27
Пн, мая

Основополагающая динамика и прогнозы политики «ПСР» на мусульманских территориях

Статьи
Типография
  • Маленький Меньше Средний Больше Большой
  • Default Helvetica Georgia

Подобно идеям, которых придерживаются люди и которые являются определяющими с точки зрения поведения и взаимоотношений внутри общества, точно так же идеи, которых придерживаются государства (правительства), являются определяющими с точки зрения политики, которую проводят эти государства, и целей, которые они преследуют.

В этом контексте, чтобы понять основополагающую политику «Партии Справедливости и Развития» («Adalet ve Kalkınma Partisi», AKP или AK Parti, «ПСР») в отношении территорий, где проживает Умма, нам нужно сначала взглянуть на идеи этой партии. Как известно, когда «ПСР» впервые пришла к власти 3 ноября 2002 года, она определила свою политическую идентичность в качестве «консервативно-демократической» партии. Поскольку идейная структура вышеупомянутой «ПСР» является основной темой данного номера журнала «Коренное изменение» («Köklü Değişim»), мы не станем вдаваться в это глубоко. Мы перейдём к нашей теме, сделав лишь небольшое напоминание о том, как видится мир, а особенно исламский, с точки зрения консервативно-демократической идентичности.

Консервативная демократия — это термин, используемый правительством «Партии Справедливости и Развития» для описания доминирующей политической точки зрения на социальные и моральные вопросы. В более широком смысле термин «консервативная демократия» подчёркивает так называемую «совместимость» демократии и Ислама, ориентированную на Запад внешнюю политику, приверженность неолиберальной экономике и секуляризму.

Основатели «ПСР» с этой новой идентичностью заявляли, что они не хотят проводить исламистскую политику и что они стремятся вывести религию из политической сферы в социальную. Президент Эрдоган своими словами: «Лично я ориентируюсь на Ислам, но мой политический ориентир — это демократия»,[1] — заявил из первых уст о том, что они собираются позиционировать политическую идентичность «ПСР» как «консервативно-демократическую».

«ПСР», пришедшая к единоличной власти со своей консервативно-демократической идентичностью после экономического кризиса, пик которого пришёлся на 2001 год, начала свои отношения с Уммой с Афганистана. США, вторгшиеся в Афганистан под предлогом «терроризма» после атак на башни-близнецы в Нью-Йорке 11 сентября 2001 г., запросили поддержку у государств-членов НАТО в соответствии с 5-ой статьёй [2] Вашингтонского соглашения [3]. В соответствии с требованием данной статьи законопроект об Афганистане поступил на рассмотрение в парламент в октябре 2001 г. при поддержке правящей коалиции партий «Демократическая левая партия» («Demokratik Sol Parti», DSP), «Партия националистического движения» («Milliyetçi Hareket Partisi», MHP) и «Партия Отечества» («Anavatan Partisi», ANAP), при поддержке «Партии истинного пути» («Doğru Yol Partisi», DYP) и при оппозиции «Партии Справедливости и Развития» законопроект был принят 319 голосами против 100.

Абдулла Гюль, тогдашний заместитель председателя «ПСР», возражал против этого предложения в Великом национальном собрании Турции (ВНСТ; тур. Türkiye Büyük Millet Meclisi — TBMM) и заявил, что с интервенцией в Афганистан существует вероятность отчуждения Турции от Азии и Азии от Турции, добавив: «Мы не считаем целесообразным направлять турецкие вооружённые силы на зарубежную столь масштабную операцию, продолжительность которой не определена» [4].

Однако когда через год к власти пришла «ПСР», она не вывела турецких солдат из Афганистана и встала на сторону возглавляемой США «крестовой» коалиции. Кроме того, партия, подобно предыдущей администрации, продолжала оказывать поддержку «Международным силам содействия безопасности» (ISAF), которые были созданы по решению Совета Безопасности ООН и приступили к работе под руководством Великобритании 16 января 2002 года. Спустя два десятка лет, 27 августа 2021 года, Турция выводит всех своих солдат из Афганистана, поскольку США покидают Афганистан, заключив соглашение с талибами. Хотя в этом процессе турецкие войска и не принимали участия в Афганистане в качестве боевой силы, они всё же действовали вместе с безбожными США и НАТО, являющейся организацией крестоносцев, и стали соучастниками в оккупации мусульманских территорий. Афганский вопрос стал первым признаком того, что правительство «ПСР» во внешней политике не собирается проводить оригинальную и независимую политику, основанную на интересах мусульман. Ведь было очевидно, что при входе в Афганистан у Турции не имелось конкретной цели, напрямую связанной с её собственными интересами. Мотивом, побудившим Турцию отправиться в Афганистан, были дружеские антиисламские отношения с США и с контролируемой Америкой НАТО.

По этой причине после ухода США военная миссия Турции в Афганистане была завершена. Хотя приход к власти «Талибана» в Афганистане сегодня рассматривается как достижение с точки зрения разгрома мусульманами безбожной Америки, афганский народ столкнулся с серьёзным экономическим кризисом и глубокой болью, вызванной войной. Более того, упомянутая победа была реализована не с помощью «ПСР», а вопреки «ПСР». Десятки тысяч мусульман, которые были убиты, ранены и замучены вторгшимися неверными, остались бременем для правительства «ПСР», которое заявило: «Мы идём туда ради безопасности братского афганского народа».

Следующей за Афганистаном второй мусульманской страной, в которой Турция, администрируемая «ПСР», сыграла отведённую ей роль, стал Ирак. Ведь после Афганистана новой мишенью США был Ирак, богатства которого Штаты не могли колонизировать из-за того, что Ирак на протяжении долгих лет парил на орбите Англии.

США начали с того, что подняли шумиху о том, что у Саддама Хусейна имеется биологическое оружие, способное вызвать массовую смерть. Весь мир знал, что существование «оружия массового уничтожения» в Ираке было огромной ложью. Однако, в отличие от остального мира, лидер «Партии Справедливости и Развития» Реджеп Тайип Эрдоган, чтобы узаконить в интересах США эту огромную ложь, во время своего визита в США 10 декабря 2002 г. заявил: «Турции, региону и всему миру во имя благополучия необходимо, чтобы в Ираке было ликвидировано оружие массового уничтожения. Хотя война — это последний вариант для Турции, но если администрация Саддама не подчинится решениям международного сообщества, будет проявлена необходимая реакция…» [5].

Однако истинной целью США было распространение своей гегемонии и влияния, устранение влияния соперничающих с Америкой западных государств, использование Ирака в качестве базы в регионе, разграбление обширных богатств Ирака, внедрение своей системы и образа жизни в стране, а также лишить Ирак его мощи. Однако, поскольку США от Ирака разделяют океаны, было неизбежно, чтобы Америка получала материально-техническую и военную поддержку стран региона при вторжении в Ирак. Первой в этом списке стран шла Турция, на территории которой находится авиабаза Инджирлик и которая имеет сухопутную границу с Ираком. Поэтому США обратились с требованием о переброске своих солдат по суше, положив дело Ирака на стол перед «ПСР», с которой у них были тесные отношения с момента создания последней.

Для незамедлительного исполнения данного требования США «ПСР» представила в парламент 25 февраля 2003 года предложение, вошедшее в историю как «законопроект от 1 марта» и предусматривавшее ввод американских солдат в Ирак путём их дислокации в Турции. Предложение было отклонено, так как не удалось получить абсолютное большинство 267 голосов, при этом 48 депутатов от «ПСР» проголосовали «против». Как позже рассказал один из основателей «ПСР» и один из бывших вице-премьеров Эртугрул Ялчинбайыр, депутаты «ПСР», проголосовавшие против этого предложения, были собраны у заместителя председателя группы для серьёзного разговора, куда их вызвали посредством сообщения на телефон. В то время был человек, который не смирился с убийствами мусульман со стороны безбожной Америки, но Америка сделала предупреждение Турции по поводу данных заявлений. Эти заявления принадлежали депутату от Невшехира Мехмету Элькатмышу, который также являлся одним из основателей «ПСР» и председателем парламентской комиссии по правам человека. Мехмет Элькатмыш, выражающий чувства всех мусульман, сказал: «На наших глазах было заявлено, что всё, что было сказано за прошедшие два года, является ложью, что оккупация осуществлялась не с добрыми намерениями, а осуществлялась с чисто империалистическими целями... В ходе данной оккупации были проигнорированы все нормы и конвенции международного права. Вторжение в Ирак превратилось в геноцид иракского народа. Американская администрация совершает преступление геноцида и жестокости в Ираке. Такого геноцида не было ни при фараонах, ни при Гитлере и ни при Муссолини» [6].

Однако усилия добросовестных депутатов, проголосовавших против данного законопроекта, не смогли помешать Турции стать соучастницей американского вторжения и резни, потому что после избрания Эрдогана премьер-министром 14 марта 2003 года новый законопроект был подготовлен и представлен в парламент 19 марта. Через пять часов после принятия законопроекта, который был принят и введён в действие днём позже, США начали бомбардировать и атаковать Багдад; это действие они назвали «шоком и трепетом» [7]. Большинство депутатов, проголосовавших против предложения, вместе с Мехметом Элькатмышем, больше не выдвигалось на выборах 2007 года. Америка убила миллионы мусульман в Ираке, ранила и преследовала сотни тысяч из них, применяя все виды бомб, включая химическое оружие, авиацией, которую она подняла с авиабазы Инджирлик в Турции.

Не ограничившись этим, Америка разделила Ирак на федеральные регионы, которые были связаны нитью с центральным правительством, с системой, известной как «Конституция Бремера», подготовленной главой исполнительной власти Полом Бремером, назначенным в Ирак после вторжения. Таким образом, Ирак был фактически разделён на шиитский, суннитский и курдский регионы. Ирак, оккупированный под предлогом и обещаниями «принести туда демократию», подвергался пыткам и преследованиям как никогда прежде в истории. Ужасные фотографии пыток, просочившиеся из тюрьмы Абу-Грейб, оставили неизгладимую боль в памяти мусульман. С началом «Арабской весны» в 2010 году иракский народ вновь восстал. Однако это восстание было подавлено вторжением управляемого Ираном багдадского правительства, банд наёмников и «ИГИЛ», провозгласивших в 2014 году так называемый «халифат»; при этом все они служили интересам Соединённых Штатов в их вторжениях. Сегодня иракский народ пытается выжить в тени разделения, насилия и нищеты. Президент Эрдоган, с другой стороны, заявляет, что ему жаль, что первый законопроект не был принят, что он не сожалеет о произошедшем в Ираке и что он утратил свои исламские и гуманистические чувства посредством заявления о нежелании совершить ту же ошибку в Сирии. Ну конечно! Ведь в Ирак пришла демократия, и такая же демократия должна прийти от «консервативно-демократической» «ПСР» к сирийскому народу, который, противостоя режиму американского слуги Башара Асада, скандировал лозунги «Халифата»!

Собственно говоря, так и случилось. С распространением «Арабской весны» на Сирию 15 марта 2011 года Соединённые Штаты мобилизовали Иран и Турцию для защиты режима Башара Асада точно так же, как во время американского вторжения в Афганистан и Ирак. Иран занял своё место на поле боя со своей армией и ополчением и начал борьбу с сирийской революцией. Турция, дабы не дать возможности свержению режима, стала способствовать организации «Национальной коалиции сирийских революционных и оппозиционных сил», принимая в Турции светских деятелей, привезённых из местной диаспоры, таких как Бурхан Гальюн. С другой стороны, Турция оказывала поддержку группам муджахидов на местах в финансовом и военном отношении и пыталась перенаправить их от идеи «Исламского Халифата» к идее «демократической Сирии». Она выставила установленный Соединёнными Штатами Женевский стол переговоров в свете единственно возможного решения, потому что, согласно международной конференции по Сирии «Женева-1», которая состоялась 30 марта 2012 г. с участием постпредов Совета Безопасности ООН, а также Саудовской Аравии, Катара и Турции, её целью было создание совместного временного правительства между так называемой «оппозицией» и сирийским режимом путём сохранения силовых и военных институтов. Таким образом, Запад должен был получить контроль над революцией и не допустить мусульманам заполнить политический вакуум путём провозглашения Халифата по методу пророчества. Называя тех, кто сопротивлялся этому решению, «террористами» и «радикалами», Запад с лёгкостью обстреливал и убивал их, и, таким образом, он использовал их в качестве средства борьбы против проекта по установлению Халифата и против Ислама. Концепция «гражданского и плюралистического государства», пропагандируемая Западом и государствами региона, должна была лишь замыливать глаза и была призвана стереть грань между истиной и ложью.

Правительство «ПСР» строило свою политику в отношении Сирии, самой болезненной территории Уммы, исключительно на этой цели. Именно с этой целью в Турцию принимали иммигрантов, используя их в качестве материала для шантажа против Европы, которая время от времени вставляла палки в колёса Америки в Сирии. С этой целью были проведены операции «Щит Евфрата», «Оливковая ветвь» и «Источник мира», а также для этого были заключены Астанинские и Сочинские соглашения с Россией и Ираном. К тому же, именно с этой целью оппозиция была снята со своих позиций под предлогом войны с «ИГИЛ» и «Партией демократического единства» [8], а многие города, особенно Алеппо, оказались переданы режиму Асада. Для этого и были созданы зоны прекращения огня и деэскалации. План вытеснения сирийского народа в Идлиб и, в конечном итоге, принуждение его подчиниться режиму Асада так же преследовал данную цель. Однако целью сирийского народа, которого, мобилизовав все свои возможности, правительство «ПСР» жестоко предало, было угодить Господу миров, заменив тиранический режим Асада, призывавшего своих хозяев на помощь, говоря: «Сирия является последним оплотом секуляризма», — на государство Исламского Халифата. Однако Турция, возглавляемая «ПСР», закрыла глаза сирийскому народу и передала его в руки палачам, делая вид, что ничего не замечает. Турция не ответила на письма из Банияса, а также на призывы о помощи из Хулы, Гуты, Алеппо и многих других городов. Как и Америка, Турция предпочла поражение сирийского народа свержению режима Асада. Как сказала десятилетняя сирийская девочка, озвучившая свой протест против президента Эрдогана, он и его партия вошли в историю как «правительство, которое не мобилизовало свою армию, пока сирийский народ был под истреблением».

Несомненно, сирийское восстание было самым большим испытанием для «ПСР» на территории Уммы, и это испытание было ей провалено. Кресло демократической власти и согласие Америки были поставлены выше славы Ислама и довольства Аллаха. Такая же аналогичная демократическая и позорная позиция была проявлена «ПСР» против мусульман Египта, Ливии и Туниса во время «Арабской весны». Премьер-министр Реджеп Тайип Эрдоган, который 15 сентября 2011 года отправился в турне «Арабской весны» по Ближнему Востоку, в интервью частному телеканалу использовал следующие заявления в отношении того, что новую конституцию в Египте следует принимать на основе светских принципов или на основе принципов Шариата:

«Секуляризм — это определённо не атеизм. Как Реджеп Тайип Эрдоган, я мусульманин, я — не светский человек. Однако я являюсь премьер-министром светской страны. При светском режиме у людей есть свобода выбора: быть религиозными или нет. Я рекомендую Египту так же иметь светскую конституцию. Ведь секуляризм не антирелигиозен. Не бойтесь светскости. Я надеюсь, что новый режим в Египте будет светским. Я надеюсь, что после этих моих заявлений отношение египетского народа к секуляризму изменится» [9].

Впоследствии данной рекомендации Эрдогана движение «Братья-мусульмане» сформировало «Партию Свободы и Справедливости» и приняло участие в выборах. Искра исламской революции была потушена грязными водами секуляризма. Дальнейшие события всем известны — Мухаммад Мурси был избран президентом, при этом не имея никакой власти в армии и государственных учреждениях, а далее он был свергнут в результате государственного переворота назначенным самим же Мурси начальником Генерального штаба Абдул-Фаттахом ас-Сиси 3 июля 2013 года. Впоследствии переворота режим ас-Сиси вырезал тысячи мусульман, а десятки тысяч были арестованы. После переворота некоторые представители «Братьев» заявили, что они «угодили в ловушку, и демократия — не для мусульман», но было уже поздно. Мухаммад Мурси, а также некоторые другие лидеры «ихванов», оставленные на суд режима ас-Сиси, заручившегося поддержкой Америки, пали жертвами преследований в застенках. Сегодня в Египте царят коррумпированный военный режим и страшная нищета. Мусульман, участвующих в протестах против переворота, казнят группами по сфабрикованным обвинениям. Президент Эрдоган, который рекомендовал Египту секуляризм и годами показывал на площадях знак «Рабиа»10, занят «нормализацией» отношений с путчистским режимом ас-Сиси в соответствии с новой политической стратегией Джо Байдена!

Причём роль по нормализации не ограничивается режимом ас-Сиси. Такие же попытки нормализации предпринимаются в отношении оккупационных властей сионистского «Израиля». На самом деле отношения правительства «ПСР» с «Израилем» не находились на аномальном уровне. Несмотря на пережитые кризисы, между двумя странами не было принципиального идейного расхождения. Вопреки общественному мнению, их отношения продолжали поддерживаться за кулисами. С распадом Османского Халифата благословенная земля Палестины, которая, как сказал султан Абдульхамид II, «даром» была отдана евреям, продолжала оставаться невостребованной и незащищённой в период правления «ПСР». Президент Эрдоган, чтобы произвести впечатление на людей во время своих визитов на Ближний Восток, произносил речи, говоря: «К сожалению, «Народно-республиканская партия» (тур. «Cumhuriyet Halk Partisi», CHP) была у власти, когда «Израиль» был образован, и именно эта партия признала «Израиль»», — но, придя к власти во главе «ПСР», президент Эрдоган таким же образом продолжал признавать «Израиль». Хотя резонансное выступление Эрдогана «one minute» в Давосе в 2009 году было встречено с большой радостью в мусульманских странах, позже Эрдоган попытался разрядить обстановку, заявив, что его реакция была не на Шимона Переса, а на модератора форума. Если бы не атака на пассажирский корабль «Мави Мармара» в 2010 году, то и между Турцией и «Израилем» не возникло бы никаких проблем. Более того, именно Турция сделала шаг назад в инциденте с «Мави Мармара». Чистая кровь мусульман была продана в обмен на половинчатые извинения и несколько миллионов долларов в качестве компенсации. Дело «Мави Мармара» было прекращено в результате соглашения между Турцией и «Израилем», а честь семей шахидов — растоптана. Затем Эрдоган нацелился на мусульман из «Фонда защиты прав и свобод человека и гуманитарной помощи» («İnsani Yardım Vakfı», IHH), которые критиковали соглашение с сионистами и принимали участие в организации рейса «Мави Мармара», и сказал следующее:

«Организовывая рейс, вы спрашивали меня? Мы должны признать, что нам нужен «Израиль».

Фактически, у правительства «ПСР» нет другой политики, кроме отстаивания плана о «двух государствах», разработанного в 1950-х годах Соединёнными Штатами в противовес британской политике в отношении Палестины. В дополнение к вышесказанному мы видим, что ни Палестина, ни мечеть аль-Акса не считаются для «ПСР» красными линиями вопреки порой яростным словесным перепалкам Эрдогана, поскольку отношения между «Израилем» и Турцией бьют все торговые рекорды. В этом контексте определение, которое лучше всего подводит итог неискренности «ПСР» в отношении Палестины, — это заявление, сделанное Исраэлем Кацем, так называемым «министром разведки и ядерной энергии» сионистского образования «Израиля», по саудовскому каналу. Сионист Кац, заявивший, что Эрдоган сыграл роль «Frenemy» [11] после того, как президент США Дональд Трамп признал Иерусалим так называемой «столицей «Израиля», сказал о президенте Турции Эрдогане следующее: «Он довольно часто нападает на нас. Мы тоже отвечаем. Не следует забывать, что Турция отправляет свои товары в регион Персидского залива через порт Хайфа. 25% экспорта Турции в страны Персидского залива осуществляется через порт Хайфа. На самом деле, он (Эрдоган) говорит только за себя. «Turkish Airlines» — крупнейшая международная авиакомпания, работающая в «Израиле». Объём внешней торговли между двумя странами после инцидента «Мави Мармара» только увеличивается» [12].

На самом деле, эта двойственная позиция правительства «ПСР» так же вызвала шквал негодования у палестинских мусульман и привела к скандированию на собраниях в защиту мечети аль-Акса от нападений сионистского образования в месяц Рамадан (2021) следующего лозунга: «Мы находимся тут, а где ты, Эрдоган?».

При внимательном сопоставлении того, что было приведено в этой статье, становится видно, что основная политика «ПСР» в отношении стран ближневосточного региона, таких как Ирак, Афганистан, Сирия, Палестина, Египет и Ливия, придерживается линии, продиктованной американскими интересами настолько, что дорожная карта «ПСР» относительно Уммы обрела синхронность с дорожной картой США. Ведь Америка находится в центре всех рассматриваемых кризисных вопросов в качестве субъекта и плеймейкера. «ПСР» же, в свою очередь, шаг в шаг последовала по стопам Соединённых Штатов и не только не способствовала пробуждению и спасению Уммы, но и практически заняла позицию, которая усыпляла мусульман и предоставляла их в руки врагов.

Мусульмане дальних регионов, таких как Восточный Туркестан, где Америка не имеет эффективного влияния, приносятся в жертву коммерческим отношениям, установленным «ПСР» с Китаем. В обмен на грязные и кровавые деньги Китая игнорируются оккупация Восточного Туркестана и ужасающие преследования и пытки на уровне геноцида против наших братьев — уйгуров-мусульман. Сердца мусульман Восточного Туркестана обливаются кровью из-за размещения китайских вывесок на станциях метро в Стамбуле и вручения аэропортам сертификатов «Дружественный к Китаю аэропорт». Сегодня перед китайским консульством в Турции с целью воссоединиться со своими родственниками, которые до сих пор переносят мучения в концлагерях Китая, организовываются тематические акции протеста с лозунгами «Жестокий Китай! Где моя семья?».

Араканские сыновья Уммы, которых зверски убили неверные-буддисты лишь за слова «Раббуналлах (Наш Господь — Аллах)!», даже не вспоминаются в Турции. Мусульмане-рохинджа, спасающиеся от преследований режима Мьянмы, бродят по морям без гражданства и не могут быть приняты ни в одной стране, кроме вынужденного принятия со стороны Бангладеш.
Таким образом, «ПСР», пришедшая к власти почти 20 лет назад, несмотря на большую поддержку, оказываемую ей турецким исламизмом, вселяла надежду в Умму, но, как требование своей «консервативно-демократической» идентичности, совместимой со светским капитализмом, на практике проводила противоположную политику, отказалась от мусульман и показала, что её взгляд на земли Уммы был прагматичным. Всевышний Аллах сказал следующее о тех, кто, подобно «ПСР» и прочим такого же рода, изменили свою исламскую идентичность на порочную идентичность, облачили правду ложью, не воспринимали Умму в виде организма и приняли систему демократии, которая принадлежит неверным, вместо Праведного Халифата, который, в свою очередь, является системой Аллаха:

يُخَٰدِعُونَ ٱللَّهَ وَٱلَّذِينَ ءَامَنُواْ وَمَا يَخۡدَعُونَ إِلَّآ أَنفُسَهُمۡ وَمَا يَشۡعُرُونَ

«Они пытаются обмануть Аллаха и верующих, но обманывают только самих себя и не осознают этого» (2:9).

Будем надеяться, что они опомнятся!

 

Мухаммед Эмин Йылдырым
Köklü Değişim Dergisi

[1] «Внешнеполитическое видение консервативно-правых сил Турции» («Türkiye’de Muhafazakâr Sağ İktidarların Dış Politika Vizyonu»), Али Аята.

[2] Статья 5 гласит, что если одно государство-член НАТО становится жертвой вооружённого нападения, все остальные государства-члены Альянса будут считать это нападением на все страны НАТО и отреагируют на него.

[3] Вашингтонский договор , он же Североатлантический договор , является документом об основании НАТО, который 4 апреля 1949 года подписали в Вашингтоне двенадцать стран Европы и Северной Америки — Бельгия, Великобритания, Дания, Исландия, Италия, Канада, Люксембург, Нидерланды, Норвегия, Португалия, США, Франция.

[4] https://www.bbc.com/turkce/haberler-dunya-58347606

[5] https://www.amerikaninsesi.com/a/a-17-a-2002-12-10-8-1-87862857/796938.html

[6] https://www.amerikaninsesi.com/a/a-17-a-2004-11-25-10-1-87946957/824746.html

[7] «Шок и трепет» (англ. «Shock and awe») — военная доктрина, в основе которой лежит концепция «быстрого достижения преобладания». Применялась армией США в ходе кампании в Ираке. Разработана в 1996 году руководителем Института оборонных исследований и технологий Джеймсом Вэйдом и сотрудником Центра стратегических и международных исследований Харланом Ульманом.

[8] Партия «Демократический союз» , также «Партия демократического единства» (курд. Partiya Yekîtiya Demokrat, араб. حزب الاتحاد الديمقراطي ‎ , название обычно сокращается до PYD ) — левая политическая партия, основанная в 2003 году сирийскими курдами.

[9] https://www.haberturk.com/dunya/haber/669311-laiklik-ateizm-degil-korkmayin

[10] Ра́биа (от араб. رابعة ‎ — букв. «четвёртый (-ая)»; стилизованно: R4BIA ) — знак в виде жеста руки, впервые появившийся в конце августа 2013 года в социальных сетях и на маршах протеста в Египте. Он используется протестующими, активистами и политиками, которые выступают против государственного переворота в Египте, который был возглавлен генералом Абдель-Фаттахом ас-Сиси и в ходе которого был свергнут президент Мухаммад Мурси.

[11] «Frenemy» — это портмоне «друга» и «врага», которое может относиться либо к врагу, притворяющемуся другом, либо к кому-то, кто действительно является другом, но и соперником. Этот термин используется для описания личных, геополитических и коммерческих отношений как между отдельными лицами, так и группами или учреждениями. Слово появилось в печати ещё в 1953 году.

[12] https://filistin.info/israil-erdogan-dusman-gorunumlu-dost/

 

Главное меню