09
Вс, дек

Единение мусульманских стран (10.05.1963 г.)

Ответы на вопросы
Инструменты
Типография
  • Маленький Меньше Средний Больше Большой
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

بسم الله الرحمن الرحيم

Единение происходит в двух формах: в первом, когда мусульманские регионы находятся в составе одного государства, подвергающегося попыткам раскола, и во втором — когда мусульманские страны разделены между собой, и возникает стремление объединить их в одно государство.

В первом случае единство регионов обеспечивается путём предотвращения их разделения, как об этом указывается в хадисах:

إِذَا بُويِعَ لِخَلِيفَتَيْنِ فَاقْتُلُوا الْآخَرَ مِنْهُمَا

«Если будет дан байат двум халифам, то второго из них убейте»,

ومَنْ بَايَع إِمَامًا فَأَعْطَاه صَفْقَةَ يَدِهِ، وَثَمْرَةَ قلْبِهِ، فَلْيُطِعُه إِن اسْتَطَاع، فَإِن جَاء آخَرُ يُنَازِعُه فَاضْرِبُوا عُنُقَ الآخَرِ

«Кто со всей искренностью дал присягу Имаму на верность, пусть проявляет послушание ему. Если же объявится другой халиф, претендующий на Халифат, то отрубите ему голову!»,

مَنْ أَتَاكُمْ وَأَمْرُكُمْ جَمِيعٌ عَلَى رَجُلٍ وَاحِدٍ يُرِيدُ أَنْ يَشُقَّ عَصَاكُمْ أَوْ يُفَرِّقَ جَمَاعَتَكُمْ فَاقْتُلُوهُ

«Если к вам придёт некто, желая разрушить ваше единство и разделить вашу общину, в то время как все вы находитесь под началом одного человека, то убейте того, кем бы он ни был»,

فُوا بِبَيعَةِ الأَوَّلِ فالأَوَّلِ

«Будьте верными присяге первого и затем первого».

Все эти хадисы ясным текстом (мантук) говорят об обязательности сохранения единства государства. Эта форма является первоосновой для понятия единства.

Во второй форме мусульманские страны представляют собой многочисленные государства (как это обстоит сегодня) — их единение происходит путём слияния в одно государство и прекращения разрозненного состояния между ними. Эта форма имеет два сценария:

* Один из них заключается в том, что две или более стран приходят между собой к согласию об объединении в одно государство.

* Второй сценарий — когда одно государство устраняет независимые образования, включает их в свой состав и полностью поглощает их,

— либо путём переговоров и взаимного согласия,

— либо путём войны.

Вышеупомянутые хадисы так же указывают и на это, т.к., исходя из их смыслового понимания (мафхум), обязательным является восстановление единства мусульманских стран в случае их раскола. Таков шариатский закон о единстве, а для его воплощения в нынешних реалиях мусульманских стран, как видно, подходит вторая форма единения мусульманских государств. Ведь до непосредственного упразднения Халифата существовала реальность независимых политических образований от Исламского Государства, а после его упразднения все мусульманские страны превратились в Дар уль-куфр и разделились на более чем двадцать государств, княжеств и шейховладений.

Поэтому способ их единения может быть достигнут либо путём согласия двух или более стран, либо если одно из них, вооружившись идеей о единстве, станет её воплощать в жизнь посредством переговоров или военных действий. Таковы нынешние реалии единения в отношении мусульманских стран — или по соглашению между двумя или более странами, или же если одна страна устремится к тому, чтобы присоединить и полностью поглотить остальные.

Говоря о мусульманских странах, существующих сегодня, следует отметить, что они:

— либо находятся под прямым правлением неверных государств,

— либо под их влиянием,

— есть и те, кто не подчиняется ни правлению, ни влиянию неверных.

Тем не менее, во всех мусульманских странах претворяется ничего общего с Исламом не имеющая политическая система, в жизни существует власть неверия и не практикуется Шариат. Так, деятельность по единению будет одной из трёх неотделимых друг от друга следующих действий, т.к. шариатский закон, касающийся сложившихся реалий, говорит об:

— обязательности освобождения из-под власти неверия или избавления от его влияния,

— требует установления исламского правления в мусульманских странах,

— и обязывает объединить мусульманские страны в одно государство.

Поэтому нужно осуществлять все эти три действия в ходе единения. Эта деятельность не может охватывать одно без другого, потому что обеспечение единства неразрывно связано с вопросом освобождения так же, как и с исламским правлением. Метод единения (или шариатский закон касательно того, как выполнить три данных действия) будет следующим:

* если страна прямо или косвенно управляется неверным, как, например, Аден (Британский Протекторат Аден, с 1963 г. — Йемен) и Ливан, находящиеся под прямым управлением, или как Бахрейн и Катар — под косвенным, то их необходимо освободить от неверных либо прежде единения, либо посредством объединения. В случае, если единение происходит путём достижения согласия и консенсуса, то нельзя соглашаться на такое единство с этой страной, не избавившись от власти неверного. Освобождение от власти неверного — это основное условие для объединения, т.к. государству, свободному от власти неверного, запрещено предоставлять кяфиру власть над собой и соглашаться с тем, чтобы он имел власть над мусульманами. Посланник (с.а.с.) сказал:

الإِسْلاَمُ يَعْلُو وَلَا يُعْلَى عَلَيْهِ

«Ислам возвышается над всем остальным, и ничто — над ним».

Передача власти неверному над мусульманином ставит Ислам ниже него, что является харамом. Аллах Тааля сказал:

 ۗ وَلَنْ يَجْعَلَ اللَّهُ لِلْكَافِرِينَ عَلَى الْمُؤْمِنِينَ سَبِيلًا

«Аллах не откроет неверующим пути (управы) против верующих» (4:141).

Вывод из этого аята делается следующим образом: «Путь (управа) против кого-либо» означает «власть над кем-либо». Выражение «у меня нет на тебя пути (управы)» имеет смысл «я не могу тобой совладать, контролировать». «Не дать путь (управу)» означает «лишить власти» и «не дать возможности подчинить человека управлению» — что является самым наглядным примером того, когда кто-то получает путь (управу) против другого. Поэтому аят запретил власть неверного над мусульманином, запретив ему путь против мусульманина (управу над ним). Кроме того, Аллах приказал подчиняться мусульманскому правителю и вернуть на его рассмотрение решение жизненных дел. Аллах сказал:

أَطِيعُوا اللَّهَ وَأَطِيعُوا الرَّسُولَ وَأُولِي الْأَمْرِ مِنْكُمْ ۖ

«Повинуйтесь Аллаху, повинуйтесь Посланнику и обладающим властью среди вас» (4:59), —

а также:

 وَلَوْ رَدُّوهُ إِلَى الرَّسُولِ وَإِلَىٰ أُولِي الْأَمْرِ مِنْهُمْ لَعَلِمَهُ الَّذِينَ يَسْتَنْبِطُونَهُ مِنْهُمْ ۗ

«А если бы они вернули его (дело, безопасное или опасное) к Посланнику и обладающим властью среди них» (4:83).

Слова «среди них» во втором аяте означают «среди мусульман» и понимаются так, что кроме мусульман никому не подчиняются и нельзя предоставлять немусульманину власть. Имеется в виду, что кяфир не бывает правителем, ведь если ему нельзя подчиняться и «вернуть дело», а эти два обстоятельства являются прерогативой власти и без них не бывает власти, следовательно, немусульманину не дано иметь власть. Всё это доказывает, что нельзя, чтобы у неверного была власть над мусульманином. Помимо этого, при принятии свидетельства Аллах возложил условие для свидетеля быть мусульманином. Аллах сказал:

 وَأَشْهِدُوا ذَوَيْ عَدْلٍ مِنْكُمْ

«Призовите свидетелями двух справедливых мужей из вас» (65:2).

Следовательно, это же условие в первую очередь должно относиться и к правителю. На основании этого освобождённые от власти неверных мусульманские страны не могут объединяться с мусульманскими странами, прямо или косвенно подчинёнными управлению неверных.

* Если государство непосредственно управляется мусульманином законами куфра, находясь под влиянием неверного государства, как, например, Иордания, то его надо освободить от этого влияния прежде единения или же посредством него. Даже если единение состоится путём союза и взаимного согласия, нельзя идти на него с таким государством, не избавив его от влияния неверного государства, что считается главным условием перед вопросом единения.

Потому что нахождение в целом страны под влиянием неверного государства позволяет последнему иметь контроль над страной, а подчинение правителя даёт неверному государству контроль лично над ним. В обоих случаях имеется вред для мусульман и для власти мусульман. Единение освобождённой страны со страной, которая находится под влиянием неверного государства, подвергает освобождённую страну влиянию неверного государства, что является запретным, т.к. в этом есть вред для мусульман и для власти мусульман, и это является харамом согласно словам Посланника (с.а.с.):

لاَ ضَرَرَ وَلاَ ضِرَارَ

«Не позволяется причинять вред ни себе, ни другим».

Поэтому и единение освобождённой страны со страной, подчинённой влиянию неверного государства, запретно, т.к. в этом кроется вред для мусульман и их власти. Неуместно утверждать об обязательности объединения (фард) как такового, ведь от такого фарда наносится вред мусульманам! Любые обязательства, возложенные Аллахом, будь то фард, мандуб или мубах, становятся запретными, если их исполнение наносит вред*. Посланник (с.а.с.) запретил пользоваться водой из колодца племени Самуд, хотя запрет не касался воды в целом (и она продолжала оставаться дозволенной). Под запрет Пророка (с.а.с.) попала вода исключительно племени Самуд. Таким же образом единение между освободившейся страной и страной, подчинённой влиянию неверного государства, наносит вред, поэтому единение с ней, именно с этой страной, запретно, но, тем не менее, вопрос объединения остаётся фардом.

Говоря о том, каким образом неверное государство осуществляет своё влияние на мусульманскую страну, то, наблюдая факты и изучая реальность, становится очевидным, что влияние неверного государства может оказываться:

а) на саму страну,

б) только на правителя,

в) или же на обоих вместе.

а) Влияние на страну осуществляется двумя путями:

первый — ресурсы власти (инструменты, позволяющие правителям удерживать и сохранять свою власть — прим.), такие как армия, полиция, судебная система и парламент, находятся в руках неверного государства, чьи агенты имеют влияние в ключевых кругах, как, например, обстоит дело в Иордании, Ливане, Кувейте, Алжире, Судане, Ливии и тому подобное.

И второй — экономика и финансы находятся в руках неверного государства, которое не только контролирует предоставление кредитов, но и распоряжается этими средствами, скрыто или демонстративно назначает своих руководителей или агентов над экономикой мусульманской страны, как это происходит в Египте и Пакистане. В обоих случаях страна подвергается влиянию неверного государства и подчиняется ему, например, если существует политический договор с неверными, как это было ранее с Иорданией, или договор по безопасности и обороне, как это имеет место сегодня в Кувейте.

б) Что же касается влияния неверного государства непосредственно на мусульманского правителя, то это происходит, когда правитель является агентом неверных, как правители в Египте, Ираке, Саудовской Аравии, Алжире, Ливии, Иордании, Ливане, Марокко и тому подобных. Марионеточные правители предоставляют неверному государству контроль над собой и, следовательно, влияние над страной, в которой правят. Так благодаря им неверные могут контролировать внутреннюю и внешнюю политику страны и делать с ней то, что хотят. Однако следует знать, что существование агентов в стране ещё не означает влияние государства, марионеткой которого они являются, напротив, их приход к власти предоставляет неверным такое влияние.

В Сирии, например, есть агенты Англии и агенты Америки, но ни одна из них не имеет никакого влияния, за исключением тех случаев, когда их агенты находятся у власти, а когда они теряют власть, теряется и их влияние. Поэтому Америка имела влияние в Сирии, когда существовала Объединённая Арабская Республика (союз двух стран — Сирии и Египта в 1958 г.), а когда распалась ОАР и закончилось правление Абдель Насера — Америка потеряла влияние. В связи с этим аналогично, когда английские агенты пришли к власти, Англия получила влияние, а с их уходом из власти потеряла его. Лишь одно наличие агентов не предоставляет влияния неверному государству, напротив, нахождение агента у власти, т.е. наличие правителя-агента, предоставляет влияние неверному государству. Поэтому, когда агент лишается власти или отказывается быть агентом, тогда соответствующее государство теряет влияние на страну.

Таким образом неверное государство заполучает влияние — либо подчиняет себе страну, либо ставит во власть этой страны своих агентов или же превращает её правителей в своих агентов. Говоря о законе Шариата относительно этих двух положений, необходимо отметить, что единение со страной, не подчинённой неверному государству, является дозволенным, даже если правитель — это агент неверного государства, т.к. его марионеточность не имеет официальной связи (посредством политических договоров — прим.); скорее, это личная связь, и в основе его прихода к правлению лежит то, что власть по-прежнему принадлежит Умме. В этом случае свержение данного правителя или его отказ от раболепства перед неверным государством не будет считаться противоречием, т.к. единение происходит с государством, а не с правителем.

Само государство здесь не подчиняется неверному, поэтому единение с ним является дозволенным, однако при его достижении необходимо действовать над тем, чтобы положить конец марионеточности правителя или же устранить его от власти. Тем не менее, это не выступает условием для единения, а, скорее, необходимым обстоятельством для него. Необходимо проводить оба действия (обеспечить единство и решить проблему с правителем — прим.) и, пользуясь тем, что было достигнуто раньше, продолжать работать над осуществлением второго.

Что касается страны, подчиняющейся кяфирскому государству (а это значит, что ресурсы власти находятся в руках неверных; либо государство неверных господствует над экономикой страны, или же страна привязана к неверному государству посредством политических и оборонных соглашений), то единство с такой страной не является дозволенным, за исключением освобождения страны прежде единения или же посредством него, в связи с тем, что всего лишь устранение правителя не отделит страну от неверного государства, т.к. оно держит в своих руках ресурсы власти, финансы, экономику этой страны, а имеющиеся международные обязательства посредством заключённых соглашений концентрируют гегемонию неверного и предоставляют ему контроль над страной и её властями, пусть даже не являющимися агентами. Так, уход короля Хусейна и всей семьи Хашимитов от правления не избавили Иорданию от англичан, продолжающих удерживать в руках ресурсы власти и, следовательно, всю страну, независимо от того, кто стал правителем.

Уход Абдель Насера не отделил Египет от Америки, потому что она контролирует экономику этой страны, которая остаётся в её руках при любом правителе. Уход короля Абдуллаха ас-Салема и всей династии ас-Сабах не вывели Кувейт из-под влияния Англии, т.к. соглашения, имеющегося у неё, достаточно, чтобы в любой удобный момент иметь возможность при международной поддержке оккупировать Кувейт. Что касается правителей-агентов Америки, например, в Ираке, то с их уходом Америка потеряла там влияние.

Так, в отношении каждой страны, подверженной влиянию неверного государства, учитывается форма влияния. Если под влиянием находится страна, то единение с ней разрешено только после её освобождения до единения или посредством него. Если же под влиянием находится правитель-агент, а не страна, то допускается единение с ней, пока сохраняется власть в руках Уммы, потому что это лишает его возможности оставаться агентом неверного государства и обязывает его отказаться от этого. Поэтому разрешается единение Сирии с Ираком, даже если правители Ирака являются агентами Америки, потому что их марионеточность — не на официальном уровне, а представлена в личных отношениях. Однако нельзя объединить Сирию с Египтом, потому что последний зависит от Америки, контролирующей его экономику. Аналогично единство не может быть обеспечено между Сирией и Иорданией в связи с тем, что страна подчинена Англии посредством ресурсов власти, находящихся в её руках.

Всё это с точки зрения единения (обеспечения единства). Если же говорить о правлении по Исламу, то здесь не является условием то, чтобы страна, подчиняющаяся неверному государству, как, например, Иордания и Египет, сначала освободились от влияния неверных, а потом имела возможность осуществить исламское правление, как это дело обстоит с вопросом единения, когда прежде требуется освобождение страны от влияния неверных. Напротив, допускается сценарий сначала исламского правления, а затем освобождения от влияния неверного государства, которое произойдёт вследствие правления по Исламу. Ведь цель исламского правления заключается в том, чтобы власть принадлежала Исламу, а не просто претворялся Шариат.

Всего лишь применение Ислама (а это, когда судьи, например, издают шариатские решения и люди обязаны их исполнять) — это и так обязанность мусульман, независимо от того, находятся ли они под влиянием неверных или под их прямым или косвенным управлением, т.к. от мусульман требуется соблюдение законов Ислама в любом случае. А когда их оккупирует неверный, то мусульмане должны выбрать того, кто претворит над ними Шариат. Цель претворения Ислама — предоставить ему власть. И всё это (ранее рассмотренный закон о единении и закон о предоставлении власти Исламу) входит в вопрос единения, которое может быть достигнуто путём соглашения двух и более государств (первый сценарий из второй формы единения).

Что же касается пути присоединения одним государством остальных (второй сценарий из второй формы единения), когда возникает необходимость прибегнуть к военной силе и взятию территорий, сюда же можно отнести спецоперации по смещению правительств, дестабилизации обстановки и поднятию революций внутри страны, то всё это становится дозволенным во всех формах, т.к. применение силы и военные действия призваны устранить гегемонию неверных, вырвать из их рук ресурсы власти, положить конец их контролю над экономикой. Также возможен путь переговоров, но при этом в их основе должно выступать устранение влияния неверного государства с данной страны, как это произошло с Западным Ирианом (Западная Новая Гвинея), перешедшим от Нидерландов в состав Индонезии. Это касается страны, которой прямо или косвенно управляет неверный, а также страны, находящейся под влиянием неверного государства.

* Говоря же о мусульманской стране, в которой правит мусульманин, где нет влияния неверного государства и в которой претворяется система куфра, такой как Турция, Афганистан или Йемен до переворота американского агента Абдуллаха ас-Саляля, то единение с ним является ваджибом при том, что нет никаких шариатских ограничений для этого единства на данный момент. Здесь нельзя говорить о том, что Турция подчиняется американской гегемонии через крупные кредиты и военных советников, поскольку кредиты сами по себе не обеспечивают в стране такое влияние, которое могло бы препятствовать единению с ним. То, что концентрирует чужое влияние и препятствует единению — это господство над экономикой страны посредством экспертов или созданием условий, обеспечивающих данное господство, а этого в Турции нет.

Касательно военных экспертов, то они не имеют контроля над ресурсами власти, а имеют влияние в определённой сфере, касающейся НАТО. Положение Турции с Америкой — такое же, как положение Италии с Америкой или Англии и Франции с Америкой, и это — вопрос альтернативы, которую выбирают правители согласно своим внешним интересам, а не навязанное обстоятельство. Также нельзя сказать о том, что в Турции находятся американские военные базы. США размещали ракетные базы, а потом сворачивали их (в зависимости от обстоятельств), ведь даже наличие баз в определённой стране не позволяет им концентрировать своё влияние так, чтобы препятствовать единению с ней. Вот, Куба, где расположена огромная военная база США, однако это не помешало Фиделю Кастро объявить вражду против Америки.

Всё американское в Турции — это вопрос альтернативы, и оно может быть устранено в любой момент, и это вполне здоровая ситуация, как с точки зрения международной политики, так и с точки зрения самостоятельности страны; здесь речь идёт только лишь об избрании страной неверного курса, не более. На основании этого нет никаких шариатских препятствий для единения с Турцией, Ираком и Афганистаном, потому что эти страны не подчиняются неверным государствам, однако есть шариатское препятствие единению с Египтом или Иорданией, поскольку это нанесёт вред в связи с тем, что Америка влияет на Египет, а Англия — на Иорданию.

Подводя итог, мусульманская страна, свободная от правления и влияния неверных, как Турция, Сирия, Ирак, Афганистан, а также страна, которая напрямую правится со стороны неверных, такая как Ливан и Аден — недопустимо их объединение. Освобождённая страна не может объединяться с несвободной от власти неверного страной. Подобного рода объединения недопустимы. Тем более, когда в результате такого объединения свободная страна подводится под правление и подчинение неверному. Такое единение недопустимо.

Что качается единения мусульманской страны (свободной от правления и влияния неверных) со страной, которая управляется мусульманином, но находится под влиянием неверного государства, такой как Ирак, Иордания и Египет, то здесь нужно учитывать следующее: если влияние неверного государства осуществляется через его правителя-агента, то единение с такой мусульманской страной дозволено, даже при условии, что агент останется у власти, в связи с тем, что власть здесь по-прежнему продолжает оставаться в руках Уммы, а значит, этот агент будет свергнут или же откажется от своей марионеточности, а также в связи с тем, что она является не официальной связью, а личной.

Но если влияние неверного государства происходит путём подчинения мусульманской страны, как, например, через контроль над ресурсами её власти — над армией, полицией, судебной системой, парламентом, или же посредством влияния на экономику страны, или есть политические соглашения о предоставлении защиты и обороны, то в таком случае единение с такой страной не дозволено — необходимо освободить её от влияния государства неверных прежде единения или же в процессе него.

Если же речь идёт о слиянии двух стран, которые находятся под властью одного неверного, как, например, Бахрейн и Катар, или под влиянием одного неверного, как Иордания и Кувейт или как Саудовская Аравия и Египет, или же каждая из стран находится под влиянием двух различных неверных государств, как Кувейт с Саудовской Аравией, или Иордания с Египтом, то единение между этими двумя мусульманскими странами в таком случае должно проходить параллельно с деятельностью по их освобождению.

Здесь нужно работать как над единением, так и над освобождением, и пользуясь тем, что произойдёт раньше, продолжить работать над осуществлением второго. Это так по причине того, что оставаться под властью неверных является харамом, а обеспечить единство — фардом. Но в данном случае исполнение одного не является условием для осуществления другого, как это обстоит при единении освобождённой страны со страной, находящейся под властью или влиянием неверных. Запрет на власть и влияние неверного является условием единения, поэтому нужно освободить страну для единения с ней.

Остался вопрос объединения двух стран, одна из которых находится под правлением неверного, а другая — под влиянием неверного, как, например, Катара с Иорданией. Единение между ними допустимо только после освобождения от власти неверного, напрямую или косвенно управляющего страной, или когда освобождение страны от власти неверного происходит в процессе единения. Потому что такое единство подводит освобождённую страну под власть неверного и подчиняет её ему, а подчинение власти неверного хуже подверженности его влиянию или укреплению власти неверного в этой стране с согласия мусульман. В обоих случаях кроется вред от такого единения, которое пусть даже и является фардом, однако оно наносит вред мусульманам. В связи с этим оно будет расцениваться запретным, т.к. любое постановление, которое Шариат требует исполнить, если наносит вред, то является харамом.

Таков шариатский закон относительно того, как совершить единение мусульманских стран, или, говоря иначе, это — метод их единения. Он неразрывно связан с освобождением и правлением по Исламу. Так, Посланник Аллаха (с.а.с.) до присоединения Йемена, когда его население приняло Ислам и подчинилось власти Ислама (на тот момент Йемен продолжал оставаться под влиянием персов), оставил во власти их правителя Базана, когда тот принял Ислам и порвал всяческие отношения с персами. В случае же с Таифом Посланник (с.а.с.), несмотря на желание установить власть Ислама, не принял условия жителей сохранить их идолов в течение трёх лет, года или месяца, и присоединил Таиф к Исламскому Государству, а также он (с.а.с.) настоял на разрушении идола Лата, совершении намаза и принятии ими Ислама целиком.


16 Зуль-Хиджа 1382 г.х.
10.05.1963 г.