25
Пн, окт

«Исламизм» и «политический Ислам» в контексте проблематики определения данных концепций

Статьи
Инструменты
Типография
  • Маленький Меньше Средний Больше Большой
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

Концепции, определения, понятия и мафхумы подобны дорожным картам, которые придают образу жизни людей некий стиль. Мир мышления и структура аклии людей формируются в соответствии с этими концепциями, обретающими определение, и мафхумами, суть которых познаётся разумом.

Благодаря этому у человека появляется способ мышления (представление) о вещах и событиях. Затем этот образ мышления, влияя на его склонности, формирует поведение человека. Опять же, в общественной жизни люди выстраивают свои отношения, основываясь на имеющихся у них идеях и чувствах. Большая часть этих идей и чувств сформирована через концепции, которые получили определение, а также через мафхумы (понятия, воззрения), суть которых познаётся разумом. Одним словом, дать определение той или иной концепции чрезвычайно важно как для частной, так и для общественной жизни.

Понимая важность этого, Запад разработал множество концепций и дал им определения в рамках своих собственных идеологий и грязных целей. Таким образом, он попытался взрастить таких людей и общества, которые были сформированы в рамках западной идеологии и взглядов на жизнь. Из-за своей идеологии, противоречащей разуму и природе человека, Запад вызвал порочность мировых масштабов. Некоторые из этих концепций и определений направлены на описание и классифицирование Ислама и мусульман.

Наполнение умов людей данными концепциями и определениями так же является львиной долей разрушительной войны, открытой Западом против мусульман. К сожалению, мусульманские мыслители и лидеры общественного мнения в свою очередь бездумно и безрассудно применяют и используют данные концепции, придуманные и разработанные Западом.

Таким образом, эти порочащие умы концепции и определения легко и быстро распространились в сознании и общественном мнении мусульман. Такие концепции и дискурсы, как «политический Ислам», «умеренный Ислам», «исламский фундаментализм (экстремизм)», «консервативный Ислам» и другие категоризируют и классифицируют Ислам и мусульман в рамках определений, составленных представителями Запада, образуют барьер между мусульманами и исламским образом жизни и провоцируют мусульман к внутреннему расколу через различия среди них.

К примеру, фундаментализм является понятием, которое впервые было использовано для описания основанных на протестантских верованиях движений, возникших в Европе в конце XIX века в ответ на научный и промышленный прогресс после отделения христианства от повседневной жизни. Данная концепция со временем укоренилась в умах европейцев как слово, характеризующее «врагов науки и прогресса». Точно так же данное понятие стало концептуальным оружием, используемым против религиозных движений, противостоящих капиталистической идеологии.

Впоследствии западные мыслители и политики, а позже — и некоторые мусульмане, последовавшие их примеру, обвинили многие исламские движения и их членов в фундаментализме. После того, как исламские движения были охарактеризованы и описаны в качестве фундаменталистских, Запад нашёл возможность сформировать универсальное общественное мнение против исламских движений, выступить против них и атаковать их. Ведь фундаментализм по их определению реакционен и противостоит научному и промышленному прогрессу. Таким образом, было оправдано принятие решительных и жестоких мер против исламских движений.

Многие из таких концепций разрабатываются и тщательно определяются западными умами, а также они популяризируются посредством инструментов влияния на общество таким образом, чтобы служить целям и планам Запада. Самым важным, наиболее распространённым и чрезвычайно спекулятивным из этих концепций является концепция «исламизма». Несмотря на то, что это одно из наиболее часто используемых и распространённых понятий в наших странах, у нас нет чёткого определения того, что такое исламизм. Когда нас спрашивают: «Что такое исламизм?», — мы не в состоянии привести определение, которое имело бы чёткие границы и давало бы по нему ясное видение.

Или же, например, когда мы спрашиваем: «В чём разница между исламизмом и Исламом, между исламистами и мусульманами?», — то не можем получить чёткого и внятного ответа от тех, кто часто использует данную концепцию в своих дискурсах. Самая важная причина сложившейся путаницы заключается в том, что данную концепцию придумал Запад, а не мусульмане. По этой причине возникает проблема с определением «исламизма», а конфликт между границами, проведёнными Западом, и границами, проведёнными Исламом, ещё больше усугубляет эту проблему.

Концепция исламизма используется в западных источниках как эквивалент концепции приверженности Исламу. Потому что когда понятие исламизма переводится на другой язык, его нужно переводить либо как «Ислам», либо как «приверженность Исламу». Однако при переводе исламизма как Ислам смысл, сознательно вложенный Западом в данную концепцию, не понимается аудиторией. Ведь их намерение состоит в том, чтобы классифицировать Ислам и мусульман. Однако для остальных мировоззрений употребляемые концепции вполне выражают вложенное в них и желаемое значение.

Например, «капитализм», «социализм», «коммунизм», «национализм», «секуляризм» и «буддизм». При использовании данных понятий выражается и понимается желаемое значение. При упоминании капитализма понимается данная идеология и вытекающие из неё идеи. Опять же, когда упоминается социализм, понимается акыда этой идеологии и все идеи и системы, вытекающие из этой акыды. То же самое в отношении остальных «-измов».

По этой причине, проводя аналогию с предыдущими понятиями, слово «исламизм» должно было бы выражать «Ислам и все идеи, вытекающие из него», и те, кто использовал бы данное слово, должны были бы подразумевать именно это значение. Однако в английском употреблении данного слова имеется в виду вовсе не это. Скорее, они имеют в виду «политические идеи Ислама». Другими словами, они подразумевают тех, кто стремится к тому, чтобы Ислам господствовал над жизнью в целом, не только в вопросах веры, поклонения и моральных принципов, но и во всех системах жизни. Под словом «исламизм» они подразумевают «политический Ислам» или «политическую юриспруденцию (фикх)», а если быть точнее, то «Халифат и связанные с ним идеи». Они стремятся выразить это понимание, или эту часть Ислама, или же связанные с управлением хукмы (положения) и целенаправленную деятельность мусульман в данном направлении.

Что касается концепции «политического Ислама», находящегося в рамках концепции исламизма, то это словосочетание, которое так же упоминается в западных источниках и статьях, получило широкое распространение и к тому же используется в противоречивом и пока неясном смысле. Когда словосочетание «политический Ислам» используется в качестве термина, его следует применять с осторожностью, определив его значение и концепцию (мафхум).

Однако в большинстве исследований и статей, относящихся к данной концепции, даётся следующее, очень общее определение: «Политические соображения, вынесенные на повестку дня теми, кто ведёт деятельность над претворением Шариата в государстве и администрации». Из этого определения видно, что не существует конкретизированного и тщательно определённого использования. Ведь за исключением секуляристов и тех, кто пренебрегает Исламом и подходит ко всем видам исламских проблем с предубеждением, большинство тех, кто говорит и пишет на эту тему, делает это, не зная или вовсе не понимая сути проблемы.

Если взглянуть на то, что они пишут и говорят, то «политический Ислам — это любой вид исламской политической ориентации либо взглядов, присущие исламистским движениям или личностям». В рамках данных определений вам может показаться, что Ислам сам по себе не имеет ничего общего с политикой и общественной сферой. Как будто Ислам оставил все эти области на человека так, что люди могут сами решать и организовывать эти сферы по своему усмотрению или в той мере, в какой позволяют конъюнктура и общие интересы. Такой подход, конечно же, обнажает безграмотность тех, кто бессознательно использует концепции «исламизма» и «политического Ислама». Сложившаяся ситуация требует раскрытия значения словосочетания «политический Ислам» и того, каким образом к нему следует относиться.

Прежде всего, использование концепции исламизма и концепции политического Ислама, как они определены и подразумеваются западными людьми, порождает две большие опасности. Первая из них — это создание ощущения и представления того, что существует более одного Ислама, а именно — «политический» и «неполитический». Однако подобное восприятие является огромной ошибкой и ловушкой. Ведь Ислам — един и не подразумевает разновидностей. По этой причине в Исламе нет мазхаба, движения или школы под названием «политический Ислам».

Хукмы, касающиеся поступков людей, в общем рассматриваются в рамках фикха или Шариата. Хукмы, касающиеся данных поступков, классифицируются как хукмы о поклонении, хукмы о взаимоотношениях, хукмы о наказаниях. Положения, касающиеся управления государством, такие как регулирование отношений между людьми и управление делами общества, так же являются хукмами Шариата, которые в общем смысле следует рассматривать в рамках фикха. Таким образом, политика означает претворение идей и практик, связанных с этой областью, в рамках норм Шариата.

В результате этого, политическая сфера так же, как и «фикх уль-ибадат» (фикх поклонения), «фикх уль-муамалят» (фикх взаимоотношений), «фикх уль-худуд валь-укубат» (фикх наказаний и уголовного права) имеет своё название, которое звучит, как «фикх уль-хукм вас-сияса» (административный и политический фикх), «ахкям ус-султания» (административные постановления), «фикх уд-дустури» (конституционная юриспруденция) или тому подобные аналогичные термины. В этом отношении, если использовать термин «политический Ислам» в смысле исламского политического фикха, в данном употреблении нет ничего плохого и предосудительного. Однако абсолютно неправильно использовать его в рамках определения, из которого возникает понимание о существовании политического и неполитического Ислама.

Что касается второй опасности использования концепций исламизма и политического Ислама в рамках западного определения, то они используют эти концепции как очень общее определение, в качестве «политических идей, выдвинутых теми, кто ведёт деятельность над претворением Шариата в государстве и управлении». В связи с этим общим и почти закрытым определением у людей сложилось впечатление, что «политические идеи Ислама — это мысли и убеждения, разработанные мусульманами лично». То есть сформировалось восприятие, что, якобы, «в Исламе нет никаких хукмов и законов, связанных с управлением, экономикой и социальной жизнью, но некоторые исламистские движения выдвинули ряд идей и суждений в этой области». Однако это — большая ловушка и отвлекающий манёвр.

Ведь Ислам — это совершенная религия, которая включает в себя чистую акыду, отвечающую разуму и природе человека, а также идеи, хукмы и системы, касающиеся всех жизненных вопросов. Утверждать, что Ислам содержит только столпы веры, поклонения и морали и что он не содержит систем, связанных с жизнью, является либо глубоким незнанием Ислама, либо глупостью, которая может сравниться с отрицанием существования Солнца, либо предательством в попытках поддержать пламя раздора, разожжённого врагами Ислама, либо же заблуждением подобно признанию одной части Ислама и отрицанию другой.

Это две основные опасности, о которых следует знать тем, кто использует концепции исламизма и политического Ислама в своём дискурсе. Однако мы видим, что большинство из тех, кто говорит и пишет на эту тему, не способны различить эти опасности и провести данные различия. Ведь они не могут отличить «политические хукмы и идеи по второстепенным вопросам» от «принципов или общих тенденций, которые порождают эти идеи». Они игнорируют важность того факта, что эти идеи происходят из незыблемой и непоколебимой идеологии и доктринальной основы. Другими словами, они не понимают, что то, что они называют политическим Исламом, является частью Ислама, требующего также обязательного принятия его акыды и убеждений.

Этот факт свидетельствует о степени идейного упадка среди мусульман, в который угодили противники исламской политической ориентированности. Мы видим, что они отстаивают Ислам, Коран и «макасид уш-Шариа» (общие цели Шариата), но в то же время они поддерживают западные идеи, называя их «секуляризмом», «свободой» и «современным государством». Это демонстрирует степень их идейного упадка. Именно это состояние идейного упадка делает человека неспособным видеть требования своей акыды, а также вынуждает определять себя в качестве «светского мусульманина» или «мусульманина-демократа». Такие люди так же не способны различать между понятиями «исламизм» и «политический Ислам», приводимыми в западных источниках, за которыми они так вдохновлённо следуют как за миражом.

Эти люди, которые не могут дать определения тому, что такое исламизм, и не могут переступить границ, проведённых Западом, так же ошибаются в определении исторических корней исламизма. Когда они говорят об исторических корнях исламизма, то они либо берут за основу прения о панисламизме в последний период Османского Государства, либо отдельных личностей и их исследования в журнальных изданиях уже в период Турецкой Республики, либо же они берут за основу практику политических партий, таких как «Партия Национального Порядка» (тур. Milli Nizam Partisi) Неджметтина Эрбакана.

Однако устанавливать исторические корни исламизма через подобный подход является совершенно неправильным, поскольку если исламизм — это деятельность по установлению господства над жизнью Ислама с его акыдой и всеми вытекающими из него системами, то правильней всего связать его корни с борьбой, которую вели посланники Аллаха (а-хим с.), чтобы призвать свои общества к Исламу и сделать Ислам доминирующим, и в особенности — с борьбой Посланника Аллаха (с.а.с.), начавшейся в мекканский период. И тогда это будет наиболее правильным.

Очередной проблемой, вызванной неправильным определением исламизма, является отражение диспутов о крахе и смерти исламизма, инициированных западными писателями. После того, как некоторые западные люди пера написали, что исламизм и политический Ислам претерпели крах в исламском мире, начались бурные обсуждения на тему «Умер ли исламизм, в особенности — в нашей стране?», и эти обсуждения продолжались на протяжении долгого времени. В последнее время споры о том, что исламизм мёртв, часто выносились на повестку дня.

Этот аргумент, который направлен на то, чтобы сломить уверенность мусульманских народов в себе, чтобы они признали нынешний мировой порядок и согласились с поражением, чтобы не возродились, выглядит как инструмент психологической и информационной войны. В этом контексте фраза «крах исламизма» или «крах политического Ислама» используется для обозначения краха политических идей и системы Ислама. Крах исламизма — в том контексте, в котором употребляют его враги — состоит в том, чтобы заявить о победе над Исламом как над образом и системой жизни. Это явное объявление войны Исламу.

После этого Запад также стал использовать очередную концепцию под названием «постисламизм», то есть «за пределами (после) исламизма». Под термином «постисламизм» они подразумевают следующее: «Поскольку идея о политическом Исламе рухнула и отстала от современности, то с этого момента необходимо принимать во внимание то, как избавиться от этой мысли, а также что возможно после исламизма».

Этим самым Запад стремится к тому, чтобы народы полностью приняли терминологию, заимствованную из западного мировоззрения, а именно — чтобы в населённых мусульманами кварталах господствовало означающее «отделение религии от жизни и государства» западное мировоззрение секуляризма, в законодательстве и государственном управлении — демократия, в экономике и вопросах собственности — капитализм, в вопросах прав человека — такие идеи, как западный взгляд на женщину, гомосексуализм, сексуальные извращения и другие свободы.

Поэтому вполне очевидно, что Запад использует термин «постисламизм» в качестве аргумента, чтобы скрыть психологическую войну, и обратное даже немыслимо, ведь Запад объявил и развернул психологическую и информационную войну против Ислама. Итак, наряду с подобными концепциями Запад говорит: «О мусульмане! Ваши единственные политические аргументы, а именно — «исламизм» и «политический Ислам», уже исчерпали себя и претерпели крах. Вам нечего предложить человечеству в сфере государственного управления, экономики и общественной жизни. А раз так, то подчинитесь идеям и системам, которые я вам предложил!».

Это — лишь краткий список проблем, вызванных использованием подготовленных, разработанных и определённых Западом концепций «исламизма», «политического Ислама» и «постисламизма», а также построением суждений в рамках западного взгляда. Устранив все недостатки и проблемы в определении данной концепции следует осознать, что исламизм — это борьба и деятельность, направленная на то, чтобы сделать Ислам с его акыдой и системой доминирующим в жизни; это обязанность, которой будет придерживаться каждый сознательный мусульманин вплоть до Судного дня; это не что иное, как сам Ислам.

То, что сегодня ведётся глобальная атака на Ислам, больше не является секретом ни для одного мусульманина, и данная война ведётся настолько очевидно, что не требует каких-либо доказательств и аргументации. Однако существует необходимость в изучении форм, масштабов, инструментов и методов атак, чтобы стойко противостоять им. Исламскому обществу следует изучить формы и масштабы, инструменты и методы, позиции и стратегии, человеческий ресурс и средства нападения, а также осознать, что Умма обязана мобилизовать все свои силы в максимально возможной степени, чтобы противостоять данному нападению.

Умме давно пора следовать по своему пути, освещённому концепциями, понимание которых определяется в соответствии с исламским содержанием, чтобы противостоять этим и другим планам и проектам Запада, опровергать его аргументы, разоблачать его демагогию и, в конечном счёте, сорвать его враждебный заговор. Также каждому мусульманскому сплочению необходимо повышать уровень сознания мусульман, чтобы повысить их уверенность в политической деятельности, и стремиться мобилизовать их для достижения основанных на Исламе изменений.

Как видно, каждое понятие и термин, который исходит из уст Запада и их последователей, равносилен смертельному выстрелу в сторону мусульман в рамках войны против Ислама. Самая важная цель, которую они преследуют в своих исследованиях, проводимых днём и ночью, в разработках концепций, в статьях и книгах, которые они пишут, и в дискурсах, — это желание погасить свет Ислама. Однако, с позволения Аллаха и благодаря рвению искренних носителей дела Ислама, усилия Запада никогда не увенчаются успехом и будут подобны попыткам затушить свет Солнца. Опять же, что бы они ни делали, Аллах завершит Свой свет.

يُرِيدُونَ أَن يُطۡفِ‍ُٔواْ نُورَ ٱللَّهِ بِأَفۡوَٰهِهِمۡ وَيَأۡبَى ٱللَّهُ إِلَّآ أَن يُتِمَّ نُورَهُۥ وَلَوۡ كَرِهَ ٱلۡكَٰفِرُونَ

«Они хотят потушить свет Аллаха своими устами. Но Аллах не допустит этого и завершит распространение Своего света, даже если это ненавистно неверующим» (9:32).

 

Сердар Йылмаз