01
Вт, дек

Турецко-греческий конфликт в Восточном Средиземноморье

Ответы на вопросы
Инструменты
Типография
  • Маленький Меньше Средний Больше Большой
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

Вопрос: Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу 8 октября 2020 года сообщил о достижении нового соглашения между Турцией и Грецией.

Министр в своих заявлениях сообщил о том, что он согласился со своим греческим коллегой Никосом Дендиасом провести предварительные переговоры между двумя странами. Это прозвучало в заявлениях после встречи с Дендиасом во время участия в Братиславском форуме по глобальной безопасности в Словакии. Он заявил о том, что Турция готова провести переговоры, а Греция пусть вносит предложения относительно даты (см. «Turkey Now» за 08.10.2020).

Прежде Турция сильно испортила отношения с Грецией и бросила последней вызов, отправив турецкие разведочные корабли в сопровождении с боевыми судами. В чём заключается суть кризиса между Турцией и Грецией? Какова реальность международных позиций относительно этого кризиса? Стоит ли за всем этим Америка, или это является самостоятельной инициативой Турции? Как можно объяснить вспыхнувшее вначале сильное обострение, которое, в конечном счёте, закончилось согласием с переговорами? Заранее благодарен Вам!

Ответ:

Турецко-греческий кризис следует рассматривать с точки зрения его причин и последствий на местном уровне, а также с точки зрения экономических и международных аспектов. Для точного понимания происходящего необходимо рассмотреть следующие вопросы, начиная с Лозаннского соглашения в первой четверти прошлого века:

Лозаннский мирный договор:

1 — Турция имеет самое длинное побережье на Эгейском море и в Восточном Средиземноморье, однако Лозаннское соглашение, подписанное 24 июля 1923 г. представителями преступника века Мустафы Кемаля от имени Великого национального собрания Турции (тур. Türkiye Büyük Millet Meclisi) в Анкаре, отделившегося от Халифата в Стамбуле, ограничило владения Турции на Эгейском море лишь побережьем, ибо большая часть островов в Эгейском море стала принадлежать Греции!

Это произошло, когда Мустафа Кемаль отправил своих представителей в город Лозанна на юго-западе Швейцарии к представителям государств Антанты с предложением о том, что отделившееся от Халифата в Стамбуле национальное правительство в Анкаре согласно подписать с ними, т.е. союзниками, соглашение, которое хотят от него последние. Так 24 июля 1923 года в Швейцарии было подписано Лозаннское соглашение между представителями Британии, Франции и других стран с представителями Мустафы Кемаля во главе с Исметом Инёню от имени правительства Великого национального собрания в Анкаре.

2 — В соглашении были упомянуты парадоксальные вещи, с которыми согласился Мустафа Кемаль и его представители.

— Статья № 12 гласит о том, что все или большая часть Эгейских островов принадлежат Греции, несмотря на то, что некоторые из них находятся в 600 км от материковой Греции, в то время как с материковой частью Турции они соприкасаются на расстоянии двух километров, как в случае с небольшим греческим островом, расположенном в Восточном Средиземноморье в 2 километрах от берега Турции — Меис, — который греки называют Кастельроссо (от итал. castello rosso — «красная крепость»), что недалеко от города Каш, Анталия. Этот договор даёт Греции законное право требовать от Турции не проводить разведку у турецкого побережья, поскольку это является исключительным правом Греции в соответствии с Лозаннским соглашением.

— Статья №15 гласит о том, что Турция отказывается в пользу Италии от всех прав и собственности на следующие острова: Стампалия (Астрапалия), Родос, Калки (Харки) и так далее.

— Статья № 20 гласит о том, что Турецкая Республика признаёт аннексию Кипра, провозглашённую британским правительством 1 ноября 1914 года.

— Статья №23 гласит о том, что «Высокие Договаривающиеся Стороны» соглашаются признать и провозгласить принцип свободы транзита и судоходства по морю и воздуху в мирное время (как и во время войны) в проливе Дарданеллы, Мраморном море и Босфоре.

Таким образом, Турция, имеющая самую длинную береговую линию в Восточном Средиземноморье, стала терять свободу передвижения вокруг островов в этих морях, о которых сегодня напомнил Эрдоган, назвав их «украденной голубой родиной». Он говорит об этом с сожалением в то время, когда над ними висит фотография преступника эпохи — Мустафы Кемаля, который с радостью пошёл на эти уступки в Лозанне. Но, несмотря на всё это и другое, Эрдоган даже не смеет словом укорить Мустафу Кемаля.

Напротив, он только заигрывает с чувствами турецкого народа, называя разведочные корабли в честь великих османских полководцев — Мухаммада аль-Фатиха или Сулеймана аль-Кануни, хотя политика этих великих лидеров отличалась от политики Эрдогана, как небо от земли. «Они должны понять, что Турция обладает политической, экономической и военной мощью, чтобы разорвать навязанные нам аморальные карты и документы. Мы готовы к любому развитию ситуации», — заявил Эрдоган и добавил, что его страна готова прояснить это «либо на языке дипломатии, либо на языке силы», пригрозив властям Греции болезненными последствиями (см «Al Jazeera Channel» за 05.09.2020).

Эрдоган полагает, что этого достаточно для возвращения турецких островов. Однако турецкий народ видел, как Греция, которая вряд ли обладает существенными вооружёнными силами, отправила своих солдат на остров Меис вопреки Лозаннскому договору, который гласит о том, что данный остров должен быть демилитаризованным. Тем не менее, Турция не ответила соответствующей силой на такое поведение Греции.

3 — Это соглашение стало предательской сделкой Мустафы Кемаля со своими союзниками, которую он заключил от имени Великого национального собрания в Анкаре. Британия не удовлетворилась этим и потребовала от него выполнения всех поставленных условий, в первую очередь — полного упразднения Халифата и признания Турции светским государством. Мустафа Кемаль согласился с этими условиями и на утро следующего же дня — 2 марта 1924 года — провозгласил упразднение Халифата и отделение религии от государства. В ночь этого же дня Мустафа Кемаль дал градоначальнику Стамбула приказ о выдворении халифа Абдуль-Маджида за пределы Турции до рассвета следующего дня. В сопровождении полицейских и солдат градоначальник отправился во дворец халифа посреди ночи и силой заставил халифа сесть в автомобиль, который увёз его через границу в направлении Швейцарии.

Спустя два дня Мустафа Кемаль собрал всех принцев и принцесс и депортировал их за пределы страны, отменил все религиозные должности, вакуфное имущество сделал собственностью государства, религиозные школы изменил на гражданские и передал под контроль министерства образования. Этим Мустафа Кемаль выполнил четыре условия, которые Керзон требовал от него, а именно: полное упразднение Халифата, изгнание халифа за пределы страны, конфискация его имущества и признание Турции светским государством, т.е. секуляризация государства. Лозаннский договор, который был заключён до упразднения Халифата, был подтверждён и реализован после упразднения Халифата. Таким образом, Лозаннский договор увенчался упразднением Халифата, признанием независимой светской Турции со стороны других государств и уходом англичан из Стамбула и черноморских проливов.

В то время один из депутатов палаты общин Великобритании выразил своё возмущение Керзону за признание им независимости Турции. В ответ Керзон произнёс свою известную фразу: «Дело в том, что с Турцией уже покончено. Ей больше не стать сильной как прежде, поскольку мы покончили с её мощью, которая олицетворялась в двух вещах: в Исламе и Халифате». Таким образом, англичане уничтожили Халифат и отделили Ислам от правления посредством Мустафы Кемаля против воли мусульман во всех окраинах земли в целом, и против воли мусульман в Турции — в частности. Таким образом, правление тем, что ниспослал Аллах, прекратило своё существование на земном шаре, а правление не тем, что ниспослал Аллах, а точнее — правление неверия и диктаторов, оказалось единственным правлением, полновластно управляющим всеми люди во всём мире!

Факторы пересмотра Лозаннского договора

С момента подписания представителями Мустафы Кемаля в швейцарском городе Лозанна этого договора, который ограничил владения Турции в Эгейском море и передал её острова и побережье во владения Греции, которая стала запрещать Турции проводить разведывательные работы, прошло около ста лет. Все эти годы Турция соблюдала договор. Что же сподвигло Турцию сейчас обострять ситуацию? Следящий за ходом дел обнаруживает, что за этим кризисом стоят два фактора; внутренний по причине сложившихся в Турции экономических обстоятельств и внешний при подстрекательстве США:

1 — Внутренний фактор:

а) Турция является энергопотребляющей и не добывающей энергоносители страной. Недавно её добыча нефти достигла 53000 баррелей в день (см. «Anadolu Agency» за 25.07.2020). Это очень маленькая цифра по сравнению с её потреблением в один миллион баррелей нефти в день (см. «Al-Araby Al-Jadeed» за 22.04.2020). Турция добывает около 475 миллионов кубометров газа и импортирует более 45 миллиардов кубометров газа (см. «Al-Jazeera» за 31.08.2020). Таким образом, Турция сталкивается с непомерными счетами за импортируемые ей нефть и газ, которые в 2019 году составили $41 млрд. по сравнению с $43 млрд. в 2018 году из-за относительно низкой цены на энергоносители во всём мире (см. «Turkish Daily Sabah» за 27.02.2020). Это фактор, который сильно отягощает турецкую экономику.

б) Турция находится между нефтедобывающими странами в арабском регионе, Ираном и Азербайджаном, а также между потребляющими нефть странами, то есть европейскими государствами. Многие свои энергетические стратегии она построила на основе того, что является «страной-коридором», а турецкий порт Джейхан стал портом для экспорта азербайджанской нефти и центром развязки трубопроводов, не последний из которых — это газопровод «Турецкий поток» для транспортировки российского газа в западную Турцию, а оттуда — в Европу, который был запущен 8 января 2020 года. Несмотря на транзитную пошлину, которую Турция взимает, будучи государством энергетического коридора, тем не менее, счета за нефть и газ — крайне высокие и обременительные для её экономики.

в) С 2009 года сионистское образование и международные компании начали публиковать новые материалы об обнаружении фантастических объёмов газа в восточной части Средиземного моря. На поле Тамар в 80 км к западу от Хайфы было обнаружено 8-9 трлн. куб. футов газа, пригодного для извлечения. Несколько месяцев спустя в западном поле Далит в центре оккупированной Палестины обнаружился запас сланцевого газа в 500 трлн. куб. футов. В октябре 2010 года были обнаружены рекордное за последнее десятилетие более 16 трлн. куб. футов газа в поле Левиафан. Левиафан может обеспечить Израиль природным газом на ближайшие 100 лет. Американская газета «Foreign Policy» тогда писала: «Это крупнейшее открытие природного газа в мире за последнее десятилетие».

г) Таким образом, Турция выступила с инициативой заказа и покупки у Южной Кореи современного и большого геологоразведочного судна — судно «Fatih» — которое впервые вышло в плавание в 2011 году и начало геологоразведочные работы по поиску нефти и газа. Затем началась серия кризисов между Турцией, с одной стороны, и Кипром с Грецией — с другой стороны, из-за утверждения о том, что Турция усиленно ведёт поиск углеводородов в исключительной экономической зоне (ИЭЗ) Кипра.

Турция заявила, что добыча газа в Средиземном море без учёта её претензий и мнения турецкой общины Кипра противоречит международному праву, и пригрозила защитить свои интересы силой. Однако в последние месяцы Турция увеличила темпы геологоразведочных работ после покупки ещё одного геологоразведочного судна у Британии, чтобы иметь достаточный флот морских буровых и геологоразведочных судов, способных одновременно вести поиск и разведку в Чёрном море, на западных берегах Турции и на юге Кипра в Восточном Средиземноморье.

д) Таким образом, необходимость реформирования экономической ситуации в Турции заставила власти начать поиск нефти и газа. Следует также упомянуть, что турецкая экономика подвергается серьёзным ударам, боль от которых проявляется в непрерывном падении турецкой лиры (₺), что побудило президента Эрдогана увеличить темпы разведки газа в попытке найти искру надежды для турецкой экономики, чтобы сохранить свой падающий рейтинг вследствие падения лиры и восстания лидеров его партии против него, а также формирования оппозиционных партий, которые начали перехватывать электорат Эрдогана. Поэтому турецкие геологоразведочные работы были всеобъемлющими для Чёрного моря и не ограничивались спорными с Грецией районами в Средиземном море.

2 — Внешний фактор:

— Соединённые Штаты поддерживают эти устремления Турции с двух точек зрения:

а) с местной точки зрения проамериканский политик в Турции — Эрдоган — окажется в лучшем положении, если ему удастся устранить препятствия в экономике, повысить свой рейтинг и поднять его на прежний высокий уровень, как это было до 2014 года. Ведь это облегчит ему осуществление американской политики, как в случае его военной интервенции в Ливии, где он сможет тратить свои средства на свои региональные интервенции в пользу Америки.

б) с международной точки зрения Америка, закрывающая глаза на зависимость Европы от российского газа, не хочет того, чтобы Европа стала независимой в вопросе газа. Как известно, Греция и Кипр являются членами Евросоюза, а это значит, что транспортировка газа через них в Европу позволит последней стать независимой. Всё это не вписывается в планы Америки. Поэтому она поддерживает угрозу европейской независимости в вопросе газа через Турцию. Другими словами, президент Турции Эрдоган угрожает Греции и проводит геологоразведочные работы в тех районах, которые Греция считает своей исключительной морской зоной, без всякого соглашения с последней и при негласной поддержке США.

Вот почему Турецкий фрегат TCG «Barbaros» и корвет TCG «Burgazada» провели морские учения совместно с американским эсминцем USS «Winston S. Churchill» в Восточном Средиземноморье 26 августа 2020 года (см. «Turkey Now» за 26.08.2020). И это несмотря на то, что американцы оказались в неудобном положении, когда поддержали одну страну, входящую в НАТО, против европейской страны, которая так же входит в НАТО. Фактически это стало ответом на участие Франции, которая так же входит в НАТО, в греческих военных учениях и усиления своего военного контингента и риторики неповиновения. Всё это создало опасную ситуацию в восточной части Средиземноморья, которая грозила перерасти в военное противостояние между странами НАТО, то есть между Турцией, которую Америка поддерживает из-за занавеса, и Грецией, которую открыто поддерживает Франция, если бы не удалось в дальнейшем взять ситуацию под контроль.

— С другой стороны, факт того, что Америка даёт зелёный свет возгоранию крупного конфликта, который почти перерос в военные действия между двумя государствами-членами альянса НАТО, которым руководит сама Америка, не пытаясь использовать свой тяжёлый вес для решения этого кризиса, указывает на озабоченность американской власти своими внутренними проблемами, такими как коронавирус и предстоящие президентские выборы, а также на то, что в настоящее время Вашингтон доверил эти антиевропейские, а точнее — антигреческие действия, своему ставленнику — Эрдогану.

Однако при оказании своей помощи Эрдогану Америка учитывает своё затруднительное положение по причине того, что оба государства — Турция и Греция — являются членами НАТО, которым командует Америка. Именно поэтому США, с одной стороны, проводят вместе с Турцией военные учения, чтобы поддержать последнюю в данной ситуации, а с другой стороны, американский высокопоставленный чиновник — Помпео — совершает экстренный визит на греческий Кипр и призывает Турцию вывести свои войска из Восточного Средиземноморья, где действует турецкий экспедиционный корабль при поддержке военных фрегатов (см. «RT» за 13.09.2020).

Это означает, что поддерживающие Турцию Соединённые Штаты оказались в затруднительном положении перед своими европейскими союзниками и были вынуждены потребовать от президента Турции Эрдогана отозвать геологоразведочное судно, что и произошло в дальнейшем, и перейти к диалогу и переговорам с Грецией, которая поставила условие для диалога — вывод турецкого геологоразведочного судна.

Позиции других государств:

1 — Франция:

Позиция Франции — это самая сильная европейская позиция. С первого момента она заявила о своей солидарности с Грецией и начала самостоятельно действовать в одиночку. «Я решил временно усилить французское военное присутствие в Восточном Средиземноморье в ближайшие дни в сотрудничестве с европейскими партнёрами, включая Грецию», — заявил президент Франции Эмманюэль Макрон на своей официальной странице в «Фейсбуке» (см. «Anadolu» за 13.08.2020). Франция провела совместные военно-морские учения с Грецией с участием французских истребителей Rafale и французского фрегата «La Fayette», которые были размещены на военной базе на Кипре. Затем 26 июля 2020 года прошли другие учения с участием Италии в дополнение к Греции и Кипру.

Причём не секрет, что Франция не имеет никакого влияния в регионе. Это указывает на то, что Париж вновь пытается образовать себе существенное влияние там. Проведение Францией военных учений с Грецией одновременно с американо-турецкими военными учениями несёт в себе скрытый вызов Америке, а привлечение Италии в этих учениях указывает на то, что Франция вербует и милитаризирует европейские державы против Турции. Ещё одним подтверждением тому служит саммит европейских средиземноморских стран — Италии, Мальты, Испании, а также Греции и Кипра — которые принялись оказывать давление внутри Европейского союза и НАТО с целью принятия жёсткой позиции против Турции. «Мы, европейцы, должны быть ясными и твёрдыми в отношении правительства президента Эрдогана, которое сегодня ведёт себя неприемлемо», — сказал Макрон журналистам на французской Корсике.

По его словам, на данный момент Турция «больше не является партнёром в регионе» Восточного Средиземноморья (см. «France 24» за 10.09.2020). Также министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан сообщил, что заседание Совета Европы, запланированное на конец сентября, будет в первую очередь посвящено введению санкций против Анкары. Он отметил, что президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган продолжает эскалацию с Грецией, чтобы скрыть сложную экономическую ситуацию в своей стране (см. «The Independent Arab» за 07.09.2020).

Несмотря на смелость французской анти-турецкой позиции и попытку Парижа переломить хребет турецкому президенту, а также на то, что президент Турции Эрдоган не является Мухаммадом аль-Фатихом или Сулейманом аль-Кануни, именами которых Турция называет свои корабли, всё же Эрдоган не преподал Франции урок в Средиземном море и не потопил ни одного корабля Франции в качестве примерного наказания за тысячи миль, которые преодолели французские корабли и самолёты, чтобы сломить Эрдогана в собственном доме.

Как бы там ни было, французская политика остаётся импровизированной и лишена глубокого понимания. Мальта поспешила откреститься от своего союза с Францией. Министр иностранных дел Мальты Эварист Бартоло на пресс-конференции со своим турецким коллегой Мевлютом Чавушоглу заявил: «Европейский Союз должен рассматривать свои отношения с Турцией со стратегической точки зрения. Я думаю, что пришло время для Европейского Союза серьёзно взаимодействовать с Турцией, особенно в области торговли, прав человека и борьбы с терроризмом» (см. «Anadolu» за 12.092020).

2 — Британия:

Лондон никак не отреагировал на напряжённость в Восточном Средиземноморье. Это усилило и без того серьёзную обеспокоенность Парижа. Как известно, после Brexit Франция с подозрением смотрит на британскую роль, а иногда считает её оппозиционной Парижу, как это обстоит в Алжире. Огромные финансовые рынки в Лондоне дают Британии место на рынках нефти и газа, особенно в сфере ценообразования из-за её связи с нефтью марки «Brent» и последующего ценообразования на остальные нефтяные марки, а также на природный газ. Однако сегодня, когда Британии выходит из Европейского Союза, Франция стремится найти место для себя в этом жизненно важном с геополитической точки зрения секторе. В связи с этим Франция решила обосноваться в Греции, полагая, что это поможет ей стать действующим игроком, нежели быть только потребителем в энергетических вопросах.

С другой стороны, Британия, глядя на что-то подобное карательной политике Европейского Союза против неё за выход Лондона из ЕС, старается самостоятельно пробивать себе путь и выстраивать собственную политику. Возможно, внезапное обострение напряжённости в Восточном Средиземноморье напугало Британию и не дало ей занять антитурецкую позицию. Ведь по сравнению с британскими интересами в Турции Греция ничего не представляет для Британии. И только слепой фанатик вроде Франции может попытаться оседлать греческую волну.

Да, если провести аналогию с Британией и Германией, Франции не хватает дальновидности. Почти всегда после предпринимаемых французами сложных политических действий Париж оказывается у разбитого корыта. Именно поэтому турецкий президент обрушился с резкой критикой на лидера Франции, заявив: «Господин Макрон, у Вас будет гораздо больше проблем со мной лично. Не связывайтесь с турецким народом и не связывайтесь с Турцией. Вы [Макрон] не знаете историю. Не знаете даже историю самой Франции. История Африки — это история Франции, это вы убили миллионы людей в Африке» (см. «RT» за 12.09.2020).

3 — Германия:

Что касается Германии, то она не заняла антитурецкую позицию подобно Франции и предложила своё посредничество, которое, по словам некоторых аналитиков, является ролью, которую должен был сыграть Вашингтон. Берлин предпочёл держаться подальше от позиции Парижа, а взамен начал играть роль посредника и призывать к диалогу. Наилучшим образом позицию Германии в отношении Турции выразил Хайко Маас, министр иностранных дел Германии, во время своего визита в Афины. «Относительно бурения и действий Турции в Средиземноморье наши позиции ясны — международное право должно соблюдаться, и через эту призму будет рассматриваться прогресс в отношениях ЕС с Турцией, если будет прекращена всякая деятельность в Восточном Средиземноморье… Мы ожидаем от Турции, что должны быть прекращены работы по бурению возле Кипра. В этом вопросе страны ЕС единогласны», — сказал глава МИД Германии (см. «France24» за 22.07.2020).

4 — Россия:

Москва предложила использовать свои хорошие отношения с Турцией для посредничества между двумя сторонами. Однако, как обычно, Россия не в силах самостоятельно предпринять какие-либо действия, даже если объявила о военных учениях в Восточном Средиземноморье в ответ на французские военные учения. Скорее всего, Москва решила напомнить о себе. «Россия намерена дважды в сентябре провести военные учения в Средиземном море, сообщил «Bloomberg» со ссылкой на ВМС Турции. Согласно их информации, первые манёвры запланированы на 8–22 сентября, а вторые — на 17–25 сентября».

Начальник пресс-службы ВМФ России Игорь Дыгало сказал: «У нас прочные экономические и оборонные отношения с Турцией. Тем не менее, наша политика заключается в воздержании от поддержки любой из сторон». Российские манёвры последовали за другими военными учениями, проведёнными Францией в регионе, в ходе которых последняя использовала военную авиацию и военный корабль для поддержки Греции и Кипра в конфликте (см. «The Independent Arabic» за 7.09.2020). Одним словом, Россия занимает позицию наблюдателя со стороны, ожидая сигнала из-за океана, но при этом постоянно старается напоминать о своей мощи.

Последствия турецко-греческого конфликта:

Учитывая всё вышеприведённое, если турецко-греческий кризис затянется, то он может вызвать глубокий раскол в международных отношениях. Что касается отношений в североатлантическом альянсе, то европейские государства хотят видеть своё место в многополярном мире, т.е. в такой конъюнктуре, где Америка откажется от своего лидерства и сосредоточится на Китае и своих внутренних нарастающих проблемах. Эти государства приступили к поиску некого альянса в отрыве от Америки, которая при администрации Трампа постоянно угрожает европейским интересам, используя другие государства, такие как Россия и Турция, в сегодняшней Ливии. Европейские государства сильно опасаются, что кризис в Восточном Средиземноморье приведёт к убийству их мечты о безопасном источнике природного газа, если Турция возьмёт под свой контроль большую часть газового месторождения.

И поскольку Турция за кулисами поддерживается Вашингтоном, французская политика в Восточном Средиземноморье пытается отвергнуть роли, которые Вашингтон отводит как Турции, так и России. Этот трансатлантический спор — не что иное, как очередной спор внутри самой Европы. Позиция Германии помешала Франции убедить Европу в принятии санкций против Турции, то есть ей не удалось найти консенсус в Европейском Союзе против Турции. Поэтому Франция решила собрать вокруг себя страны Средиземноморской Европы! Германия много думает о своих интересах, а также о своей истории с Турцией. Общеизвестно, что Германия и Османский Халифат бок о бок сражались против союзников в Первой мировой войне. Германо-турецкие связи остаются крепкими, и ничто не портит их, за исключением выходок Эрдогана, которые во многих случаях продиктованы американской политикой. Вдобавок ко всему этому, в Германии имеется большая турецкая диаспора.

Вероятный исход этого кризиса

Что касается того, закончится ли этот кризис или нет, то Турция объявила о важном обнаружении в Чёрном море крупнейших запасов природного газа в истории страны. Объём месторождения составляет около 320 млрд. кубометров газа. Это подталкивает Анкару к дальнейшим геологоразведочным работам в Чёрном море и Восточном Средиземноморье. Турция сильно старается уменьшить своё экономическое бремя и полностью решить свои энергетические проблемы. С другой стороны, ей активно помогают в этом США с целью стеснения Европы и оказания на неё давления, в частности — на Францию, чтобы держать её подальше от сопротивления американской политике в регионе.

В заключение хочется сказать, что досадно видеть, как мусульманские страны за последние сто лет после падения Халифата — истинной державы Ислама и источника славы мусульман — оказались в хвосте всех мировых государств. И больно видеть, как безбожники-колонизаторы манипулируют судьбой этих мусульманских стран посредством своих марионеток из числа правителей этих стран. Однако мы верим, что после тьмы ночной рождается рассвет, тем более что Хизб ут-Тахрир работает внутри Исламской Уммы и вместе с ней, чтобы восстановить её былую славу в победоносном и лучезарном государстве — Праведном Халифате.

إِنْ هُوَ إِلَّا ذِكْرٌ لِّلْعَالَمِينَ وَلَتَعْلَمُنَّ نَبَأَهُ بَعْدَ حِينٍ

«Это — не что иное, как Напоминание для миров. А вы непременно узнаете весть о нём через определённое время» (38:87,88).

 

24 Сафара 1442 г.х
11.10.2020 г.