26
Чт, мая

Подмена ниспосланного нам названия «муслим» на западную концепцию «исламист»

Статьи
Инструменты
Типография
  • Маленький Меньше Средний Больше Большой
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

Каждая религия или идеология выражает и определяет себя с помощью своих уникальных концепций и передаёт через них своё послание людям.

Основные описательные концепции не нейтральны; они, попадая в умы людей, меняют их в рамках религии, мысли, философии и идеологии, на фоне которых эти концепции выдвигаются. Это основанные на убеждении той или иной религии или идеологии концепции, которые имеют несущий, конструктивный и преобразующий эффект. Наряду с этим существуют также концепции, которые не являются носителями, то есть их религиозные и идеологические аспекты не являются определяющими, и каждая религия или идеология может использовать их так, как есть, либо видоизменять и переопределять их на своё усмотрение.

Мусульмане не должны использовать чуждые идеологические концепции, являющиеся носителями основы, которые относятся к батылю1 и иным верованиям. Мусульманин должен настаивать на использовании своих уникальных базовых концепций и отождествлении себя исключительно с ними. Гораздо важнее, чтобы коранические концепции использовались в том виде, в каком они есть, если речь идёт о концепциях-носителях, ниспосланных нашим Господом. Никакие другие понятия не должны заменять эти концепции, и адресаты призыва должны быть собраны вокруг содержания лишь этих понятий, определённых Откровением.

Наш Господь нарёк нас «муслимами» (мусульманами)

В то время как наш Господь определил и нарёк нас «муслимами» во многих аятах Корана, а выбранную Им же для нас религию — Исламом, будет неразумным и неправильным нуждаться в других названиях, какая бы необходимость или выгода нас на это ни толкала. Мы должны избегать отождествления себя с «исламизмом», который получил более широкое распространение в последний период и вызывает политическую деградацию. Некоторые из наших братьев и сестёр принимают исламизм настолько близко, что даже желают заявить и доказать, что некоторые личности и писатели, определяющие себя исламистами, не являются таковыми.

Однако «исламизм», который является вымышленным понятием, может иметь различное содержание в зависимости от человека, и каждый человек может использовать его, приписывая ему разные значения и определяя себя с помощью этого понятия. К тому же, никто не обладает окончательным правом сказать: «Это не исламизм, и вы не можете быть исламистом». Ведь понятия «исламизм» и «исламист», будучи концепциями, порождёнными человеческим разумом, могут иметь различное значение в зависимости от людей и регионов, в то время как концепции «Ислам» и «муслим» (мусульманин) универсальны для всех, а их содержание определяется Божественным Откровением. По этой причине никто не может утверждать, что он — мусульманин, при этом противореча критериям, которые определены в Коране. То есть это утверждение может быть опровергнуто, если напомнить определение мусульманина в рамках истинного Ислама и критериев Откровения. И тогда этого человека можно привести в соответствие с тем, чтобы стать мусульманином, если он действительно того желает.

По какой бы то ни было причине неправильно определять себя посредством выдуманных понятий, таких как «исламист». К тому же, в Коране имеется следующий хукм:

هُوَ سَمَّاكُمُ الْمُسْلِمِينَ مِنْ قَبْلُ وَفِي هَٰذَا لِيَكُونَ الرَّسُولُ شَهِيدًا عَلَيْكُمْ وَتَكُونُوا شُهَدَاءَ عَلَى النَّاسِ ۚ فَأَقِيمُوا الصَّلَاةَ وَآتُوا الزَّكَاةَ وَاعْتَصِمُوا بِاللَّهِ هُوَ مَوْلَاكُمْ ۖ فَنِعْمَ الْمَوْلَىٰ وَنِعْمَ النَّصِيرُ

«Он (Аллах) нарёк вас муслимами до этого и здесь (в Коране), чтобы Посланник был свидетелем о вас, а вы были свидетелями о людях. Совершайте намаз, выплачивайте закят и крепко держитесь за Аллаха. Он — ваш Покровитель. Как же прекрасен этот Покровитель! Как же прекрасен этот Помощник!» (22:78).

Посредством данного аята наш Господь сообщает, что нарёк нас «муслимами» (мусульманами) в этой последней Книге, как и в предыдущих книгах, чтобы Пророк ﷺ был нашим свидетелем (примером, образцом), а мы могли быть свидетелями для других людей. Другими словами, было заявлено, что мы можем передать наше послание людям лишь с нашей «мусульманской» идентичностью, нашим свидетельством (примером, образцовостью), нашим словом и делом (моралью). В других аятах ясно сказано, что религией у Аллаха является Ислам2, и что те, кто ищет религию, отличную от Ислама, — от них она не примется, и они будут разочарованы в Последней жизни3. У Аллаха нет религии под названием «исламизм». К тому же, было ясно подчёркнуто, что Аллах выбрал для нас имя «мусульманин», а не «исламист». Первые адресаты Откровения и последователи более поздней линии возрождения и изменения в рамках единобожия определяли себя только концепциями «Ислам» и «мусульмане».

О мусульмане! Раз уж наш Господь дал нам именно это имя, так давайте просто называться «мусульманами»! Ведь это имя нам дано Самим Аллахом! Для нас большая честь, что наш Господь Сам выбрал для нас имя, которым мы должны называться! Это название является общим для всех приверженцев исламской религии, которые будут пребывать до Судного дня. В таком случае давайте не искать другого имени и чести помимо этого. Наш Господь сказал:

يَا أَيُّهَا الَّذِينَ آمَنُوا اتَّقُوا اللَّهَ حَقَّ تُقَاتِهِ وَلَا تَمُوتُنَّ إِلَّا وَأَنْتُمْ مُسْلِمُونَ

«О те, которые уверовали! Бойтесь Аллаха должным образом и умирайте не иначе, как будучи мусульманами!» (3:102).

В Своих аятах наш Господь сообщает, что Он избрал Ислам в качестве религии для нас, что Он завершил нашу религию и что Он доволен Исламом в качестве образа жизни для нас4.

Наш Господь в третьем аяте суры «Аль-Маида» даёт нам следующее послание: «Сегодня я усовершенствовал вашу религию. Таким образом, Я оказал вам милость и выбрал для вас Ислам в качестве вашей религии. Я сделал Ислам, религию подчинения, жизненной программой для вас. Я определил Ислам в качестве образа жизни для вас, и Я доволен только этим образом жизни среди вас». Если мы посмотрим на 85 аят суры «Али Имран», то наш Господь нам делает такое послание: «Кто бы ни пришёл ко Мне с религией и образом жизни, отличными от религии подчинения — Ислама, Я никогда не буду доволен этим. Ваша позиция по отношению ко Мне — это безоговорочная покорность. Другими словами, войти в Ислам — это подчиниться лишь Мне во всех сферах жизни, подчиниться Мне всей своей жизнью, то есть стать мусульманином».

Наш Господь сказал:

إِنَّ الدِّينَ عِنْدَ اللَّهِ الْإِسْلَامُ ۗ

«Воистину, религией у Аллаха является — Ислам» (3:19).

В продолжение Аллах говорит:

وَمَا اخْتَلَفَ الَّذِينَ أُوتُوا الْكِتَابَ إِلَّا مِنْ بَعْدِ مَا جَاءَهُمُ الْعِلْمُ بَغْيًا بَيْنَهُمْ ۗ

«Те, кому было даровано Писание, впали в разногласия только после того, как к ним явилось знание, по причине зависти и несправедливого отношения друг к другу» (3:19).

Аллах призвал не разделяться в религии (в том числе — в определении понятий «Ислам» и «мусульманин») наперекор знанию, определяющему значение этих названий. Если мы выразим это в связи с предметом обсуждения нашей темы, то можем добавить, что это также включает призыв не делать различий, заменяя эти коранические концепции другими, значения которых являются спорными.

إِنَّ هَٰذِهِ أُمَّتُكُمْ أُمَّةً وَاحِدَةً وَأَنَا رَبُّكُمْ فَاعْبُدُونِ

«Воистину, эта ваша религия — религия единая. Я же — ваш Господь. Поклоняйтесь же Мне!» (21:92).

Тут Аллах нам говорит: «Ислам, религия единобожия, является вашей единой религией, и те, кто верит в эту единую религию, составляет единую Умму, а Я — ваш Господь, так что поклоняйтесь Мне». В Коране слово «умма» используется для обозначения как «религии», так и «общества людей, исповедующих одну и ту же религию». Наш Господь напоминает нам, что мы — единая Умма, которая придерживается единственной религии Ислама, которую Он выбрал для нас, и Он велит нам держаться подальше от разделения нашей религии и, в конечном итоге, нашей Уммы:

وَتَقَطَّعُوا أَمْرَهُمْ بَيْنَهُمْ ۖ كُلٌّ إِلَيْنَا رَاجِعُونَ

«Они раскромсали своё дело между собой (они разделились между собой в вопросах религии и впали в противоречия), но все они вернутся к Нам» (21:93).

В этом аяте наш Господь так же предупреждает нас следующим образом: «Подчиняйтесь только Мне и остерегайтесь позиций, которые разделят эту религию и её последователей и приведут к расколу. Но люди разделились между собой в вопросе религии, и все они вернутся к Нам».

В Коране пророкам, используя следующие концепции, которые частично совпадают друг с другом, заповедано быть верующими и мусульманами:

وَأُمِرْتُ أَنْ أَكُونَ مِنَ الْمُؤْمِنِينَ

«Мне приказано быть одним из верующих» (10:104),

وَأُمِرْتُ أَنْ أَكُونَ مِنَ الْمُسْلِمِينَ

«Мне велено быть одним из мусульман» (10:72).

Наш Господь в качестве примера приводит следующую мольбу пророка Ибрахима (а.с.):

رَبَّنَا وَاجْعَلْنَا مُسْلِمَيْنِ لَكَ وَمِنْ ذُرِّيَّتِنَا أُمَّةً مُسْلِمَةً لَكَ

«Господь наш! Сделай нас двоих покорившимися Тебе (мусульманами), а из нашего потомства — общину (мусульман), покорившуюся Тебе» (2:128).

Вместо слов: «Мы — исламисты», — нам следует настаивать на самых красивых словах: «Воистину, я — один из мусульман» (46:15; 41:33) и «Мне велено быть верующим» (10:104), — и продолжать повторять эти слова, несмотря ни на что. Мы должны определять себя только с помощью наших уникальных коранических концепций, делая то, что делали все пророки, первое поколение Корана и все лидеры «дела возрождения»; и никто из них не считал себя «исламистом». Мы должны призывать людей не к рукотворному «исламизму», который был сведён в узкие рамки лишь политической идеологии некоего движения, а к охватывающей всю жизнь религии «Ислам», к тому, чтобы быть мусульманами и верующими, и к вере единства.

Слово «мусульманин» является русифицированным эквивалентом персидского варианта арабского слова «муслим». Отсюда нет ничего плохого и предосудительного в использовании термина «мусульманин» в качестве его русского эквивалента при условии, что он наполнен смыслом в соответствии с кораническими критериями. Но, к сожалению, содержание понятия «мусульманин» на практике обычно несовместимо с понятием «муслим» в Коране. Несмотря на то, что народы стран называют себя «мусульманами» в процессе исламизации, которая выражает культурную принадлежность, а не основывается на Коране, т.е. они жили и продолжают жить в состоянии неосведомлённости о том, что значит быть мусульманином. Таким образом, «мусульманство» не из Книги, основанное на традиционных или современных нововведениях и суевериях, не смогло найти слияния с «мусульманством» кораническим.

Вопреки тому, что большинство людей заявляет о своём обращении в Ислам и о том, что стали мусульманами, они не живут жизнью полного подчинения Аллаху. На самом деле они не покорились по-настоящему. Когда мы оставляем Коран заброшенным (махджур) и отходим от прекрасного примера Посланника Аллаха ﷺ, мы попадаем в ситуацию, когда не знаем, как и что делать, чтобы быть муслимом в истинном и полном значении этого слова. В таком случае мы должны мягко объяснять этим благонамеренным, но непросвещённым в данном вопросе массам, которые называют себя мусульманами, каковы условия того, чтобы нарекать себя муслимом (мусульманином) согласно Корану и Сунне, вместо того, чтобы отказываться от ясной концепции и определять себя посредством выдуманных понятий.

Разве мы не желаем преобразовать общество, в котором проживаем, начиная с самих себя, в направлении критериев и принципов Откровения, делая Коран решающим и следуя пути (Сунне) Пророка ﷺ в его борьбе, чтобы построить общество Корана нашего времени и смоделировать Умму единобожия в масштабах Откровения под свидетельством Посланника Аллаха ﷺ?! В таком случае мы должны определить себя посредством первоначальных концепций Откровения, как это сделали Посланник Аллаха ﷺ и первое поколение Корана. Мы должны выражать наши дискурсы и действия с помощью наших коранических концепций и держаться подальше от ценностей, мер и понятий, порождённых традиционным и современным невежеством, которые стирают нашу идентичность и поступки от оригинальности и размывают наши принципы.

«Исламизм» — это концепция, выдуманная западными империалистами

При рассмотрении понятия «исламизм» мы с назиданием для себя обнаруживаем, что даже братья, которые настойчиво используют это понятие, приходят к выводу, что «исламизм — это противоречивая концепция». Более того, эти братья подчёркивают, что понятие «исламизм» является концепцией, произведённой и используемой антиисламскими западными империалистами и внутренними прозападными агентами точно так же, как и концепции «радикального Ислама», «фундаменталистского Ислама» и «религиозников», чтобы охарактеризовать и обвинить мусульман, которые пытаются защитить ценности Ислама, и их усилия по исламскому пробуждению и сопротивлению вестернизации, капитализму, модернизму и империализму. Хотя они и настаивают на использовании этой концепции, они также утверждают, что в неё включены корыстолюбие и национализм, что многие противоречивые понимания определяются через данную концепцию, а также что она используется извне для выражения разности пониманий, которые имеют между собой доктринальные различия. В этом контексте они также утверждают, что многие определения, такие как «Исламизм партии «Единение и прогресс», «Анатолийский исламизм», «Османский исламизм», «Турецкий исламизм», «Исламизм, основанный на религии», «Исламизм ради наживы», «Универсальный исламизм», «Мусульманин-демократ», «Традиционный мусульманин», «Радикальный мусульманин», используются для обозначения правильного (хакк) наряду с неправильным (батыль).

Как и понятие «религиозный», понятие «исламистский», которое часто пишется в кавычках для выражения нарицательного определения со стороны, тем не менее, принимается, защищается и вводится в оборот некоторыми мусульманами путём создания «законных» определений с отсылкой к Шариату. Прежде всего, «исламизм» — это нововведённый термин, который не имеет места в Коране. Утверждается, что это понятие используется из-за необходимости отделить муваххидов (единобожников) нашего времени от масс, которые верят во многие суеверия, но считают себя при этом мусульманами. Однако эта концепция не только противоречит нашему имени «муслим», которое было дано нам через Откровение, но также несёт в себе риск разрыва связей последующих поколений с первым поколением Корана. Более того, тот факт, что нас называют мусульманами, образует важный общий знаменатель между нами и всем остальным обществом, которое определяет себя мусульманским. Империалисты называют нас такими именами, как «исламисты», «фундаменталисты» или «радикалы», чтобы лишить нас такой возможности, маргинализировать нас и заблокировать общение между различными сплочениями и обществом.

Кроме того, за исключением некоторых экспертных заключений, при упоминании «исламизма» или «политического Ислама» всему миру на ум в основном приходят партии «Национального видения» Неджметтина Эрбакана и их политическая борьба. Другими словами, самоопределение в качестве «исламистов» не принесло ожидаемых результатов, поскольку они не смогли отличиться от остальных «мусульман» в плане неправильного понимания религии. Ведь такая же концепция используется для светской демократической политической линии «Партии Благоденствия», «Партии Счастья», «Партии Справедливости и Развития» и других. Когда они начали использовать эту концепцию, то сказали, что «поскольку все определяют себя как «мусульмане», мы предпочитаем использовать концепцию «исламизма», чтобы отличать своё собственное видение Ислама от суеверных представлений общества». Теперь же, время от времени, они пытаются вырабатывать разные определения «исламизма» с тем же усилием, чтобы обособить и отличить себя от остальных, на этот раз посредством таких названий, как «универсальный исламизм» или «единство исламизма» и других.

Однако, как указывалось выше и как это происходило в процессе конституционного референдума, они часто забывают об этом различии и объединяются с, как они сами их называют, «политическими исламистскими светскими демократическими партиями» через дискурсы «местного Ислама», «национального Ислама», «турецкого Ислама» и «турецко-исламского синтеза» и на основании путаницы, создаваемой обычными светскими политическими заявлениями. Несмотря на все эти риски, они настаивают на том, чтобы называть себя исламистами, тратя так много энергии на выдуманную концепцию. Однако разве для тех, кого тянут за выдуманной концепцией, не было бы более осмысленнее, ценнее и принципиальнее настаивать на использовании имени «мусульманин», данного нам в Откровении и ниспосланного нашим Господом, вместо того, чтобы так много писать и говорить во имя обособления себя от остальных посредством концепции «исламисты»?!

К сожалению, наряду с наличием понятия «мусульманин», наполненного кораническими критериями, и возможности призывать всех, кто считает себя мусульманами, к общему обращению тавхида и общей Книге — Корану, мы видим абсурд в стремлении к выдуманной концепции, который отторгается народом и не одобряется божественной волей. Как мы отмечали выше, империалисты нарекают нас подобными именами, такими как «исламисты», «фундаменталисты» или «радикалы», чтобы лишить нас возможности диалога с людьми и маргинализировать нас.

Те, кто определяет себя с помощью концепции «исламист», а не «мусульманин», даже посредством этого единственного определения и исключения коранической концепции ведут к отчуждению от баракята Аллаха, разрушают целостность охватывающего все сферы жизни Ислама и сводят эту религию к сугубо узкому политическому дискурсу, почти к политической идеологии, тем самым вызывая путаницу в умах внутри сектора единобожников. К тому же, образуется замешательство среди масс, к которым эти «исламисты» адресуют своё обращение, из-за того, что они используют эту искусственно созданную и изначально приписанную им врагом концепцию, которая является противоречивой по своему содержанию и охватывающей далеко не монотеистические (тавхиди), а демократические и консервативные круги, при этом классифицируя их. По этой причине возникает крайне слабый пример призыва, что не позволяет осуществить основанный на Вечной жизни и рабстве Аллаху призыв к единобожию на базе Корана.

По этой причине большинство тех, кто впитал и использовал «исламизм», испытали значительные изменения и со временем стали дрейфовать в сторону внутрисистемной политики. Большинство «исламистских» просветителей и интеллигенции, которые пишут и говорят в средствах массовой информации, заполняют имя, данное Аллахом, кораническим смыслом с единственной целью: чтобы произвести мысль и дискурс, нацеленные на общество единобожников и на исламскую систему, независимую от тагутской системы многобожия и поддерживающего её общества невежества, и чтобы организоваться на этой основе, но они абстрагируются и остаются вдали от того, чтобы называться свидетелями в значении, приведённом аятом. Они погружаются в чрезмерную и лозунговую политизацию, которая игнорирует слияние Откровения с обществом и полную целостность рабства. Таким образом, они считают само собой разумеющейся позицию, которая занята производством идей, которые полностью определяются и ограничиваются кодами изменений внутри системы, индексируясь для демократизации системы и распространения их в обществе. Вместо того, чтобы выносить на повестку дня концепции Корана, они — под вывеской «исламизма» — больше говорят о «городской (цивилизованной) религиозности», «консерватизме», а также о «либеральном Исламе» или «региональном, национальном, турецком Исламе», выраженных в светском дискурсе, находящемся в согласии с демократией. Под вывеской «исламизма» они обсуждают внутрисистемную политику «ПСР», «Партии добродетели» и других.

Наш долгосрочный стратегический марш становится слабее, когда мы сосредотачиваемся на повседневных политических повестках и заостряемся на краткосрочных политических предпочтениях и тактических расчётах. Потому что в центре таких политических предпочтений и расчётов преследуются временные цели в рамках светской системы, а аспект Ислама, способный формировать личности и общества, при этом игнорируется. Когда сердца (чувства), мораль и законы братства внутри общественных отношений не регулируются Откровением, а восприятие целостности поклонения игнорируется, тогда растёт число последователей, обладающих высоким интеллектуальным потенциалом и сильным политическим дискурсом, но при этом далёких от целостного и надлежащего представления исламской идентичности и коранического призыва, после чего эти люди становятся неспособными свидетельствовать об Откровении. По этой причине мы оказываемся втянутыми в неэффективную и слабую непрезентативную позицию с точки зрения общественных преобразований из-за увеличения числа «носителей давата», у которых имеются проблемы в несении объединяющего общество призыва и в свидетельствовании, а также в нехватке примеров со всеобъемлющей и зрелой моралью.

Когда Люди Писания и многобожники отождествляли себя с «религией Ибрахима», оставили ли мусульмане за ними право присвоить эту концепцию?

Наш Господь велел последнему Посланнику ﷺ призвать вернуться к принципам тавхида тех, кого называли «Людьми Писания», которые прежде являлись «муслимами» (покорившимися) и следовали религии тавхида, но фальсифицировали свою религию и книги, а также призвать их вновь стать покорившимися под именем «мусульмане»:

قُلْ يَا أَهْلَ الْكِتَابِ تَعَالَوْا إِلَىٰ كَلِمَةٍ سَوَاءٍ بَيْنَنَا وَبَيْنَكُمْ أَلَّا نَعْبُدَ إِلَّا اللَّهَ وَلَا نُشْرِكَ بِهِ شَيْئًا وَلَا يَتَّخِذَ بَعْضُنَا بَعْضًا أَرْبَابًا مِنْ دُونِ اللَّهِ ۚ فَإِنْ تَوَلَّوْا فَقُولُوا اشْهَدُوا بِأَنَّا مُسْلِمُونَ

«Скажи: «О люди Писания! Давайте придём к единому слову (тавхиду) для нас и для вас, о том, что мы не будем поклоняться никому, кроме Аллаха, не будем приобщать к Нему никаких сотоварищей и не будем считать друг друга господами наряду с Аллахом». Если же они отвернутся, то скажите: «Свидетельствуйте, что мы являемся мусульманами» (3:64).

Как можно видеть, нам предписано напоминать о принципах истинной религии, Ислама и акыды тавхида тем, кто отклонился от прямого пути, даже если те считают себя приверженцами истинной религии, а также прилагать усилия, чтобы сыграть важную роль в возвращении их к своей основной сущности. Однако в случае их сопротивления этому призыву на повестку ставится подчёркивание отличия между нами и ними путём объявления и достойного воплощения своей «мусульманской» идентичности.

С другой стороны, почти все слои общества, евреи, христиане и многобожники, которые являлись адресатами призыва Посланника Аллаха ﷺ, называли себя «последователями религии Авраама», то есть отождествляли себя с пророком Ибрахимом. Ниспосылая Своё последнее Откровение мусульманам, Аллах не стал говорить: «Раз уж термин «религия Ибрахима» утратил своё значение и используется в других смыслах, а также люди Писания и многобожники, которые стали неверующими, определяют себя через это название, то не приписывайте себя к этому имени», — напротив, Аллах выступает в защиту пророка Ибрахима и отождествления себя с «религией Ибрахима». Он раскрывает историю происхождения религии Ибрахима и заявляет, что люди Писания и многобожники не являются последователи религии Ибрахима, однако нам следует призвать их в эту религию.

مَا كَانَ إِبْرَاهِيمُ يَهُودِيًّا وَلَا نَصْرَانِيًّا وَلَٰكِنْ كَانَ حَنِيفًا مُسْلِمًا وَمَا كَانَ مِنَ الْمُشْرِكِينَ

«Ибрахим (Авраам) не был ни иудеем, ни христианином. Он был муслимом, признававшим лишь Аллаха, и не был из числа многобожников» (3:67).

Ниспосланные Аллахом концепции, такие как «Ислам» и «муслим», универсальны, и их определяющая и всеобъемлющая природа с их несущим, преобразовывающим и объединяющим действием будет продолжаться вплоть до Судного дня. В этом случае мы должны настойчиво защищать наши универсальные базовые концепции, которые ниспослал наш Господь, чтобы определить и выделить нас во всех процессах, которые начнутся с зарождения истории человечества и будут продолжаться до Судного дня, и мы должны определять и презентовать обществу его подлинное содержание посредством и в соответствии с критериями Откровения. Кроме того, мы не должны забывать, что можем преобразовать общество невежества в направлении тавхида и вывести его к свету и прямому пути (хидаяту), только настаивая на использовании подобных ниспосланных коранических концепций-носителей.

Использование с адресатами призыва одного и того же общего имени «муслим» (мусульманин) может стать важным преимуществом в процессе таблига

В частности, было бы большой ошибкой настаивать на использовании такого выдуманного понятия, как «исламист», которое крайне неадекватно по определению, вместо такого понятия, как «муслим» (мусульманин), которое является весьма видным, часто используемым, описательным и передающим послание. Кроме того, настаивание на этом выборе также приводит к лишению Божественной поддержки и баракята концепции коранического происхождения, а также образует результаты, которые приписываются выдуманной концепции, что уменьшает влияние таблига и свидетельствования на адресата и лишает принятие этого призыва любого здравого смысла. Ведь те, кому адресовано это приглашение, могут сказать: «Для нас достаточно быть одним из «мусульман», приглашённых Кораном, нам не нужно дополнительно быть «исламистами». В результате те, кто называет себя исламистами и приглашает людей к исламизму, теряют возможность использовать общий знаменатель и точки соприкосновения, образованные концепцией «муслим» (мусульманин), к которой с любовью относится адресат призыва, а также передавать тавхид, разъясняя значение этого понятия в Коране. Однако хотя поначалу может показаться недостатком то, что массы называют себя мусульманами, даже несмотря на то, что они были отрезаны от Ислама и Корана и деградировали, на самом деле это является преимуществом, которое можно использовать, призывая народ к их истинному Исламу, определённому в нашей общей Книге — Коране, — используя этот общий знаменатель.

Хочу поделиться личными воспоминаниями об этом. В начале 1991 года, когда была основана «Ассоциация за права человека и солидарность с угнетёнными» («İnsan Hakları ve Mazlumlar İçin Dayanışma Derneği», «Mazlumder»), мы в качестве первого совета директоров посетили штаб-квартиру «Ассоциации по правам человека» («İnsan Hakları Derneği», İHD), которая была основана социалистами за 5 лет до нас. В ходе данного визита мы — как советы директоров двух ассоциаций — поделились своими подходами к правам человека. Естественно, они выдвигали свои подходы к правам человека с западными отсылками, а мы — в соответствии с нашей исламской идентичностью и отсылками. Мы, «Mazlumder», разъясняя наши взгляды, ссылались на исламскую идентичность и аспекты Откровения, а в нашей презентации, которая начиналась со слов «Мы — мусульмане», мы рассказали свой подход к таким понятиям, как «индивид», «права», «справедливость» и «угнетение», а также к борьбе за права человека, с критериями Откровения. В этой связи один из сотрудников администрации İHD задал вопрос: «Выражая свои мысли, вы говорите: «Мы — мусульмане, верим в права человека следующим образом», — но разве мы тоже не являемся мусульманами?!».

Мы им ответили так: «Извините, мы знали вас как социалистов и светских людей. Конечно, каждый может стать мусульманином, приняв универсальные принципы и критерии Ислама, и мы будем лишь рады этому». Затем они сказали: «Конечно, мы — социалисты и секуляристы, но разве это мешает нам быть мусульманами?», — на что наш ответ был в форме таблига: мы объяснили, почему невозможно быть одновременно секуляристом (светским), социалистом и мусульманином, а также разъяснили критерии Корана, установленные касательно нарекания себя мусульманином, и подход Ислама с точки зрения прав человека. Невзат Хеливаджи, тогдашний председатель İHD, вмешался в данный диалог и закрыл вопрос, посчитав своих друзей неправыми.

Если бы мы определили и представили себя в качестве «исламистов» и даже объяснили бы критерии Откровения через подход «исламизма» к правам человека, представители совета директоров İHD не восприняли бы нас как «идеологическую политическую группу» и не отреагировали бы таким же образом, как тогда. В результате они продолжали бы считать себя «мусульманами» и думать, что их неисламская позиция не противоречит «мусульманству». Однако им представилась возможность узнать для себя новое, поскольку наша позиция, в которой мы определили себя в качестве «мусульман», а не «исламистов», и представили наш подход к «правам человека», основанный на Откровении, как критерий Ислама по этому вопросу, стала для них благом.

Маудуди также с проницательностью описывает свою борьбу в качестве призыва «стать мусульманами», обращаясь к тем, кто называется мусульманами, а его книга под названием «Давайте будем мусульманами» была запрещена сразу же после того, как была впервые опубликована в Турции. Таким же образом Сейид Кутб тоже призвал людей, считающих себя мусульманами, отделиться от определяющего себя мусульманами общества невежества. Он был казнён за то, что написал книгу «Вехи на пути», которая призывала стать мусульманами, образовать общество и поколение Корана, основанное на критериях Откровения и первого общества Корана. Данная книга так же была запрещена сразу же после публикации в Турции. Из этих примеров становится понятным, что тагутские системы недовольны призывом к народу стать мусульманами с кораническим содержанием, а не концепцией «исламизма», чуждой Исламу и народу.

Фактически, западные и местные системы тагутов, а также их прозападные помощники-просветители используют концепцию «исламизма», чтобы клеветать и обвинять пытающихся распространить призыв тавхида мусульман, чтобы отрезать их от народа, который является непосредственным адресатом таблига, и парализовать их дават. С одной стороны, правильное восприятие Ислама, мусульманская целостность Корана и социализация жизни во всеобъемлющем смысле, а также усилия по построению «коранического общества» и «исламской системы правосудия» были заклеймены концепцией «исламизма», содержанием которой враги могли играть как пожелают, и оттолкнули народ, а именно — адресатов призыва, от критериев Корана и традиций единобожия. С другой же стороны, они пытались обмануть народ и оправдать репрессии, делая так, чтобы их критика, нападки, притеснения и гонения на «исламизм» казались совершаемыми не против Ислама и мусульманства, а против идеологизированной рукотворной версии религии. По этой причине те, кто критикует и преследуют «исламизм», не вызывают такой большой реакции в народе, как те, кто выступает против Ислама и мусульманства.

«Ислам», «мусульмане», «верующие» и другие коранические концепции являются универсальными и прочными концепциями, которые сохранят свою силу вплоть до Судного дня до тех пор, пока существует Коран, и они объединят всю Умму, превзойдя время и формируя общий знаменатель для всей Уммы. Поэтому мы должны избрать определение и выражение себя с помощью наших оригинальных, универсальных и постоянных коранических концепций, которые были ниспосланы и сохранены Аллахом, и настаивать на этом выборе, а не отождествлять себя с временными концепциями, разработанными для определённых целей и обречённых на забвение, как и не стремиться заточить наше великое всемирное дело Ислама в чуждые и временные концепции. Таким образом, мы, с позволения Аллаха, можем призывать наш народ, который искренне называет себя «мусульманами», но чей образ жизни не совпадает с тем, что изложено в Коране, по причине того, что люди просто не проинформированы о том, как положено быть истинным муслимом (мусульманином) согласно шариатским текстам.

 

Мехмет Памак

KokluDegisim

1. "Батыль" — это причастие действительного залога (исм фа‘иль), образованное от глагола "баталя". Арабы говорят о вещи, если она противоречит истине и правильности: "Баталя аш-шай’у". В основе этот корень указывает на исчезновение чего-либо, на его кратковременность и непродолжительность.
2. Коран, 3:19.
3. Коран, 3:85.
4. Коран, 5:3.

^на верх^