05
Чт, авг

Восстание шейха Саида

Статьи
Инструменты
Типография
  • Маленький Меньше Средний Больше Большой
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

Рубрика «Халифат в Турции со дня его упразднения по сегодняшний день». Часть II

В первой части рубрики «Халифат в Турции со дня его упразднения по сегодняшний день», подготовленной Информационным отделом «Коренных изменений» («Köklü Değişim»), мы обсуждали «Как упразднялся Халифат». Во второй части, которая сейчас перед вами, мы попытались осветить тему «Восстание шейха Саида», в отношении которого официальная идеология Турции развернула масштабную клеветническую кампанию. Представляем вам наш материал по данной теме, написанный Йылмазом Челиком:

Создание Турецкой Республики, а также последующее упразднение Халифата оказали огромное влияние на весь мир, особенно на исламский. По всей стране прошло множество восстаний из-за настроений, вызванных исламскими чувствами. Наиболее ярким и масштабным из них является восстание (кыям) шейха Саида.

Восстание шейха Саида, начавшееся через два года после провозглашения республики и через год после отмены Халифата, за короткое время набирало обороты подобно снежной лавине и затронуло значительную часть анатолийских земель. Это восстание занимает важное место как по причинам возникновения, так и по своим результатам.

Кто же такой шейх Саид и что послужило причиной его несогласия с правительством? Это было восстание, бунт или мятеж? Какое слово более отчётливо может выражать его действия? Какую цель он преследовал своими действиями? Эти и подобные вопросы были предметом обсуждения на протяжении десятилетий, и по этому поводу было выдвинуто множество противоречивых точек зрения. Несмотря на такие приписываемые ему качества, как «курдский националист», «британский агент» и «предатель», справедливое рассмотрение истинного понимания шейха и целей его восстания показывает, что он не выступал, основываясь ни на племенном дискурсе, ни в соответствии с инструктажем Британии.

Недавно созданный республиканский режим западного происхождения развернул антипропагандистскую деятельность в отношении данного восстания. Эта чёрная пропаганда оказалась эффективной в подавлении этого восстания. С началом восстания шейха Саида правительство Анкары запустило пропаганду, по-разному предоставляя информацию о сути данного восстания. Правительство сообщало различные версии: для Курдистана, в котором проходило восстание; для внутренней общественности Турции; и для западных государств:

• Пропаганда кемалистского режима в регионе восстания диктовала следующее: «Шейх Саид сотрудничает с армянами. Его поддерживают англичане, французы и итальянцы. Пусть вас не сбивают с толку религиозные мотивы восстания!».

• Пропаганда на национальном уровне на западе Турции звучала так: «Армяне и христиане разожгли восстание на востоке страны, используя курдов. Их цель состоит в том, чтобы основать на востоке и юго-востоке страны Армению или курдское государство!».

• Пропаганда, направленная на западные государства, звучала: «Восстание на Востоке было основано на Шариате. Если вы не поможете нам подавить это восстание, то ваш главный враг — Ислам — снова оживёт!».

Что касается гипотезы о том, что шейх Саид был поддержан англичанами, то в связи с этим Исмет Инёню писал в своих мемуарах: «Нет окончательных доказательств того, что непосредственно британцы организовали восстание шейха Саида или что именно они побудили его на это»¹.

Рюшди-паша, депутат Эрзурума того времени, также заявил в своей речи перед меджлисом (парламентом) следующее: «Я не думаю, что в этом инциденте было постороннее вмешательство, потому что провинции Генч и Муш находятся в центре страны. Если бы предполагалось вступление в контакт с иностранцами, то повстанцы отступили бы ближе к границе, например, к городу Заху (город в Ираке), и объединились бы с курдскими племенными кланами, куда до сих пор не смог внедриться ни один наш госслужащий»².

Неджип Фазыл Кысакюрек, с другой стороны, затрагивает эту тему в своём труде под названием «Угнетённые религиозные деятели последней эпохи»: «Это примитивная ложь, что шейх Саид — пробританский человек и преследует идею независимых курдов. Если бы это было так, то после своих первых успехов он бы устремился к границе в южном направлении, связался бы с иракскими курдами и британцами и принялся бы обеспечивать остальных восставших поддержкой. В этой ситуации отношение (светского) турецкого правительства к религии не должно было слишком волновать его, ведь он мог бы установить порядок в своём собственном государстве.

Он вёл себя как турок, религия которого оказалась в опасности, и, не задумываясь о последствиях, шейх вступил в конфликт со своим правительством в Анкаре. Как видно из ответа, который он даст в суде, искренность поведения шейха очевидна, равно как и недобросовестность приписывания ему усилий во имя курдского национализма и контактов с британцами. Просвещённые в прямом смысле этого слова сыны турецкой нации прекрасно знают этих псевдогероев, которые были в единстве с англичанами начиная с конца Первой мировой войны: в годы перемирия (1918–1922 гг.) и войны за независимость (1919–1923 гг.)»³.

Согласно другому утверждению, восстание носило курдский характер и питает огромную ненависть к туркам.

Когда шейха схватили, его первыми словами в протоколе были: «Хвала Аллаху, что мы все мусульмане. Нет курдов или турок».

Историк и первый министр национального образования Риза Нур сказал: «Шейх Саид был очень набожным человеком. Закрытие медресе и текке дервишей, а также шутка о том, что его принудят носить шляпу, сильно взволновали этого человека. Он восстал. Официальные исследования показали, что курдского национального восстания никогда и не было. Я также спросил об этом Али Саиба, который был там главой Трибунала независимости (İstiklâl mahkemesi), и он сказал мне: «Курдского национализма в нём не было вовсе, восстание носило лишь религиозный характер»⁴.

Историк Шевкет Сюрейя Айдемир также говорит по этому поводу следующее: «Восстание началось не с лозунгов вокруг курдства и независимости курдов, а с общих, неограниченных на ком-то определённом лозунгах за «освобождение религии, установление Шариата». Хотя восстание за очень короткое время, где-то за неделю, распространилось на некоторые провинции Турции, оно всё же оставалось в основе восстанием «беев и шейхов». По этой причине трудно охарактеризовать восстание шейха Саида как восстание курдов, несмотря на выражения, используемые некоторыми людьми пера»⁵.

Хасан Хусейн Джейлан в своём труде под названием «Религиозно-государственные отношения в республиканский период» в ответ на гипотезу о том, что восстанием шейха Саида двигал курдский национализм, пишет следующее: «Русские, на основании более раннего заговора, делают предложение курдам о создании независимого государства, чтобы посредством него сломить сопротивление на востоке Анатолии. Однако ни один из учёных и лидеров племенных кланов, сознательно знающих о дьявольских заговорах, не принимает это «заманчивое» предложение. Потому что в то время главной осью борьбы были не национальные ценности, а незыблемые исламские принципы.

В то время, когда неверующие грабили богатства Ислама, принять предложения тех же неверующих означало подготовить почву для более лёгкого разграбления этих богатств, а также предать религию Аллаха и Исламскую Умму. Вопреки тому, что подобное предательство совершалось со стороны многих народов, курдские учёные и лидеры племенных кланов были полны решимости не прибегать к такой уловке. Они отклонили предложение британцев и русских, потому что считали более почётной обязанностью сотрудничать с сопротивлением мусульманского народа, который стремился сохранить свою жизнеспособность даже в самых отдалённых уголках Анатолии, и поддерживать религию Аллаха выше господства империализма.

Представители курдского народа даже применяли принудительные санкции к тем, кто склонялся к подобным предложениям. Единственным распространённым среди них лозунгом являлись слова «мы должны спасти исламские земли от оккупации неверных». Мусульмане, которые боролись с этой идеей, хорошо понимали в своих умах и сердцах, что те, кто предлагал создать Государство Курдистан в столь сложный период, скрывали за своим предложением единственную цель — сломить мощь Уммы, в которой неверные видели препятствия на пути к осуществлению своих злых планов и умыслов»⁶.

В один весенний день бывший депутат Юсуф Зия-бей, представитель общества «Azadî Cemiyeti», сказал шейху Саиду: «Мы собираемся создать правительство в Курдистане», — на что шейх Саид ответил: «Это невозможно!». Данный ответ так же указывает на то, что шейх не разделял подобного мнения.

Аналогичным образом на вопрос коллегии суда о том, связаны ли они с Юсуфом Зиёй, шейх ответил: «У них другая идея и дело. Я слышал от Юсуф-бея, что они хотели создать курдское правительство»⁷.

Абдулмелик Фырат в своём интервью, которое он дал журналу «Dava» в июле 1991 года, говорит следующее о курдском национализме: «Шейх Саид через несколько дней после его показаний в офисе губернатора округа, а именно — 27 декабря 1924 года, встретился со своим братом Бахаэддином Эфенди, который был муфтием Хыныса, и между ними произошёл следующий диалог: «Кеко говорит, что ты не принимаешь эти реформы и заявляешь:

«Я, как учёный, относящийся к Умме Пророка Мухаммада, не могу молчать при виде движения, которое полностью исключает Ислам, поскольку завтра мне придётся предстать перед Аллахом и Его Посланником. И что я им тогда отвечу?».

Но этот народ не созрел, нельзя достичь результата, пока не будет достигнуто единство. Давай лучше мы с тобой покинем Турцию?!». Шейх Саид Эфенди рассердился на своего брата шейха Бахаэддина и сказал: «Ах, Бахаэддин, Бахаэддин! Я буду выходить против этого дела, даже если в моих руках будет одна единственная палка»⁸.

По этому поводу журналист и писатель Угур Мумджу сказал: «Курдско-турецкого конфликта вообще не было. Противостояние было между светским государством и тарикатом Накшбандия».

Каковы истинные причины восстания шейха Саида?

Основная причина, которая вынудила шейха Саида к восстанию — это нарушение исламских ценностей и внедрение западных законов и образа жизни вместо исламского образа жизни и взглядов Ислама. Другими словами, это — упразднение Халифата, системы управления, посредством которой осуществляется Ислам, и учреждение вместо Халифата республики.

На самом деле, как выразился журналист Метин Токер, зять Исмета Инёню: «Шейх Саид действовал не как курдский лидер, а как первый путчист контрреволюции, и развёрнутый им флаг был флагом Халифата, флагом Шариата».

Бывший заместитель премьер-министра Сади Кочаш заявляет, что самая важная причина восстания шейха Саида, о которой говорят и заявляют — это религия.

Британский журналист Джон Патрик Бальфур, 3-й барон Кинросс, автор книги «Ататюрк: возрождение нации» («Atatürk: The Rebirth of a Nation»), говорит о восстании шейха следующее: «Шейх Саид призвал свой народ выступить против упразднения Халифата и против неверной политики кемалистского правительства».

Историк Арнольд Джозеф Тойнби говорит, что «основными составляющими программы повстанцев было восстановление Шариата и провозглашение Халифата».

Шейх Саид выступил с восстанием за Халифат, при котором претворяется Исламский Шариат. В опубликованном шейхом заявлении говорится: «Халиф ждёт вас. Без Халифата нет Ислама. Ваш девиз — религия Ислам, так требуйте Шариата. Нынешняя власть распространяет лишь безбожие. Женщины обнажены. В школах прогрессирует безбожие»⁹.

Также шейх Саид написал фетву на арабском языке 4 января 1925 года: «Президент Турецкой Республики Мустафа Кемаль и его пособники, которые со дня образования республики пытались разрушить основы чистейшей религии Ахмада (Мухаммада), действовали вопреки правилам Корана, что является незаконным. Поскольку они отрицали Аллаха и Его Посланника и изгнали халифа Ислама, то свержение этой незаконной администрации является обязательным для всех мусульман, а имущество и жизни тех, кто стоит во главе республики, и тех, кто подчиняется республике, являются в соответствии с Шариатом дозволенными для Ислама».

Завершив эту фетву, шейх Саид обратился к меджлису и сказал: «Этот джихад против существования «нерелигиозного правительства» более важен, чем войны мекканского и мединского периодов, и он принесёт больше воздаяния в Судный день. Сады Рая откроются для муваххидов благодаря джихаду и смерти шахида. Смерть во имя религии и на пути Аллаха лучше, чем проживание скоротечной жизни в мире смертных в унижении, бесчестии и подобно неверному». В результате короткой и волнующей речи присутствующие были тронуты, а некоторые даже заплакали»¹⁰.

Шейх Саид знал, что нельзя практиковать Ислам без авторитета в лице халифа. Он знал, что с упразднением Халифата был раздроблен щит, защищавший мусульман. И когда он оставлял свою семью, чтобы отправиться в данный путь, его жена спросила: «Кто защитит нашу честь?», — и шейх Саид ответил: «На кону — честь Ислама, которая в данный момент попирается».

Следующий диалог между шейхом Саидом и трибуналом раскрывает истинные причины восстания:

Суд: «Как Вы спланировали восстание? Как Вы к нему пришли? Вас кто-то побудил к этому?».

Шейх Саид: «Нет-нет! Это не было вдохновением. Мы прочли из книг, что всякий раз, когда Имам (правитель) не претворяет хукмы Шариата, то восстание против него является ваджибом. Мы хотели разъяснить правительству вопрос Шариата. Мы хотели потребовать исполнения хотя бы некоторых из его законов. Кадар Аллаха привёл меня в это дело».

Суд: «Это значит, что Вы восстали только из-за того, что не соблюдались законы Шариата?».

Шейх Саид: «Я сказал: «Когда Имам не претворяет хукмы Шариата». Это свидетельствует о допустимости (джаваз) восстания. Я сказал: «Восстание произошло, а претворение Шариата так же является ваджибом. По крайней мере, мы не будем грешниками»¹¹.

Из всего этого понятно, что шейх Саид начал восстание за возвращение Халифата. Но по различным причинам восстание не увенчалось успехом. В итоге восстание было подавлено, шейх и его окружение предстали перед Трибуналом независимости и были казнены. Недавно установленный режим, используя восстание шейха Саида как предлог, совершил чудовищные жестокости. После свержения правительства Фетхи Окьяра премьер-министром был назначен Исмет Инёню, который был жёстким человеком и самым надёжным лицом Мустафы Кемаля. Исмет Инёню немедленно получил следующие полномочия:

1. Право на объявление военного положения.

2. Право пускать в ход Закон Хиянет-и Ватания (предателя Родины).

3. Закон Такрир-и Сукон (об укреплении порядка).

4. Право на учреждение Трибуналов независимости.

Таким образом, Мустафа Кемаль и Исмет Инёню привели к практике принятые ими меры. Они убивали, заключали в тюрьмы и изгоняли всех диссидентов в стране, как и тех, кто мог подозреваться в диссидентстве. Было убито около 80 тысяч человек. Было разрушено около 200 населённых пунктов. Тысячи были заключены в тюрьмы. Больше всего от этих злодеяний пострадал мусульманский курдский народ. В то время как мусульмане по всей стране подвергались преследованиям, курдский народ преследовался в двойной степени, поскольку новая Турецкая Республика была построена на турецком национализме. Таким образом, именно тогда была заложена основа такой проблемы, которая известна сегодня как «курдский вопрос».

 

Йылмаз Челик
Информационный отдел «Коренных изменений» («Köklü Değişim»)
03.03.2021

[1] «Воспоминания Исмета Инёню» («İsmet İnönü’nün Hatıraları»), 2-я книга, стр. 202.

[2] Бехчет Джемаль, «Восстание шейха Саида» («Şeyh Sait İsyanı»), стр. 51.

[3] Неджип Фазыл Кысакюрек, «Угнетённые религиозные деятели последней эпохи» («Son Devrin Din Mazlumları»), стр.53.

[4] Риза Нур, «Моя жизнь и воспоминания» («Hayat ve Hatıratım»), 4 том, Стамбул, 1967 г., стр. 1324.

[5] Шевкет Сюрейя Айдемир, «Одинокий мужчина Мустафа Кемаль» («Tek Adam Mustafa Kemal»), том 3, Стамбул, 1975 г., стр. 225–227.

[6] Хасан Хусейн Джейлан, «Религиозно-государственные отношения в республиканский период» («Cumhuriyet Dönemi Din / Devlet İlişkileri»), том 1, стр.397.

[7] Угур Мумджу, «Курдо-исламское восстание» (« Kürt-İslam Ayaklanması»), 1919–1925 гг., стр.104.

[8] Абдулмелик Фырат, журнал «Dava », июль 1991 г., 16 номер, стр.16.

[9] Бехчет Джемаль, «Восстание шейха Саида» («Şeyh Sait İsyanı»), стр. 48.

[10] Мехмет Шериф Фырат, «Восточные провинции и история Варто» («Doğu İlleri ve Varto Tarihi»), стр.198.

[11] Ахмет Сюрейя, турецкая газета «Dünya Gazetesi», ном. 53.

Фото 1. Шейх Саид с солдатами перед казнью.