10
Пн, авг

Индо-китайский пограничный конфликт

Ответы на вопросы
Инструменты
Типография
  • Маленький Меньше Средний Больше Большой
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

Вопрос: В среду 10.06.2020 новостное агентство «Reuters» опубликовало новость: «Индийские официальные лица заявили, что с апреля в долине Галван в высокогорном регионе Ладакх были размещены сотни солдат после того, как китайские патрули продвинулись вглубь территорий, находящихся под контролем Индии, но которые китайские власти считают своими и возражают против строительства там индийских дорог. События указывают на самую серьёзную пограничную эскалацию между двумя сторонами за последние годы».

С начала мая в пограничном районе между Китаем и Индией происходят стычки среди пограничников двух стран. Являются ли причины столкновений локальными, или за ними стоит Америка, чтобы беспокоить и оказывать давление на Китай? Как этот конфликт может отразиться на мусульманах оккупированного Кашмира и Пакистана?

Ответ: Столкновения на границе 5 мая в долине Галван в высокогорном регионе Ладакх на севере Индии и спустя три дня в Гималаях на горном перевале Натула, расположенном на индо-китайской границе и соединяющем индийский штат Сикким с Тибетским автономным районом, привели к военным и дипломатическим обострениям между двумя странами. История напряжённости в индо-китайских отношениях долгая. Часто она проявляется в виде конфликта на границах, прочерченных британцами в 1890 году по соглашению с китайцами, известному как «Соглашение Сикким–Тибет».

В те времена Англия контролировала регион и непосредственно колонизировала исламский Индийский субконтинент. Покидая эту колонию, англичане разделили его на Индию и Пакистан, а Кашмир оставили спорной территорией между ними. Таким же образом они оставили спорные территории между Индией и Китаем, чтобы спровоцировать конфликты во многих пограничных областях. Для полной ясности изложим происходящее в нескольких пунктах:

I

Эта пограничная стычка между Индией и Китаем — не первая в своём роде. Армии двух стран в разной степени оказывались на грани войны в 2013, 2014 и 2017 годах. Как видно, только за последние несколько лет произошло немало конфликтов. В 1962 году страны вступили в ожесточённую пограничную войну, в которой Индия потерпела поражение, а Китай оккупировал регион Аксайчин в северном Кашмире. Спор между двумя странами на восточных границах Индии был вызван британской колонизацией, присоединением штата Аруначал-Прадеш к Индии и отсутствием демаркации границ с Китаем на протяжении всего периода британской колонизации Индийского субконтинента. Что касается конфликта на западных границах Индии, то он связан с амбициями двух стран в исламском регионе Кашмир, особенно после 1947 года.

Стоит отметить, что из-за многочисленных пограничных споров обе страны публикуют совершенно разные данные, даже о длине границы между ними, которая составляет почти четыре тысячи километров. Что касается событий 5 мая, то силы столкнулись на берегах озера Пангонг-Цо, расположенного на высоте 4334 метра над уровнем моря на Тибетском нагорье, в результате чего были ранены десятки солдат с обеих сторон. С тех пор, на фоне продолжающейся эскалации, стороны наращивают силы в приграничных районах. Китай уже отправил около 5000 солдат и бронетехнику в спорный пограничный район в Ладакхе. По данным газеты «Business Standard», более 5000 солдат Народно-освободительной армии Китая штурмом заняли пять пунктов в регионе Ладакх: четыре вдоль реки Галван и один возле озера Пангонг-Цо («Defense Aarabic» за 24.05.2020).

II

Последнее обострение между двумя странами произошло после того, как Индия отделила регион Ладакх от Джамму и Кашмира. Китай понимал, что за отделением Ладакха от Джамму и Кашмира стоит стратегическая цель — продолжение интенсивного противостояния с Китаем, которое разгорелось с новой силой после прихода в 2014 году премьер-министра Нарендры Моди в качестве главы правительства, сформированного «Бхаратия джаната парти». В ответ на заявление Амит Шаха от 5 августа 2019 года о намерении Индии отделить Ладакх, официальный представитель МИД Китая заявила: «В последнее время индийская сторона в одностороннем порядке вносит изменения в национальное законодательство, что нарушает территориальный суверенитет Китая. Это недопустимые методы, и они не будут иметь никакого эффекта».

Пограничные споры, которые разгораются между двумя странами, касаются двух горячих точек. Первая — на восточной границе Индии, где Китай пытается аннексировать штат Аруначал-Прадеш площадью 90000 квадратных километров, называя его Южным Тибетом, а Индия, соответственно, возражает. Вторая — Индия требует возвращения земель, захваченных Китаем в ходе войны 1962 года на западных границах, то есть в исламском регионе Кашмир, а именно — полупустынного района Аксайчин площадью 43000 квадратных километров и с небольшим населением. Китай, со своей стороны, возражает против планов Индии и, более того, претендует на большие территории Кашмира. Сегодня на западных границах китайские устремления сосредоточены на территориях кашмирского Ладакха, граничащего с Аксайчином, которые были частью древних торговых путей Китая, известных как «Великий шёлковый путь».

III

Ладакх, в котором произошли недавние индо-китайские столкновения, является исламским регионом и неотъемлемой частью Кашмира, где на протяжении веков правил Ислам. Он относился к штату Джамму и Кашмир, пока его не отделили 31.10.2019. Регион имеет небольшую плотность населения, но считается стратегически важным. Это самое высокое плато в Индии, и оно включает в себя верхнюю долину реки Инд. Расположен Ладакх между китайской фактической линией контроля (LAC) на востоке и пакистанской фактической линией контроля (LOC) на западе. А на севере региона расположен перевал Каракорум.

Примечательно, что последнее поселение индийцев перед перевалом Каракорум называется Даулат-Бег-Ольди, что с уйгурского переводится как «место, где погиб великий и богатый человек». Считается, что речь идёт о Султане-Саид-хане, основателе и правителе Яркендского ханства, который в 938 году хиджры, что соответствует 1531 году, открыл для Ислама Ладакх и Кашмир. По возвращении в Яркенд в конце 939 г.х. он серьёзно заболел и погиб в местности, которая и получила соответствующее название.

Следовательно, это мусульманские земли, которые оказались под контролем Индии, недавно аннексировавшей многострадальный Кашмир. Как Индия захватила Джамму, Кашмирскую долину и Ладакх, так же Китай захватил Аксайчин и Транс-Каракорумский тракт. Всё это — исламские регионы в Кашмире. В то же время Пакистан контролирует только Азад Кашмир и Гилгит-Балтистан, которые представляют собой менее трети территории региона. Азад Кашмир граничит с регионами, которые находятся под индийской оккупацией, в то время как Гилгит граничит с другими регионами, находящимися под контролем Индии и Китая.

В свете нынешнего состояния слабости мусульманских стран, в частности — Пакистана, Индия заявляет о своём праве на спорные районы Ладакха как части региона Джамму и Кашмир. В то же время Китай заявляет о своём праве на эти районы, считая их частью Синьцзяна, т.е. Восточного Туркестана. Таким образом, две немусульманские страны борются за право на исламские регионы, в то время как Пакистан озабочен служением Америке, а другие мусульманские страны просто молчат.

IV

Китай уделяет региону Ладакх, который находится под контролем Индии, особое внимание. В дополнение к присутствию буддистов, в регионе расположены два древних торговых пути, которые достигают Центральной Азии. Это имеет большое значение для китайской стратегии «Новый шёлковый путь». Хотя у Китая есть другие пути в Центральную Азию, однако путь через Ладакх — самый короткий и ведёт к важным населённым пунктам и рынкам в Центральной Азии. Более того, эти древние торговые маршруты призваны заменить длинные маршруты доставки китайских товаров из промышленных центров в восточном Китае в северный Пакистан для дальнейшей переправки в порт Гвадар. При этом нужно учитывать, что данный проект является важным экономическим коридором, в который Китай инвестировал десятки миллиардов долларов в последние годы.

Поэтому при исследовании конфликта за Ладакх нужно учитывать эту деталь в китайских устремлениях. Если бы Китай хотел открыть другой пограничный спор с Индией на восточной границе из-за штата Аруначал-Прадеш, тогда не были бы реализованы преимущества «экономических коридоров», к которым он стремится в рамках стратегии «Новый шёлковый путь», поскольку Китай желает избежать прохождения путей через морские зоны, контролируемые США, особенно Малаккский пролив. Подозрения относительно того, что Индия участвует в политике США по сдерживанию роста Китая, подкрепляются следующим:

1) После пандемии коронавируса Америка нашла новый предлог для того, чтобы оказать давление на Китай. Вашингтон много говорит о том, что Пекин должен взять на себя ответственность за распространение вируса. К нему присоединились другие страны, включая Индию, желая провести специальное расследование в Уханьском институте вирусологии. С другой стороны, в результате прекращения некоторых поставок из Китая из-за появления вируса, что повлияло на производство во многих европейских и международных предприятиях, появились требования прекращения системы поставок через Китай. Из-за этой тенденции, которая дополняется усилиями президента США вернуть американские компании, работающие в Китае, или, скорее, вывести их из Китая, Пекин, как никогда прежде, чувствует, что экономика страны оказалась под реальной угрозой.

2) Также на участие Индии в американской политике указывают её попытки ослабить китайскую экономику. Генерал-лейтенант Винод Бхатия, бывший генеральный директор индийских военных операций, заявил, что Китай в глобальном масштабе теряет влияние, и обвинил его в распространении коронавируса. Он добавил, что промышленные компании стремятся покинуть Китай, и это заставляет Пекин пытаться отвлечь внимание от кризиса, вызванного вирусом. Генерал отметил, что посткоронавирусный мир станет прекрасной возможностью для Индии («Anadolu» за 09.06.2020).

Кажется, что возможность, о которой говорят индийцы — это переезд иностранных компаний, особенно американских, из Китая в Индию. Китай понимает, что за развитием индийского потенциала, позволяющего Индии противостоять китайской экономике, стоит Америка. Именно она поддерживает индийскую ядерную программу, чтобы Индия стала ядерной страной, и предоставляет ей привилегированное положение, приоритет в торгово-экономических отношениях.

Также Америка заставила Пакистан снизить напряжённость в отношениях с Индией, что позволило ей переместить крупные военные силы, которые десятилетиями были размещены на границе с Пакистаном, на границу с Китаем. Это — не новая политика Соединённых Штатов в отношении Индии, поскольку она длится уже многие годы. Сегодня Америка добавила к этому участие Индии в выводе крупных иностранных компаний из Китая и создании для них альтернативы в соседней стране. То есть она вовлекает Индию в нанесение ущерба китайской экономике.

3) Стоит отметить, что с военной точки зрения Китаю удалось значительно развить свою армию, став в этой области второй страной в мире после США с военным бюджетом в 261 млрд. долларов на 2019 год. На военную сферу Китай тратит больше, чем Россия, Британия и Франция вместе взятые. Хотя Индия по военным расходам в 2019 году впервые стала третьей страной после Китая, увеличив военный бюджет до 72 млрд. долл., но возможности её вооружённых сил всё ещё невелики по сравнению с военными возможностями Народно-освободительной армии Китая.

Разный уровень военных возможностей двух стран заставляет Индию тысячу раз подумать, прежде чем начать обширные сражения с Китаем, в отличие от того, что было в 1962 году. Этот вывод напрашивается, несмотря на тот факт, что Индия имеет большое преимущество в обычных вооружениях в зоне недавнего конфликта в Ладакхе, тем более, что многие подразделения её армии расположены у границ с Пакистаном, то есть рядом с зоной конфликта, в отличие от Китая, чьи армии ещё не сконцентрированы в этом регионе. Эта реальность военных возможностей обеих стран в зоне конфликта подтверждается исследованием, подготовленным Гарвардским университетом США, которое было опубликовано на сайте «HuffPost Arabi» 31.05.2020. Однако после имевших место стычек Китай мобилизовал дополнительные воинские части и стал наращивать военные силы у западных границ Индии.

4) Индо-китайский конфликт 2017 года на восточной границе урегулирован после встречи премьер-министра Индии Нарендры Моди и президента Китая Си Цзиньпина в 2018 году. Два лидера провели свой первый неформальный саммит в Ухани в апреле 2018 года, и во время этой встречи Си принял приглашение Моди посетить Индию для второй встречи («Euronews» за 09.12.2020).

Однако последний конфликт совпал с усилиями США по подрыву стабильности Китая, что создаёт дополнительные сложности на пути решения индо-китайских разногласий. Эти новые сложности, которые администрация Трампа создаёт вокруг Китая, полностью понятны для Пекина. Поэтому президент Китая Си Цзиньпин заявил, что Пекин активизирует свою подготовку к вооружённым столкновениям и улучшит свои возможности по выполнению военных задач, несмотря на воздействие пандемии на национальную безопасность («Sputnik» за 26.05.2020).

Даже если в этом заявлении не говорится конкретно об Индии, однако Пекин чувствует большую угрозу, наблюдая за намерениями Америки возложить на него ответственность за распространение коронавируса. Поэтому Китай хочет продемонстрировать свои военные возможности, показав готовность к любому американскому военному манёвру против него, включая союзников Америки в регионе, таких как Индия. Китай как будто посылает сообщение своим ближайшим врагам — не сотрудничать с Америкой, иначе китайская армия способна нанести им большой урон.

В начале апреля 2020 года министерство государственной безопасности Китая опубликовало отчёт, в котором просит Пекин подготовиться к военной конфронтации и раскрывает серьёзность американских намерений против Китая. С другой стороны, наблюдается резкий рост военных расходов в Индии, которые в 2019 году впервые достигли отметки в 72 миллиарда долларов, а также стали заметны крупные оружейные сделки, которые проводит индийская армия. Всё это представляет прямую угрозу для Китая, и он убеждён, что Индия является остриём американского копья против него. К тому же инфраструктурные проекты Индии в спорных приграничных районах с Китаем в сочетании с её растущей вооружённостью вызывают в Китае всё большую озабоченность по поводу будущего их отношений.

V

Что касается американской позиции по недавнему пограничному конфликту между Индией и Китаем, то она, безусловно, поддержала Индию. Элис Уэллс, первый заместитель помощника госсекретаря США по делам Южной и Центральной Азии, публично раскритиковала Китай за действия в Ладакхе и связала их с провокациями Пекина в Южно-Китайском море («CNN-News18» за 21.05.2020).

Аналогичным образом Председатель Комитета Палаты представителей по иностранным делам Элиот Энгель выступил с заявлением: «Я чрезвычайно обеспокоен продолжающейся китайской агрессией вдоль фактической линии контроля на границе Индии и Китая. Китай вновь показывает, что хочет запугивать своих соседей, а не разрешать споры согласно международному праву... Я настоятельно призываю Китай уважать эти нормы, использовать дипломатию и существующие механизмы для решения пограничных вопросов с Индией» («Foreign Affairs» за 01.06.2020).

Более того, Америка пытается использовать в своих интересах эти пограничные споры в качестве козырной карты против Китая, чтобы оказывать давление на него, ограничить расширение его влияния в регионе, занимать его внимание региональными конфликтами, шантажировать в торговой войне и вмешиваться во внутренние дела. Вот почему президент Трамп предложил посредничество между Индией и Китаем после недавнего конфликта между ними. Цель США — контролировать решения между двумя сторонами в своих интересах. В понедельник 25.05.2020 Трамп написал в своём «Twitter»: «Мы проинформировали Индию и Китай, что США готовы, хотят и могут выступить посредником или арбитром в разрешении их разбушевавшегося территориального спора» («Alhurra» за 27.05.2020).

Китай сразу выразил несогласие устами официального представителя МИД КНР Чжао Лицзяня, который заявил, что две страны не хотят, чтобы их разногласия разрешала третья сторона («Anadolu» за 09.06.2020).

VI

Тем не менее, Америка не успокоилась и продолжила свою активность в регионе, который считается одним из важнейших регионов мира для неё. Она продолжила противодействовать Китаю, пытаясь сдержать его рост и прямо или косвенно противостоять ему в Южно-Китайском море. Но Америка больше не может вести войны повсюду и сохранять своё растущее влияние во многих регионах мира без помощи региональных и местных сил, которые действовали бы в её интересах. Пандемия коронавируса показала, что Америка неспособна справиться с кризисами, которые разоряют её. И проблема обострилась после того, как белый полицейский задушил темнокожего гражданина США, в связи чем вновь поднялся вопрос расовой дискриминации. Наряду с этим Китай сохраняет статус региональной державы.

Таким образом, в достижении своих интересов и сохранении своего влияния Америка стала более зависимой от других стран, чем прежде. Америка работала над тем, чтобы привести своих агентов в Индии к власти и чтобы они всегда трудились в интересах Соединённых Штатов. Всеми усилиями она стремилась привести к власти проамериканскую «Бхаратия джаната парти».

Таким образом, эта партия впервые под председательством Ваджпаи пришла к власти в Индии и правила с 1998 года по 2004 год. Затем она проиграла «Индийскому национальному конгрессу». Однако в 2014 г. она снова побеждает на выборах и занимает власть по сегодняшний день. С того года Америка начала использовать Индию против Китая. Для того, чтобы Индия могла играть отведённую ей роль, Америка нейтрализовала Пакистан и заставила его отойти от конфликта с Индией, чтобы последняя посвятила себя конфликту с Китаем. Так мы стали свидетелями беспрецедентных уступок правителей Пакистана, когда Индия 18.08.2019 объявила оккупированный Кашмир частью Индии.

В ответе на вопрос 18.08.2019 года мы писали: «Америка понимает, что напряжённость вокруг Кашмира между Индией и Пакистаном ослабляет противостояние индийского субконтинента Китаю. Чтобы снять эту напряжённость, Соединённые Штаты начали процесс нормализации отношений между Индией и Пакистаном. Цель нормализации состояла в том, чтобы не допустить индо-пакистанских столкновений в борьбе за Кашмир и направить их усилия на сотрудничество с Соединёнными Штатами в противостоянии росту Китая.

Америка считает, что, присоединив Кашмир к Индии и оказав давление на режим в Пакистане, чтобы предотвратить военный сценарий, а также направив проблему в русло диалога, она сможет закрыть вопрос и предотвратить военный конфликт между двумя странами. Подобным образом она действует в отношении правительства Аббаса в Палестине и арабских стран вокруг неё, которые не вступают в военный конфликт с сионистским образованием, тогда как сионисты продолжают присоединять себе любые территории Палестины, которые захотят». Правители Пакистана обязались это сделать, как заявил премьер-министр Имран Хан: «Правительство ответит соответствующим образом правительству Индии, если оно начнёт нападение на Пакистан» («Anadolu» за 30.08.2020).

То есть правительство Пакистана не намерено отвечать на аннексию Кашмира. Спустя месяц он заявил: «Глава пакистанских военных сил Баджва заверил, что армия готова противостоять Индии в случае нападения на Свободный Кашмир» («Geo News» за 26.12.2019).

Другими словами, пакистанская армия готова противостоять Индии в случае нападения на Азад-Кашмир, а не для освобождения региона Джамму и Кашмир от Индии.

VII

Что касается Пакистана, который поддерживает прочные отношения с Китаем, то он никогда не объявит о правах на регион Аксайчин, который Китай оккупировал у Индии и который является частью Кашмира. Он также не станет претендовать на кашмирский регион Ладакх, находящийся под контролем Индии и оспариваемый Китаем. Пакистан, который обычно радовался индо-китайским конфликтам, ожидая победы Китая над заклятым врагом пакистанцев, на этот раз молчит («CNN-News18» за 26.05.2020).

Это молчание накрыло даже пакистанские СМИ, которые не выражают свою позицию по этому конфликту, как это было раньше. Этому молчанию нет другого объяснения, кроме давления со стороны США. Америка хочет, чтобы Индия чувствовала себя комфортно в отношениях с Пакистаном и не чувствовала никакой угрозы, например, если пакистанская армия ожидала бы момента, когда Индия вступит в войну с Китаем. Вся эта возня с Пакистаном происходит ради одной цели — чтобы Индия переместила больше армий от пакистанской границы к границам с Китаем. Так Индия закрепила бы свои позиции, чтобы оказывать давление на Китай и рассеивать силу китайской армии, которая сконцентрировалась в регионе Китайского моря. Подобная ситуация ослабляет Китай даже без войны, поскольку его военные ресурсы делятся между подготовкой к противостоянию с Индией на юго-западе и подготовкой к противостоянию с крупными врагами на морях, а именно — с военно-морскими силами США и Японией, которая так же наращивает свои силы против Китая.

VIII

При всём этом мусульмане региона Кашмир чувствуют, что их земли стали объектом конфликта между двумя немусульманскими государствами, каждое из которых хочет контролировать и грабить их, в то время как Пакистан и остальные мусульманские правители занимают позицию постороннего зрителя. Более того, Пакистан преследует кашмирские вооружённые группировки на своей территории, чтобы обезопасить от них Индию. Такая реальность Пакистана и индо-китайского конфликта сильно ослабляет моральное состояние мусульман Кашмира. После того, как Кашмир противостоял индийской оккупации и получал огромную поддержку со стороны пакистанской армии, сегодня он столкнулся с двумя крупными немусульманскими странами без какой-либо поддержки со стороны Пакистана, который покидает поля сражений с Индией, подчиняясь указаниям Америки.

Больно видеть то, что конфликт между Индией и Китаем связан с разделением исламских регионов, особенно Кашмира и его окрестностей. Индия требует возвращения земель, которые Китай захватил в ходе войны 1962 года на западной границе, а именно — район Аксайчин, являющийся частью исламского региона Кашмир. Китай требует возвращения некоторых территорий кашмирского региона Ладакх, граничащего с Аксайчином, считая его частью Синьцзяна, то есть исламского Восточного Туркестана. Две немусульманские страны борются за исламские регионы, в то время как Пакистан упорно служит Америке и заставляет замолчать остальных мусульман. Исламский мир страдает от тяжкой жизни только по одной причине... Правду сказал Аллах:

وَمَنْ أَعْرَضَ عَنْ ذِكْرِي فَإِنَّ لَهُ مَعِيشَةً ضَنْكاً وَنَحْشُرُهُ يَوْمَ الْقِيَامَةِ أَعْمَى ، قَالَ رَبِّ لِمَ حَشَرْتَنِي أَعْمَى وَقَدْ كُنْتُ بَصِيراً ، قَالَ كَذَلِكَ أَتَتْكَ آيَاتُنَا فَنَسِيتَهَا وَكَذَلِكَ الْيَوْمَ تُنْسَى

«А кто отвернётся от Моего Напоминания, того ожидает тяжкая жизнь, а в День воскресения Мы воскресим его слепым. И скажет он: «Господи! Почему Ты воскресил меня слепым, если раньше я был зрячим?». Аллах скажет: «Вот так! Наши знамения явились к тебе, но ты предал их забвению. Таким же образом сегодня ты сам будешь предан забвению» (20:124–126).

Спасение мусульман — в следовании аятам Корана и хадисам Посланника Аллаха ﷺ и в установлении Праведного Халифата, который вернёт мусульманам джихад, величие и защиту. Сообщается от Абу Хурайры (р.а.), что Посланник Аллаха ﷺ сказал:

الْإِمَامُ جُنَّةٌ يُقَاتَلُ مِنْ وَرَائِهِ وَيُتَّقَى بِهِ

«Имам — это щит, за которым сражаются и которым защищаются» (Бухари, Муслим).

 

30 Шавваля 1441 г.х.
21.06.2020 г.