29
Ср, сен

Рубрика «Халифат в Турции со дня его упразднения по сегодняшний день» 3 ч.

Статьи
Инструменты
Типография
  • Маленький Меньше Средний Больше Большой
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

«Процесс создания и формирования «Партии национального порядка»

Мы публиковали вторую часть рубрики «Халифат в Турции со дня его упразднения по сегодняшний день», подготовленной Информационным отделом «Коренных изменений» («Köklü Değişim»), где рассматривали тему «Восстание шейха Саида».

В сегодняшней части мы попытались резюмировать в свете идейного и политического разбора тему «Процесс создания «Партии национального порядка». Представляем вам наш материал по данной теме, составленный Йылмазом Челиком:

После создания республики в 1923 году и отмены Халифата в 1924 к власти пришли основатели кемализма, а именно — представители «Народно-республиканской партии»1 (НРП), и во всех сферах была развёрнута безжалостная война против исламских ценностей и мусульман. Культурная война была развязана против Ислама и мусульман посредством принятия целого ряда законов, таких как «Закон о шляпах»2, «Закон о стиле одежды и внешнем виде населения и госслужащих»3, «Закон об объединении образования под единой системой»4, «Закон о письменности»5 и многих других. А тех, кто не желал подчиняться этим законам, поджидал уже готовый и действующий «Закон о предателе Родины»6.

Особенно в период однопартийности между 1923 и 1945 годами мусульмане подвергались многочисленным преследованиям из-за своей приверженности к Исламу. Правящая «Народно-республиканская партия» использовала все свои возможности для борьбы с исламскими ценностями и мусульманской идентичностью. Она подвела к виселице через Трибуналы независимости7 многих учёных, в том числе — шейха Саида и Искилипли Мехмеда Атыфа Ходжу, которые не пошли на компромисс и торговлю совестью в отношении своей исламской личности и взглядов. Дело дошло до того, что не осталось имамов для совершения заупокойной джаназа молитвы. Не ограничившись этим, эта партия пошла ещё дальше и объявила войну тому, что олицетворяет Ислам.

Во-первых, она исключила из конституции фразу «Государственная религия — Ислам» и заменила её статьёй о «секуляризме», заимствованной у Франции. Она перевела на турецкий язык азан, который являлся олицетворением Ислама на протяжении 1300 лет. Эта партия обратила мечети в амбары. Во имя вестернизации8 правящая партия «НРП» вынудила мусульманку снять с себя хиджаб и открыла перед ней двери на различные конкурсы красоты.

Так же не последовало малейших изменений в положительную сторону в политике «НРП» в период правления Исмета Инёню (1938–1950 гг.), прозванного Собранием «Народно-республиканской партии» «Национальным вождём» (тур. Millî Şef). Преследование мусульман в однопартийный период, когда президентом был Исмет Инёню, то есть во времена правления «Национального вождя», так же продолжалось.

Оказавшись между тиранией системы, с одной стороны, и коммунизмом, охватившим мир, с другой, мусульманам нужно было интегрироваться в официальную идеологию. Однако ни антиисламистский менталитет «НРП», ни светский кемалистский режим, ни дующие с Востока коммунистические настроения не затронули и не пошатнули мусульман. Появилась нужда в организациях и партиях, которые могли бы влиять на мусульман, направлять их и удовлетворять их политические требования на законных основаниях и на государственном уровне. Эта ситуация привела к появлению ряда партий. Система, чтобы обеспечить своё выживание, позволяла создавать определённого рода партии, особенно под предлогом борьбы как с политическим Исламом, так и с коммунизмом.

В связи с этим доктор Ышыл Арпаджы, преподавательница факультета политологии и государственного управления при университете имени Инёню, говорит в своей статье под названием «Эрбакан и идея «Национального видения»: от дискурса к идеологии» следующее: «Возникший после Второй мировой войны посредством альянса США и Запада против распространения Советского Союза в двуполярном мировом порядке и охватывающий Турцию, Иран и Пакистан проект «Зелёный пояс» создал прочную основу религиозного фактора в противовес опасности проникновения коммунизма и способствовал политике Неджметтина Эрбакана в двух аспектах.

В первую очередь, искусственная связь между религией и политикой, установленная данной политической системой, позволила Неджметтину Эрбакану проводить политику, используя исламские посылы. Однако здесь следует отметить, что Неджметтин Эрбакан и его политическое движение, выступающие против Запада и западной политики, были больше не инструментом реализации проекта «Зелёный пояс», а скорее, теми, кто воспользовался благоприятной почвой, возникшей в результате данного проекта.

Во-вторых, что эффективнее первого аспекта, новые слои общества, чьи религиозные чувства были усилены против коммунизма, создали новую политическую прослойку, которая поддерживала присутствие Неджметтина Эрбакана на политической арене»9.

Хотя по утверждению Ышыл Арпаджы движение Неджметтина Эрбакана и образовалось с поддержкой Соединённых Штатов в качестве препятствия против проникновения коммунизма в стране, всё-таки с точки зрения турецкой политики влияние Великобритании (а не США) является доминирующим в создании «Партии национального порядка» Эрбакана. Но американский проект «Зелёный пояс» позволил этой партии найти базовую нишу среди народа.

• «Национальное видение» и «Исламский союз»

Вслед за однопартийной эпохой, под небом Турецкой Республики стали возникать называющие себя «консервативными исламистами» партии, которые начали свой путь с исламских лозунгов, чтобы объединить вокруг себя представителей мусульманского населения. Ведущей из них была «Партия национального порядка»10 (ПНП), которая возникла на политической арене с такими общими концепциями, как «Национальное видение»11 и «Исламский союз»12, завоевав расположение мусульман, раздавленных тиранией железного кулака правительственной политики.

Политическое исламистское движение, начавшее формироваться в «Демократической партии»13 в 1950-х годах и в «Партии справедливости»14 в 1960-х, которое предпочитало оставаться среди правоцентристских партий, переросло 26 января 1970 года в отдельную политическую силу под названием «Партия национального порядка».

Движение вокруг концепции «Национального видения» возникло в 1970-х годах с заявлением о создании консервативной идентичности. Неджметтин Эрбакан объясняет парадигму «Национального видения» следующим образом: «Национальное видение» направлено на создание сильной Турции, основывая свой приоритет на моральных и духовных принципах в рамках идеала «Вновь великая Турция» и на образовании национального сознания, которое будет развивать Турцию как в материальной, так и в духовной сферах»15.

С самого начала Эрбакан стремился достичь этой цели, оставаясь в рамках демократической системы. Исходя из этого, мы не можем сказать, что Эрбакан когда-либо преследовал исламские цели и использовал исламский метод в своей политической деятельности. Собственно говоря, основная цель партийной программы «ПНП» была определена следующим образом: «Разумный и точный синтез движения за духовное и материальное развитие в рамках демократического правового порядка без ущерба для наших национальных и моральных ценностей» (п. 3).

Касательно же этого доктор Ышыл Арпаджы, преподавательница факультета политологии и государственного управления при университете имени Инёню, говорит в той самой своей статье под названием «Эрбакан и идея «Национального видения»: от дискурса к идеологии» следующее: «Можно утверждать, что спасительная миссия Неджметтина Эрбакана, основанная на идее спасения всего человечества, принесения счастья и процветания, что также будет отражено в дискурсах более поздних периодов, впервые возникла в процессе политического формирования и при этом не имела ясной конкретики. Например, в Программе «ПНП» (п. 3) было принято, что в результате скоординированного осуществления материального и духовного развития будет построена «приемлемая для всего мира высшая цивилизация, которая прольёт свет на человечество, принесёт процветание и счастье».

Одним из важных дискурсов, который Неджметтин Эрбакан впервые озвучил в этот период и который будет продолжать существовать в последующие периоды и будет носить отличительный характер в различные периоды, был, как его называли, «Общий рынок»16. Точно так же мы видим противоречия вокруг значения слова «сионизм», которые Эрбакан выдвигал в начальные и более поздние периоды. По словам Эрбакана (1971, стр. 68), сионисты хотят привести возглавляющую исламский мир Турцию на Общий рынок, чтобы растопить её в котле христианского союза и сделать её слугой в «трёхэтажном доме» Общего рынка, где сионисты являются владельцами капитала, а европейцы — чиновниками.

Здесь следует отметить, что выступление против Общего рынка не является новым политическим дискурсом, а акцент на сионизме очень похож на дискурсы «Исламской демократической партии»17, основанной Джеватом Рыфатом Атылханом в 1951 году. Однако антисионизм, который станет очевидным в более поздние периоды, не имеет антисемитского характера, и в качестве акцента на этом видно, что в 2000-х годах он использовал в речах понятие расистского империализма вместо сионизма»18.

• Основной фактор возникновения «Партии национального порядка»

1960-е и 1970-е годы были годами волнений в Исламской Умме. С началом 1960-х годов мусульмане Турции встретились с новой политической идеей. Это была идея возобновления Халифата, которая проявила себя на тот период только в столице Анкаре и в нескольких других городах. Идея Халифата возымела серьёзное влияние на Анкару ещё до создания консервативных национальных партий, которые будут действовать на основе официальной идеологии, которая, в свою очередь, станет направлять политические требования переполненного исламскими чувствами турецкого общества. На данную ситуацию политики того периода смогли сказать лишь: «Откуда взялись эти сторонники Халифата?». Партией, которая спустя 40 лет вновь внесла обсуждения на тему Халифата в повестке дня парламента, стала партия «Хизб ут-Тахрир». О шокирующем эффекте в Анкаре выдвинутого партией «Хизб ут-Тахрир» проекта Халифата мы поговорим в следующем выпуске данной рубрики.

Мусульмане, которые ознакомились с политическими и идейными взглядами Хизб ут-Тахрир, начали осознавать, что их, оказывается, очень сильно обманули насчёт Ислама; что большая часть того, что представлялось им как Ислам, было не более чем фальшью; а также что Ислам, помимо требований касательно намазов, поста и закята, выражает в адрес мусульман некоторые требования государственного уровня. Тем не менее, люди начали подвергать сомнению систему и режим после того, как по-новому ознакомились с такими понятиями, как Халифат, тагут, Рабб (Господь) и илях (бог).

Они пришли к выводу, что ими правит неисламская система. В результате того, что мусульмане обнаружили в себе это осознание, они приступили к новым поискам, которые, в свою очередь, стали тревожить правящую систему. Именно в этот момент в игру вступает политическая хитрость тех, кто стоит за упразднением Халифата. Появилась нужда в новых партиях и новых лицах для того, чтобы реинтегрировать мусульман, которых они называли радикальными, в систему, и дистанциировать их от влияния Хизб ут-Тахрир, уже узнаваемого в те годы среди мусульман.

Именно в этот момент появляется Неджметтин Эрбакан, риторика которого звучала так: «Мы ориентируемся на Ислам» и «Справедливая система Ислама». С помощью подобных обещаний и риторики Эрбакан сформировал массы, которые бросались голосовать в духе джихада и связали свои жизни, имущество и надежды со своими лидерами, пообещавшими установить исламский порядок. Таким образом, исламисты должны были участвовать в демократических предвыборных гонках, народ должен был проголосовать за них, а посредством народного голосования исламисты должны были прийти к власти и приступить к претворению норм Ислама вместо существующих законов куфра!

«Партия национального порядка» была основана Неджметтином Эрбаканом, который вошёл в парламент независимым депутатом от Коньи на выборах 1969 года, и его 17-ю друзьями. Они определили свои цели с ярко выраженным религиозным акцентом, таким как «Справедливый порядок» и «Порядок счастья».

В учредительной декларации партии говорилось следующее: «Сегодня — день, когда наша Великая нация, идущая по собственному пути и всегда верная и придерживающаяся Истины, поддерживает добро и запрещает зло, — взлетает ввысь после очень долгого периода, в течение которого предпринимались попытки отвлечь её от возвышенной и славной исторической траектории. «Партия национального порядка» — это мощная ракета, которая выведет наш народ к свету после сложных и мрачных периодов и вернёт его на свою яркую историческую орбиту. Сегодня — день, когда была выпущена эта ракета. Сегодня — этот счастливый день. Поздравляю весь наш народ с этим. О наш уважаемый и любимый народ, который всегда был избран защищать Истину, обеспечивать добро и предотвращать зло!»19.

Однако такая первая партия, основанная Эрбаканом, просуществовала недолго; она была закрыта 20 мая 1971 года.

5 марта 1971 года Генеральная прокуратура подала иск против «Партии национального порядка» за «деятельность против секуляризма». 20 мая 1971 года Конституционный суд постановил распустить партию на том основании, что она «противоречит принципам защиты светского государственного характера и революционности Ататюрка».

В период действия «военного меморандума 12 марта»20 «ПНП» была закрыта решением Конституционного суда от 20 мая 1971 года. Причины закрытия «Партии национального порядка» перечислены ниже:

1. Требование отменить 163 статью Уголовного кодекса Турецкой Республики, запрещающую деятельность, направленную на установление порядка, основанного на религиозных принципах.

2. Допустимость возвращения Халифата.

3. Члены партии выступают за обязательное преподавание уроков религии в школах.

4. Утверждение, что религия и государство не могут быть разделены.

5. Рассматривание 50-летнего светского периода как заблуждения (далялят)21.

При рассмотрении причин закрытия «Партии национального порядка» мы легко можем сказать, что они не соответствуют реальности, потому что «ПНП» на самом деле стремилась повлиять на мусульман, которых система называла радикальными или реакционными, и с помощью таких дискурсов партия стремилась к конечной цели — интегрировать мусульманские массы в существующую систему. Движение «Национального видения», начавшееся с «ПНП», никогда не имело проблем с республикой и секуляризмом. Оно всегда находилось в мире с режимом. Хотя иногда и случались инциденты с закрытием партии, причина этих запретов заключалась не в том, что движение «Национального видения» хотело установления Халифата. Напротив, выдвижение идеи «Исламский союз и справедливый порядок» помешало успеху идеи «проекта Халифата» среди народа Турции.

После закрытия «Партии национального порядка» Неджметтин Эрбакан уехал в Швейцарию и пробыл там некоторое время. Сотрудники закрытой «ПНП» учредили новую партию с аналогичным уставом, названную «Партией национального спасения»22 (ПНС), 11 октября 1972 года, т.е. примерно полтора года спустя, а Сулейман Ариф Эмре был назначен лидером партии.

Те, кто посвятил себя образованию «Партии национального спасения» после решения о закрытии «Партии национального порядка», не смогли понять, что это не было особо блестящим планом, потому что была создана новая партия, в которой отказались от некоторых дискурсов и заявлений прежней партии, чтобы уберечь вновь созданную от закрытия. После каждого решения о закрытии партии целей становилось всё меньше, они дифференцировались и с каждым разом становились более адаптированными к светской демократической системе, которая лишь на словах считалась у партии врагом и системой куфра. Путь, начатый с лозунга «За возвращение Ислама», превратился в требование «Истинной демократии», «Развитой демократии».

Особенно с 28 февраля 1997 года данное движение отбросило прежние религиозные лозунги и провозгласило своими главными целями «демократию, права человека и верховенство закона». Эта стратегия демократизации была разработана и выражена самим Неджметтином Эрбаканом.

За этот период многие фразы, такие как «Всемирный исламский союз», «Общий исламский рынок», «Исламское НАТО», «Исламский динар» и т.д., составляющие основу дискурса Эрбакана, были оставлены, а вместо них стали отстаиваться такие институты, как Европейский Союз и НАТО. Кроме того, был установлен контакт с сионистским лобби в США, которое когда-то преподносилось самой величайшей опасностью для Уммы.

Собственно говоря, Неджметтин Эрбакан вкратце, но содержательно высказался в свою защиту в деле, поданном в Конституционный суд с требованием о роспуске «Партии благоденствия»23, по вопросам, вызвавшим общественный резонанс. Следующие слова, которые он сказал о секуляризме, весьма примечательны:

«Как я могу игнорировать науку?! Как я могу игнорировать разумность?! Человек должен быть безумцем, чтобы противостоять истинному научному значению секуляризма. Без секуляризма нет демократии. Невозможно сосуществовать без секуляризма! Но если попытаться применить секуляризм как ненависть к религии, нерелигиозность и атеизм, то первым против этого выступит сам секуляризм. В общем, человек может выступать против секуляризма только в том случае, если он не знает, что такое секуляризм или если он просто неразумен».

«Наша «Партия благоденствия» — это страж секуляризма, истинный гарант истинного секуляризма. Гарантией подлинной демократии в Турции является «Партия благоденствия». Залогом истинного секуляризма является «Партия благоденствия». Гарантом того, что противоречивые секуляризму действия под именем секуляризма не будут иметь места, выступает так же «Партия благоденствия»24.

Точно так же в телевизионной программе, в которой он участвовал, в своих заявлениях об «Исламе и секуляризме» Эрбакан сказал, что Ислам и секуляризм не противоречат друг другу.

В наши дни председатель «Партии благоденствия» Темель Карамоллаоглу в одной из телевизионных программ сделал следующие заявления: «Мы хотим секуляризма/светскости в британской манере. Пока мы не перейдём к парламентской системе, в стране не будет мира».

Всё это указывает на то, что у Эрбакана и у «Партии национального порядка» не было проблем с секуляризмом и демократией — как в самом начале, когда была создана «ПНП», так и в период последнего перерождения этой партии в «Партию благоденствия».

• Вывод:

После установления республики и упразднения Халифата, в период существования однопартийности, реакция мусульман в большей степени была направлена на режим и систему. Позже, в ходе политического процесса, который начался с периода Мендереса и продолжился с «Партией национального порядка», режим стал восприниматься мусульманами положительно, и было вменено, что корень проблемы кроется не в системе, а в людях и политиках. В результате мысль о том, что «проблема кроется не в системе, а в тех, кто её возглавляет», позволила привести мусульман к следующей идее о том, что «если вы выберете своего человека, вы сможете решить проблему!».

Таким образом, начиная с таких партий, как «Демократическая партия» (Demokrat Parti), «Партия национального порядка» (Millî Nizam Partisi), «Партия справедливости» (Adalet Partisi), «Партия национального спасения» (Millî Selamet Partisi), «Партия Отечества» (Anavatan Partisi), и заканчивая «Партией справедливости и развития» (Adalet ve Kalkınma Partisi), чувства и реакции мусульманских масс были перенаправлены на светскую систему, их требования со временем обретали более узкий характер, а политическая рента и процветание продолжали растягиваться на ещё более продолжительное течение времени.

 

Йылмаз Челик
Информационный отдел «Коренных изменений» («Köklü Değişim»)
10.03.2021

1. «Народно-республиканская партия» (тур. Cumhuriyet Halk Partisi).

2. Закон о шляпах (тур. Şapka Devrimi) — принятый в 1925 году в Турецкой республике указ о замене тюрбанов и фесок, традиционно носившихся в Османском государстве, европейскими головными уборами. Де-юре всё ещё действует.

3. Закон о стиле одежды и внешнем виде населения и госслужащих (тур. Kılık Kıyafet Kanunu).

4. Закон об объединении образования под единой системой (тур. Tevhid-i Tedrisat Kanunu).

5. Закон о письменности (тур. Harf Kanunu).

6. Закон о предателе Родины (тур. Hıyanet-i Vataniye Kanunu).

7. Трибунал независимости (тур. İstiklâl Mahkemesi) ― судебный орган, учреждённый в 1920 году во время Турецкой войны за независимость с целью преследования тех, кто был против революционного турецкого правительства. Всего таких судов было создано восемь. Они были расположены в Анкаре, Эскишехире, Конье, Испарте, Сивасе, Кастамону, Позанти и Диярбакыре. Все из них, кроме суда в Анкаре, прекратили свою деятельность в 1921 году.

8. Вестернизация — это процесс уподобления различных обществ западному типу, более того, вестернизация признана одним из вариантов распространения именно западных норм и форм культуры. Это заимствование западноевропейского или англо-американского образа жизни в области экономики, политики, образования и культуры, распространение западных ценностей по всему миру.

9. https://dergipark.org.tr/tr/download/article-file/1173050.

10. «Партия национального порядка» (тур. Milli Nizam Partisi, MNP).

11. «Национальное видение» (тур. Millî Görüş).

12. «Исламский союз» (тур. İslâm Birliği).

13. «Демократическая партия» (тур. Demokrat Parti, DP; 1946–1961). Идеология партии — правый центризм, либеральный консерватизм, экономический либерализм. Была создана в период послевоенной либерализации и ликвидации однопартийной системы. Выиграла парламентские выборы 1950, 1954 и 1957 годов, находилась у власти с 1950 по 1960 год, когда была распущена после военного переворота.

14. «Партия справедливости» (тур. Adalet Partisi) — турецкая политическая партия, действовавшая в 1960-70-х годах. Была основана выходцами из демократической партии, главой партии и наиболее известным её членом являлся Сулейман Демирель, шесть раз занимавший пост премьер-министра. Была запрещена после государственного переворота 1980 года.

15. Erbakan 1975: 9–40.

16. Общий рынок (англ. common market) — форма экономической интеграции стран, предполагающая свободное перемещение товаров, работ и услуг, а также факторов производства — капитала, трудовых ресурсов — через границы стран, являющихся членами общего рынка.

17. «Исламская демократическая партия» (тур. İslam Demokrat Partisi).

18. https://dergipark.org.tr/tr/download/article-file/1173050.

19. «Политический исламизм в мире и Турции» (Dünyada ve Türkiye'de Siyasal İslamcılık), Абдуллах Маназ, стр. 358–372.

20. Государственный переворот в Турции (1971) — события, связанные с военным вмешательством армейской элиты Турции, повлёкшие за собой насильственную смену государственной власти и смещение премьер-министра страны Сулеймана Демиреля 12 марта 1971 года, занимавшего этот пост после выборов 1965 года. Традиционно в турецкой историографии он называется «военным меморандумом 12 марта» (тур. 12 Mart Muhtırası) или «меморандумным переворотом».

21. Конституционный суд, 1972: 67.

22. «Партия национального спасения» (тур. Millî Selamet Partisi, MSP)

23. «Партия благоденствия» (тур. Refah Partisi).

24. «Секуляризм в движении «национального видения» (Milli Görüş Hareketinin Laiklik Anlayışı), Хусейн Арслан, с. 99.