14
Сб, дек

Цели законов Шариата — вопрос фикха, который эксплуатируют вразрез с ним

Статьи
Инструменты
Типография
  • Маленький Меньше Средний Больше Большой
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

Прежде чем приступить к рассмотрению темы, указанной в заголовке нашей статьи, необходимо вспомнить статью известного американского политолога, создателя частной разведывательно-аналитической организации «Stratfor» Джорджа Фридмана под названием «Размышляя о взглядах Трампа на исламское государство», опубликованную на страницах основанного им проекта «Geopolitical Futures» в начале 2017 года.

В данной статье Фридман ведёт речь о подъёме политического Ислама, об обретении Исламом политической составляющей и необходимости противостоять ему.

«После выхода из-под европейского господства Ислам переживает мучительный революционный процесс. Он пытается восстановить себя в контексте подавленной мусульманской общины. Если Соединённые Штаты отступят и позволят природе идти своим чередом, то они проигнорируют реальность того, что радикализм имеет тенденцию вытеснять умеренность, а не наоборот. Следовательно, простое позволение Турции или Саудовской Аравии сдерживать радикализм не учитывает то, что они так же подвержены радикализации», — пишет аналитик.

По мнению Фридмана, для сдерживания этой самой «радикализации» следует «сломать растущую уверенность исламского мира в своих силах»: «Стратегия заключается в том, чтобы вернуть мусульманский мир к существующему положению 1945 года. На протяжении веков Ислам был политически деморализованным и раздробленным», — считает Фридман. «Для Трампа враг — это растущая уверенность и сила (политического Ислама). Политический Ислам не может быть искоренён. Но его уверенность — может. Мусульман радикализирует не гнев по отношению к жёстким мерам, а их гордость и надежда на будущее. Это будущее нужно отдалить подальше», — советует аналитик.

«Это привело бы к массированному вводу американских сил, призванных не только разрушить конкретное движение, но и продемонстрировать безнадёжность политического Ислама, которое укрепится ещё на одно столетие. Это то, что европейские державы сделали во время своей гегемонии. Тогда безнадёжность была сильна, а вместе с ней были очевидны достоинства умеренности, а иначе не ясно, какое преимущество имеет умеренность, когда есть надежда на будущее», — заключает Фридман.

Здесь мы задаёмся вопросом: а где находятся «входные ворота» той «умеренности», которую Штаты позволили Турции и Саудовской Аравии распространять в исламском мире для того, чтобы положить конец политическому Исламу? «Входными воротами» для «умеренного Ислама» выступает вопрос, относящийся к исламскому праву (фикху) — это Макасид аш-Шариа — цели законов Шариата.

Так что же такое «Фикх аль-Макасид» (фикх о целях Шариата)?

Говоря о целях шариатских законов, нео-шейхи твердят о том, что Аллах Тааля утвердил законы, которые Он ниспослал, и обозначил цели, ради которых они ниспосланы. Также они полагают, что данные законы Шариата неразрывны со своими целями, что они вступают в силу или теряют её в зависимости от того, есть ли нужда в достижении конкретной цели или нет. Следовательно, согласно им, необходимо концентрироваться на целях, а не на самих шариатских законах. Цели же делятся на пять категорий: защита религии, жизни, разума, имущества, рода.

Так сторонники этого хотят утвердить современный Ислам, который, идя в ногу со временем, совместит достижение «высших целей» с классическими средствами поклонения, что в итоге откроет путь в такое положение, где Ислам превратится в объект последних тенденций и мемов. «Цели», их «святость», «средства их достижения», «историчность» — всё это причудливые и приятные на слух лозунги для извращения религии так, как на это попались иудеи и христиане в прошлом. Те, кто выступают с такими предложениями, открывают опасную дверь для того, чтобы в угоду своим страстям «уклониться» от религиозных основ и убеждений.

В качестве примера попыток принять «современный», «озадаченный целями» Ислам мы можем привести слова Эрдогана, высказанные им в марте 2018 г. по случаю Международного женского дня: «Эти люди (неугодные проповедники — прим.) или живут не в нашу эпоху, или же не в нашем мире. Потому что они даже не способны понять то, что Ислам необходимо модернизировать. Исламские законы модернизируются. Вы не сможете претворить Ислам законами четырнадцативековой давности».

В качестве ещё одного примера можно привести избрание шейха Ахмада ар-Райсуни президентом Международного союза мусульманских учёных (IUMS), сменив на этом посту Юсуфа аль-Карадави. На выборах в ходе конференции, состоявшейся под личным патронажем Эрдогана в ноябре 2018 г. в Стамбуле, он получил поддержку 93% голосов из 1000 улемов, спонсируемых «Братьями-мусульманами». Ахмад ар-Райсуни известен своими нападками на Халифат и призывающих к нему людей. Египетский теолог Али Абдель Разек — вот кто его вдохновляет и за чью душу он молится.

Абдель Разек написал несколько трудов, каждый из которых полон «шариатких целей», выступлений против революций Уммы и против её сопротивления нынешним правителям. Али Абдель Разек считал необходимым отделить Ислам от политики и принять «нейтральный секуляризм». Итоговое коммюнике вышеуказанной конференции призвало к «мирному сосуществованию, культурному многообразию и взаимодействию, к отказу от столкновения цивилизаций, а также к личным свободам и свободам народов на самоопределение».

Вот несколько примеров особой «озадаченности целями Шариата», и, несомненно, призывающие к ней «улемы» желают тем самым сбить мусульман с толку, сначала нарядив безбожный секуляризм в исламские одежды, а потом выведя мусульман из Ислама к безбожию, да сохранит нас Аллах от этого.

Тем людям, которые под предлогом того, что они являются приверженцами имама аш-Шатиби (а ар-Райсуни возглавляет их список) в вопросе Макасид аш-Шария приведём мнение самого аш-Шатиби относительно целей Шариата.

Аш-Шатиби пишет:

«Достижение шариатских целей возможно только шариатскими методами, которые Законодатель утвердил в качестве метода их достижения. Если Шариат привёл какой-то определённый метод для достижения определённой цели, то его достижение дозволено исключительно посредством данного метода. Нельзя использовать этот метод для достижения иной цели, даже если она так же относится к целям Шариата. Это связано с тем, что метод узаконен Шариатом только для конкретной цели, а не для всех целей. Так Законодатель утвердил закон отсечения руки вору, значит, нельзя принимать другое наказание для достижения этой цели. Так же дело обстоит с отсечением руки для достижения иных целей, как предотвращение вероотступничества или прелюбодеяния, даже если иные методы и способы более эффективны. Например, применение смертной казни или конфискации имущества, или же обоих сразу вместо или совместно с отсечением руки. Аналогично можно сказать и о Халифате — он является методом претворения всего Ислама, в связи с этим не дозволено применять иной метод для претворения всего Ислама, даже если его претворение является фардом. Вместе с этим, не дозволяется использовать Халифат для решения других задач помимо претворения всего Ислама. Поэтому Ислам не будет считаться претворённым до тех пор, пока его не претворит Халифат».

Так становится ясным, что имеется в виду, когда рассматривается вопрос целей законов Шариата и средств их достижения, а именно — то, что это прежде всего запрет Шариата подменивать любой шариатский закон, как бы он ни рассматривался — с точки зрения его целей, средств их достижения или как-то ещё, независимо от формулировок. Мы бы вообще не стали проникать в Фикх аль-Макасид, если бы ряд «озадаченных целями» фальсификаторов не использовал бы данный фикх себе в угоду.

Можно подойти по-другому, так же на основе подхода аш-Шатиби, для того, чтобы дать вразумительной отпор этой шайке людей, особо озадаченных целями и средствами законов Шариата и целенаправленно стремящихся замутить осознание Уммой своей религии для того, чтобы сбить её с правильного пути и отвезти в сторону от шариатского метода установления государства Халифат. Они желают продвинуть безбожные идеи демократии и прочего куфра в лживом виде, похожем на исламский.

Так, у аш-Шатиби одной из самых важных целей Шариата и наиболее обширно рассматриваемым им вопросом является абсолютное рабство раба перед Господом (ат-Тааббуд) или нахождение мукялляфа (ответственного за деяния) под полным подчинением перед шариатскими законами (аль-Имтисаль), которые ниспослал Законодатель именно с этой целью. Говоря иначе, цели ат-Тааббуд и аль-Имтисаль преследуются в каждом законе Шариата, они вложены и как цель, и как средство достижения этой цели.

Это указывается в связи с тем, что все эти законы Шариата, посредством которых мы поклоняемся Аллаху — осуществляем ат-Тааббуд, — утверждены Законодателем в качестве средства достижения целей этих законов. Их невозможно отменить, оправдываясь тем, что главное — это достичь цели или сути, а не исполнять их. Цель ат-Тааббуд вложена Законодателем в каждый Его закон, касается ли он обряда поклонения или другой сферы жизни человека. Аш-Шатиби пишет: «Ни один шариатский закон не лишён права Аллаха Тааля на поклонение рабов Ему (ат-Тааббуд)».

Говоря о том, что Шариат определил в качестве причины, условий, в которых она возникает, и методов её выполнения т.е. средства достижения цели, то имам аш-Шатиби считает, что она неизменна со временем или техническими открытиями и отмечает по поводу особенностей Шариата следующее: «Категоричность (категоричные законы) непоколебима. После совершенства (окончательного ниспослания религии) нет места для насха (отмена Законодателем предыдущего закона — прим.), для тахсиса (уточнение общего закона, например, отсечение конкретной части руки — прим.), для такйида (ограничение распространения закона, например, на воровство по случаю голода — прим.) и отмены какого-либо закона Шариата, какими бы ни были мнение основной или конкретной части мукялляфов, время или обстоятельство. То, что Шариат утвердил причиной, будет таковым всегда, что — условием, то условие навечно, что — ваджибом, то вечно ваджиб, мандубом — мандуб. И так все законы — они не исчезают и не меняются, это касается даже тех законов, которые не возложены до конца, тем не менее, они так же вечны».

Несомненно, то, что стремится донести аш-Шатиби по вопросу аль-Макасид, крайне далеко от того, что стремятся его крайние приверженцы.

Также приведём озабоченным целями Шариата людям выдержку из книги «Проект Конституции. Шариатские доказательства», 1 том, статья 12:

«Цели законов Шариата не являются текстами, которые можно понять так, чтобы понимаемое было принято за доказательство. То, что понимается из этих текстов, не имеет никакой ценности для выведения шариатского закона (...). То, что называют «целями законов Шариата» (аль-Макасид аш-Шариа), понимают как «то, на что указывает шариатский текст», как, например, запрет прелюбодеяния, воровства, убийства, опьяняющих напитков, вероотступничества — однако всё это не является целью Шариата, а является законом для поступков рабов. Такой текст не рассматривается дальше, чем то, на что он указывает. Нельзя считать шариатским доказательством то понимание, к которому приходят из текста. Напротив, сам текст — это шариатский закон, прежде всего потому, что воображение ума о том, что здесь имеется определённая цель шариатского закона, и о том, что эта цель является источником для выведения других шариатских законов, не имеет никакого значения. Как вообще можно придать значение тому умозаключению, о чём тут говорится, которое вообразил себе человеческий ум, считая его шариатской целью, и принять это в качестве шариатского доказательства?! Поэтому принимать умозаключение о целях шариатского закона за доказательство крайне недействительно и ложно (батыль). Говоря об извлекаемой мудрости, вложенной в весь Шариат, т.е. о мудрости ниспослания Посланника (с.а.с.) в качестве милости для рабов, то это — мудрость (хикмат), а не мотив (иллят) ниспослания. Мудрость может проявиться, а может и нет, следовательно, хикмат нельзя использовать в качестве доказательства из-за её переменчивости, прежде всего потому, что умозаключение не принимается в качестве основы для выведения шариатского закона. В связи с этим так называемые «аль-Макасид аш-Шариа» непригодны для того, чтобы принимать понимаемое из них как шариатское доказательство. Значит, и с этой точки зрения принимать умозаключение о целях шариатского закона за доказательство крайне недействительно (батыль)».

Напоследок мы говорим следующее: озабоченные целями Шариата люди хотят сделать реальность с её неустойчивостью судьёй над законами Шариата не для того, чтобы изменить реальность в угоду Шариату и заставить её исполнять власть Аллаха, а желают подвести власть Аллаха под соответствие реальности в угоду своим страстям!

Это — капля в море, где уже нет никакого толка, а всего лишь идейно-мыслительная муть, что несут за собой озабоченные целями Шариата люди, выдавая её за исламские мысли, т.к. они занимают руководящие должности в исламских движениях и твердят о «подъёме мусульман» или о возвышении своего ранга до «представительского руководящего мнения» в исламском мире.

Было бы лучше, если бы они стремились возвысить Исламскую Умму, избавить её от гнёта тиранических режимов. Было бы лучше, если они объединили свои силы с искренними деятелями на пути возрождения Уммы и установления её культурного проекта, который выступит заменой капитализму, загрязнившему весь мир, а не способствовали распространению идейной мути для того, чтобы держать мусульман в неведении о своих истинных отравленных целях, делая мусульман заложниками этой унизительной реальности, в которой они находятся под управлением колонизаторского государства, и узниками идей зловонной капиталистической цивилизации.

إِنَّ فِي ذَٰلِكَ لَذِكْرَىٰ لِمَنْ كَانَ لَهُ قَلْبٌ أَوْ أَلْقَى السَّمْعَ وَهُوَ شَهِيدٌ

«Воистину, в этом заключено напоминание для тех, у кого есть сердце, кто прислушивается и присутствует при этом» (50:37).


Специально для Центрального информационного офиса Хизб ут-Тахрир
Ислам ас-Саъсаъ