28
Ср, сен

«Зелёный капитал» и капиталистический исламизм

Статьи
Инструменты
Типография
  • Маленький Меньше Средний Больше Большой
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

Выгода, составляющая основную концептуальную базу капитализма, порой, когда это необходимо, толкает поддерживающих эту капиталистическую систему владельцев капитала прибегать к ненавистным им организациям, и это делается исключительно ради собственных интересов.

Некоторые так называемые «недремлющие» денежные магнаты, видя, что религиозные люди не интегрируются в процентную систему по религиозным причинам, приняли решение не упускать возможности прибрать к рукам и «исламский» капитал (капитал мусульман). Фактически, именно к таким относится фраза: «За деньги я и мать родную продам», — что отражает основную суть капитализма. Однако чтобы не привлекать лишнего внимания в этом, как и в любом другом деле, финансовые магнаты привлекли так называемых «религиозников». Другими словами, они наняли на работу людей, которые совершали намаз, постились и даже носили хиджаб и бороду. Эти люди обратили свой взор на Запад, то есть туда, где деньги имеют ценность, а также к деньгам консервативных людей, живущих там.

В этом ключе в конце 80-х в Турции, особенно в период «Партии Национального Порядка» (20.01.1970–20.05.1971), «Партии Национального Спасения» (11.10.1972–26.01.1974) и «Партии Благосостояния» (19.07.1983–16.01.1998), возникла прослойка, называемая «зелёным капиталом»1. Эта прослойка положила свой глаз на деньги консервативных экспатриантов и переселенцев, живущих в Европе, которые не желали вкладывать свои деньги под проценты, потому что это было харамом, но к тому же нельзя было сказать, что они были очень искусными в вопросе инвестирования. Таким образом, этот процесс «зелёного капитала», начатый в начале 80-х годов, продолжался до экономического кризиса, который разразился в Турции в 2001 году. Хотя это частично продолжилось и в более поздние годы, волна «зелёного капитала» была уже не такой сильной, как в 80-х и 90-х.

Мы вынуждены вкратце затронуть краткую историю экспатриантов в Европе и формирование «исламских» неправительственных организаций, поскольку это стало вопросом, который относится к сфере деятельности «зелёных капиталистов». По нашему мнению, не может быть совпадением, что религиозные структуры в Европе существовали параллельно с политическим движением Эрбакана в 70-х годах, а также с образованием объединений вокруг так называемого «зелёного капитала».

Прибытие мусульман-турок и курдов в Европу датируется 1961 годом. Многими европейскими странами было подписано соглашение с Турцией о найме рабочей силы, в которой Европа нуждалась, чтобы сделать новый шаг к развитию впоследствии разрушений и дефицита рабочей силы из-за Второй мировой войны. В те времена Турция только образовалась, и народ постоянно сталкивался с переворотами и мучился от голода и невзгод. Мы также не должны забывать о давлении на мусульманский народ из-за его религиозных чувств. В результате, поскольку Турция не могла развиваться, экспатрианты, уехавшие на 2-3 года, стали говорить: «Останемся-ка мы ещё на 6-7 лет», — и этот процесс так и продолжался. Затем, в 1967 году, эмигранты открыли в Берлине свою первую мечеть, которую они назвали «Мехмет Акиф». Благодаря этой мечети были также заложены основы «Национального видения» в Европе. Сначала они были организованы под названием «Турецкий союз». Затем, в 1977 году, они переименовались в «Исламский союз» (Union Islam).

Позже, в 1985 году, они продолжили свою деятельность под названием «Европейская организация национального видения» (Avrupa Milli Görüş Teşkilatı, AMGT). Окончательную форму он получил в 1994 году как «Исламское сообщество Milli Görüş» (İslâmische Gemeinschaft Milli Görüş, IGMG). Между тем, в 1984 году, помимо «Национального видения» при поддержке турецкого государства был создан и продолжал свою деятельность «Турецко-исламский союз по делам религий» (Diyanet İşleri Türk İslam Birliği, DITIB). Поскольку институтом, в котором зацикливался «зелёный капитал», был «IGMG», мы концентрируем своё внимание в данной статье именно на нём.

Десятки холдингов, таких как «Jet-Pa», «Kombassan» и «Yimpaş», которые возникли в конце 80-х годов в европейских странах, в особенности в Германии, в которых проживали турецкие иммигранты, собирали огромные суммы денег от людей, консервативно придерживающихся традиций и религии, через обещания о высокой прибыли, которая могла достигать 30–40%. При этом они в особенности активно использовали центры организаций «IGMG». В те дни не было подозрительным видеть в мечетях сотрудников в костюмах и с сумками в руках, набитыми деньгами. Значительная часть этих компаний пострадала после экономического кризиса 2001 года и либо обанкротилась, либо оказалась на грани банкротства. Граждане, которые не смогли вернуть ту сумму, которую они вкладывали, и считавшие себя «обманутыми», так же сильно пострадали.

По данным различных источников, предполагается, что около 30 миллиардов долларов, уплаченных 1 миллионом турецких и курдских иммигрантов в течение почти 20 лет, были потеряны из-за исчезновения «мошенников» и закрытия холдингов. Хотя судьба всех этих выплат неизвестна, жертвы разорённых холдингов жалуются, что до сих пор не получили серьёзной поддержки от правительства «Партии Справедливости и Развития» (ПСР). Во время визита премьер-министра Эрдогана в Германию в мае 2006 года президент «Европейской ассоциации солидарности турок» Мухаммед Демирджи и сотрудница этой ассоциации потребовали «решения проблемы жертв холдингов, а также возмещения их ущерба», на что Эрдоган сделал следующее шокирующее заявление: «Цифры, которые вы используете, крайне нескладны. Говорится об «1 миллионе человек, которые дали деньги». Этот миллион людей, отдавая деньги, какие удостоверяющие документы получал? Имеют ли эти документы юридическую силу? Не будем поддаваться эмоциям. Ведь тем, кто получал 30-35%, а порою даже 40% прибыли, это нравилось! И такие дни тоже были, и я в курсе и о них. В то время как нигде в мире процентная ставка не превышала 6-7%, тут она составляла 40%».

Этим заявлением Эрдоган намекнул, что он снял с себя рубашку «Партии Благоденствия», в которую был облачён в прошлом, но также подчеркнул начало нового процесса и, упомянув о процентах, отметил, что люди привыкли получать прибыль от ростовщичества (риба) через «зелёный капитал». На самом деле, нетрудно понять, что он также хотел передать некоторые другие послания, упомянув, что те процентные ставки были очень высокими по сравнению со ставками того периода и что они оформлялись через неофициальные каналы. Эти сообщения можно интерпретировать как отсылку к образованию десятков так называемых «исламистских» компаний и холдингов, как «Cengiz», «Limak», «Kolin», «Albayraklar», «Sancak» и других, в том числе — и «Ассоциации независимых промышленников и предпринимателей» (Müstakil Sanayici ve İşadamları Derneği, MÜSİAD), которая в период Эрдогана разрослась и укрепилась в десятки раз.

Ведь на виду тот факт, что «MÜSİAD», основанная 9 мая 1990 года в Стамбуле, на самом деле создавалась в качестве конкурента «Турецкой ассоциации промышленности и бизнеса» (Türk Sanayicileri ve İşadamları Derneği, TÜSİAD), которая представляет светский, кемалистский сегмент и была основана в Стамбуле в 1971 году. Другими словами, можно сказать, что в то время как «TÜSİAD» представляет европейскую (британскую) идеологию и ментальность, «MÜSİAD» является отражением идеологии США. Учитывая, что США хотят контролировать исламистскую прослойку через Эрдогана, следует остерегаться усиления (возрождения) «ПСР». Для усиления «ПСР» был необходим экономический шаг. Одним из таких шагов стало удаление 6 нулей в турецкой лире в январе 2005 года. Опять же, одним из вопросов, которые Эрдоган озвучивал в течение многих лет, был разрыв (для галочки) отношений с МВФ, который является одним из экономических инструментов США. В этом направлении Эрдогану необходимо было образовать или укрепить существующую группу богачей, на которую он мог бы положиться.

В то время как в 1990 году у «MÜSİAD» было 1100 членов, это число увеличилось до 1717 в 1995 году, до 4750 — в 2010 году и до 11000 — в 2018 году. За 28 лет количество членов «MÜSİAD» увеличилось в 10 раз, и эта организация предоставляет 1 миллион 600 тысяч рабочих мест. В 2006 году писатель-националист Энис Бербероглу в газете «Hürriyet» озвучил, что «MÜSİAD» и «TÜSİAD» были соперниками и что «ПСР» нужна была организация, подобная «MÜSİAD», чтобы интегрировать исламистскую секцию в господствующий в стране режим, следующим образом: «Насколько вырос исламский капитал? Например, стал ли он сопоставим с масштабами «TÜSİAD»? Скажем наперёд, «TÜSİAD» и «MÜSİAD» даже не сопоставимы. Несколько сотен членов «TÜSİAD» генерируют около 35% национального дохода. Оборот крупных компаний приближается к сотне миллиардов долларов. В противовес этому, знаете ли вы, какую ценность приносит «Ассоциация независимых промышленников и предпринимателей» («MÜSİAD») с её 2600 членами и 8 тысячами компаний? Всего 30 миллиардов долларов, или 10 процентов национального дохода. Это означает, что накопление капитала «TÜSİAD» в республике, который в шуточной форме известен в обществе как «Ассоциация мусульманских бизнесменов», в три раза больше, чем в «MÜSİAD», и представляет собою растущее число богачей Анатолии» («Hürriyet», октябрь 2006 г.).

«MÜSİAD» и «ПСР», к которым в те времена не относились серьёзно, в нынешнее время с каждым днём увеличивают своё присутствие в тяжёлой промышленности, СМИ, строительстве и подобных областях. Между тем, не следует забывать, что индивидуальные переводы осуществлялись из «TÜSİAD» и что бизнесмены «TÜSİAD» подавали сигналы нынешнему правительству в силу своих интересов. Ведь лучшим примером этому может служить Трамп, один из самых известных бизнесменов мира, являющийся главой США. Трамп смотрит на мир как на рынок и использует свою политическую власть, чтобы получить максимальную долю выгоды на этом рынке. Вот почему мы на протяжении многих лет слышим термин «экономическая война». Эта ситуация, которая носит глобальный характер, так же применима к национальным границам, а значит — и к бизнесменам, связанным с «TÜSİAD». Эрдоган, который присутствовал на ифтаре, организованном внутренними силами безопасности в мае 2019 года, выразил эти отношения следующими словами: «Каким был доход на душу населения в Турции 17 лет назад и каков доход на душу населения в Турции сегодня? Какой экономический статус вы занимали тогда? И какой занимаете сегодня? Насколько сильно выросла одна только ваша компания с того дня? Насколько сильными стали ваши друзья? Разве вы выносите обсуждение в подобном ключе?!».

Картина исламского сектора сегодня находится в крайне прискорбном и ужасном положении. До настоящего времени, а на момент написания статьи — уже 2019 год, мы видим, что исламистская секция не отошла от риба (ростовщичества), а напротив, она более активно задействована в процентных операциях. Основными причинами этого были заявления политиков, которых мусульмане взяли себе в качестве примера, относительно процентов и характера деятельности так называемых «исламских компаний», которых они поддерживали. Приведём несколько примеров, связанных с этим. Эрдоган сделал следующее заявление на 13-й Очередной Генеральной ассамблее «MÜSİAD», которая проходила в 2004 году с участием консервативного мусульманского сегмента: «В течение многих лет существовало понимание: «Мы упраздним проценты в тот день, когда придём к власти». В те времена, к сожалению, мы наивно и ошибочно думали так! Но реальность мира далеко не такова». А теперь давайте посмотрим на сумму бюджета, которая пошла на проценты в течение года, в период правления Эрдогана. Цифры показывают, что сумма не уменьшилась, а наоборот, увеличилась. Тот факт, что сумма бюджета, пошедшая на выплату процентов, которая в 2003 году составляла 58 миллиардов турецких лир, увеличилась до 121 миллиарда турецких лир в 2019 году, показывает нам, что Эрдоган по-прежнему считает проценты «мировой реальностью».

Опять же, заявления о «кредитных ставках» премьер-министра и председателя «ПСР» Ахмета Давутоглу, одной из важных фигур в истории «ПСР», на встрече «Новой Турции» 5 мая 2015 года были крайне шокирующими: «В 2002 году ставка по кредитам составляла 56%, 12% из которых субсидировались, а торговцам кредит выдавался под 47%. Сейчас же субсидирование составляет 50%, а ставка по кредиту упала до 4-5%. В 2002 году число наших торговцев, использующих процентные ссуды, составляло около 63 тысяч человек, и оно постепенно сокращалось. Теперь же 317 тысяч торговцев воспользовались кредитами за прошедший год. Всего за наш период правления кредитами воспользовались 1 миллион 100 тысяч торговцев. Пусть будет приятным использование халяльной части этих денег. Да приумножит Аллах число и изобилие этих денег. Общая сумма кредита составляла 153 миллиона (153 триллиона в старых деньгах) в 2002 году, а в 2014 году было использовано 12,5 миллиарда (12 с половиной квадриллионов в старых деньгах). Она увеличилась в 81 раз. Это и называется баракятом!». Даже этого заявления достаточно, чтобы показать, насколько ужасна картина. Самое странное — то, что в данном заявлении Давутоглу использует исламские дискурсы, такие как: «Пусть будет приятным использование халяльной части», «да приумножит Аллах число», «да приумножит изобилие», «это и называется баракятом».

Мы можем привести ещё много подобных примеров, но нам кажется, что и вышеприведённых вполне достаточно, чтобы продемонстрировать дискурсы и поведение политиков. Теперь давайте попробуем понять, как это восприятие распространилось среди мусульман с течением времени и как мусульмане приняли понимание о том, что процентное кредитование, которое является большим харамом, — это обычное явление. Если мы рассмотрим проблему с точки зрения психологии, то обнаружим следующее: когда мы спрашиваем учителей религии и людей, знающих религию, почти никто из них не скажет, что «ростовщичество — халяль». Ведь хукм касательно данного вопроса ясен, а степень харама всем известна. Всевышний Аллах нигде в Коране не использовал следующие обороты, которые говорятся в вопросе риба:

يَٰٓأَيُّهَا ٱلَّذِينَ ءَامَنُواْ ٱتَّقُواْ ٱللَّهَ وَذَرُواْ مَا بَقِيَ مِنَ ٱلرِّبَوٰٓاْ إِن كُنتُم مُّؤۡمِنِينَ ٢٧٨ فَإِن لَّمۡ تَفۡعَلُواْ فَأۡذَنُواْ بِحَرۡبٖ مِّنَ ٱللَّهِ وَرَسُولِهِۦۖ

«О те, которые уверовали! Бойтесь Аллаха и не берите оставшуюся часть лихвы, если только вы являетесь верующими. Но если вы не сделаете этого, то знайте, что Аллах и Его Посланник объявляют вам войну» (2:278,279).

Другими словами, фраза «война против Аллаха и Его Посланника» используется только в вопросе запрета ростовщичества. Несмотря на эти факты, практически ни один коммерсант или гражданин не может заниматься предпринимательством, приобретать жильё или автомобиль, не воспользовавшись ссудой. Мы можем резюмировать причины этого следующим образом. Система полностью разрушила доверие людей друг к другу, чтобы предоставлять друг другу беспроцентные займы. Люди не доверяют даже самым своим близким. Помимо этих негативных фактов люди испытывают нехватку финансовых средств, а безработица достигла крайних пределов. Человек, который хочет заняться торговлей, вынужден взять ссуду из-за отсутствия у него наличных денег, и, таким образом, он впадает в порочный круг, из которого не может избавиться почти всю жизнь, совершив данную ошибку. Чтобы данный порочный круг продолжал вращаться, человека каждый раз снова втягивают в кредитное болото.

Человек, вынужденный платить высокую арендную плату, обманывается ссудой и попадается на уловку «обзаведись жильём, как будто ты оплачиваешь аренду», и таким образом он снова застревает в кредитном болоте. Эти и подобные им случаи сейчас рассматриваются как нормальные или даже обязательные почти для всех в обществе. На самом деле среди тех, кто так поступает, есть даже люди, которые совершают намаз и постятся. Многие из них знают и соглашаются с тем, что совершают харам, но заявляют, что берут так называемое «исламское» правительство (как администрацию Эрдогана) в качестве примера для себя и утверждают, что эти займы необходимы для укрепления экономического положения. Например, в результате плохой экономики в последние два года повышение процентных ставок банков привело к тому, что люди не могли получать ссуды. С другой стороны, увеличилось количество людей, которые положили свои деньги в банки для получения процентной выгоды. На эти накопленные деньги банки выдают ссуды крупным компаниям и даже государству с высокими процентными ставками. Это, конечно, в определённой степени происходит в интересах государства. Однако в то же время, когда покупательная способность людей снижается, это наносит ущерб средним и мелким торговцам. При снижении процентных ставок по кредитам, особенно по кредитам на недвижимость, люди нередко говорят: «Ох! Можно и вздохнуть с облегчением». Все эти тенденции так или иначе побуждают людей брать ссуды.

В результате мы стали свидетелями того, как политики манипулируют мусульманами с помощью «исламских дискурсов» как в процессе становления «зелёного капитала», так и в процессе создания собственной прослойки богачей с помощью «исламских» компаний и холдингов. Мусульмане и благочестивые религиозные люди всё больше оказываются втянутыми в болото от рук этих персон, не говоря уже о том, чтобы полностью избавиться от харамов.

Да дарует Аллах мусульманам сознательность и проницательность, чтобы увидеть эти истины! Да защитит Аллах нас, мусульман, от всяческих уловок и ловушек капиталистической системы! Аминь!

 

Мехмет Айдын
10.12.2019

1. Зелёный капитал (тур. — Yeşil sermaye) — устойчивое выражение в Турции, которое подразумевает капитал, заключённый в руках придерживающихся религиозных принципов мусульман, который представители капитализма в Турции желали заполучить, но не могли сделать это через инструменты риба.