Эрдоган своими заявлениями критикует российское военное присутствие в Ливии, а Россия выражает своё недовольство турецкой интервенцией. Вслед за этой «напряжённостью» последовали заявления о договорённостях между Турцией и Россией по Ливии. Это очень похоже на совместные заговоры Турции и России против сирийской революции.

4) С другой стороны, Эрдоган пытается обмануть собственный народ тем, что, якобы, соглашения с Сараджем будут использованы для разведки газа и нефти [министр энергетики Турции Фатих Донмез заявил: «Как только соглашение о демаркации морской границы с Ливией будет ратифицировано и зарегистрировано в ООН, Турция начнёт работу по выдаче лицензий на разведку и добычу нефти и газа в регионе». Он добавил: «Я думаю, что мы начнём этот процесс в первые месяцы 2020 года», — «Reuters», 18.12.2019].

Похоже, что Эрдоган нашёл в этом возможность обмана, словно его интервенция связана с поиском газа и нефти, и подписал это соглашение. Это настолько же несерьёзно, как и его шаги с октября 2018 года по поиску газа в Средиземном море в 100 километрах от берегов Анталии. Тогда министр энергетики признал, что Турция так и не начала разведку нефти и газа, несмотря на отправку судов для этой цели. Теперь он хочет обмануть людей тем, что он будет искать нефть и газ и что он вмешивается в Ливию для защиты турецких интересов, хотя на самом деле он играет эту лживую роль только в интересах Америки.

VI

Что касается исхода битвы за Триполи, то в последние месяцы появились факторы, влияющие на преимущество Хафтара:

1) Америка запутала планы Европы путём втягивания в ливийский конфликт России и Турции, а затем, как мы объяснили выше, активизировалась роль египетского режима в поддержке «Ливийской национальной армии». Это побудило Хафтара оживить военные действия вокруг Триполи [главнокомандующий «Ливийской национальной армии» Халифа Хафтар в четверг вечером 12 декабря объявил о начале решающей битвы и продвижении в центр Триполи, призвав передовые части своей армии соблюдать правила ведения боевых действий. В телевизионном обращении Хафтар, надев военную форму, обратился ко всем воинским частям в Триполи: «Сегодня мы объявляем решающую битву и продвижение к центру столицы, — «DW», 12.12.2019]. Эскалация военных действий продолжается.

2) Россия, получив зелёный свет от США, отправила в поддержку Хафтара «Группу Вагнера», которая оснащена современным российским военным оборудованием, таким как системы создания радиопомех, что делает её важным элементом в превосходстве военных Хафтара над его противниками в Ливии. Президент России Путин ответил на американские требования, заявив, что «у России есть контакты с Хафтаром и правительством Сараджа», — «RT», 19.12.2019.

3) В ливийский кризис вмешалась Турция. Под знамёнами правительства Сараджа действуют много военных группировок, которые считаются «умеренно-исламистскими». Ещё до принятия решения об отправке войск в Ливию у Турции были тесные связи с этими группировками. Турция легко может повести эти группы туда, где они пропадут, как это было в Сирии, когда она побудила лояльные к ней группировки передать удерживаемые территории тирану Башару Асаду. Таким образом, Турция вступает в Ливию, чтобы бороться за лояльность некоторых группировок и ослабить правительство Сараджа перед Хафтаром. С другой стороны, заявление Турции о том, что она вмешивается в Ливию для поддержки Сараджа, позволило Египту открыто объявить о вторжении в Ливию вместо скрытой поддержки Хафтара.

4) Турция и Россия ведут скрытую игру. Турция демонстрирует своё вмешательство в поддержку Сараджа, и Эрдоган критикует Россию за поддержку Хафтара [Эрдоган заявил, что Россия «буквально действует как наёмник Хафтара в Ливии через военную компанию под названием «Вагнер», спонсор которой известен всем». Турецкий президент добавил, что «было бы неправильно бездействовать перед лицом всего этого. Мы сделали всё возможное до сегодняшнего дня, и мы будем продолжать это делать», — «Al Jazeera», 20.12.2019]. После этих нападок на действия российского руководства Эрдоган анонсирует встречу с Путиным [Эрдоган и президент Путин сформировали делегации для обсуждения событий в Ливии, и скоро произойдёт встреча двух сторон, — «NTV», 18.12.2019].

Именно Эрдоган встречался и сотрудничал с Россией, когда та бомбила народ Сирии. При этом турецкий президент лицемерно заявлял, что он вошёл в Сирию, чтобы поддержать повстанцев и сирийский народ. Отсюда видно, что две стороны ведут скрытую игру, думая, что никто их не разоблачит [итальянский сайт «Il Ussidiario» опубликовал статью, в которой говорится, что на ливийской сцене происходит турецко-российская игра, и между двумя сторонами началось формирование соглашения в Чёрном море, поскольку они готовы повторить опыт «сирийского мира» в Ливии, — «Al Jazeera», 20.12.2019]. Разоблачение игры Турции и России облегчает и активизирует работу Хафтара.

Эти четыре фактора укрепляют позиции Хафтара и побуждают к эскалации боевых действий в Триполи. Разумеется, во всех четырёх случаях всё происходит по плану Америки. Это касалось Хафтара. Что касается Сараджа, то нет сомнений, что его поддерживает Европа, особенно Британия, Франция и Италия. Это в дополнение к стойкости боевых группировок, особенно бойцов бригады Мисураты. Но продолжение осады и усиление военного давления на Триполи, а также завоевание Турцией лояльности некоторых группировок из лагеря Сараджа означает, что европейское влияние в Ливии стало шатким. Пробританским и проевропейским политическим силам Ливии трудно сохранить своё влияние, особенно после того, как Америка смешала карты, втянув в конфликт Россию и Турцию.

Исходя из событий, европейское влияние в Ливии угасает. Однако в обозримом будущем будет непросто разрешить кризис военным путём. Соответственно, ожидается, что стороны прибегнут к политическим решениям для принятия компромисса, как обычно делают капиталисты, когда любая из сторон не может добиться победы военным путём. Но в компромиссном решении обязательно будет учтён военный перевес одной из сторон, чтобы та получила больше политических дивидендов. В настоящее время перевес на стороне Хафтара, то есть на американской стороне.

VII

Прискорбно, что мусульманские страны стали полем битвы, где колониальные силы выясняют свои отношения, используя некоторых представителей наших народов в своих интересах. Правители мусульманских стран верно служат колонизаторам в надежде сохранить свои кресла. Но они не понимают, что исход — за богобоязненными, за мусульманами и Исламом.

فَتَرَى الَّذِينَ فِي قُلُوبِهِمْ مَرَضٌ يُسَارِعُونَ فِيهِمْ يَقُولُونَ نَخْشَى أَنْ تُصِيبَنَا دَائِرَةٌ فَعَسَى اللَّهُ أَنْ يَأْتِيَ بِالْفَتْحِ أَوْ أَمْرٍ مِنْ عِنْدِهِ فَيُصْبِحُوا عَلَى مَا أَسَرُّوا فِي أَنْفُسِهِمْ نَادِمِينَ

«Ты видишь, что те, чьи сердца поражены недугом, поспешают среди них и говорят: «Мы боимся, что нас постигнет беда». Но, может быть, Аллах явится с победой или своим повелением, и тогда они станут сожалеть о том, что утаивали в себе» (5:52).

 

11 Джумада аль-уля 1441 г.х.
06.01.2020 г.