16
Ср, июнь

Путь установления Халифата — нусра, а не насилие!

Статьи
Инструменты
Типография
  • Маленький Меньше Средний Больше Большой
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

Судебные дела в отношении Хизб ут-Тахрир имеют особое значение, поскольку играют важную роль некоего фактора, согласно которому можно сделать выводы о наличии или отсутствии правосудия и закона в Турции, а также благодаря этим делам проявляются мнения, выдвигаемые судебными органами.

Вопреки утверждениям Хизб ут-Тахрир о стремлении установить государство Праведный Халифат без применения насилия, судьи и прокуроры выдвигают суждения, что это «невозможно», и заявляют, что «так или иначе насилие будет иметь место в один прекрасный день в будущем». Если дословно, то они говорят:

«... Хотя и подтверждено, что организация (Хизб) до сегодняшнего дня не прибегала к какому-либо акту насилия и не определила насилие своей задачей, однако, поскольку её целью выступает свержение конституционного режима Турецкой Республики и создание государства, основанного на принципах Шариата, то такая цель уже сама по себе подразумевает насилие. Ведь крах режима Турецкой Республики путём завоевания народной поддержки и симпатий демократическими способами не представляется возможным. Для этого нужно прибегнуть к насилию. По этой причине Хизб ут-Тахрир была признана террористической организацией в рамках Закона о борьбе с терроризмом № 3713»1.

Нашей целью в данной статье является не рассмотрение проблемы с правовой точки зрения и не изложение пережитых юридических скандалов. В этой статье мы попытаемся обсудить то, как члены судебной власти пришли к выводу о том, что вооружённая борьба и насилие неизбежны при установлении государства Праведный Халифат; ошибочность этой мысли; историю создания и распада государств; а также то, как «революция» может произойти без оружия, силы и насилия.

Прежде всего, я хотел бы поговорить о том, как был сделан вывод и получена мысль, упомянутая в решении 11-го Высшего уголовного суда Анкары, которое мы цитировали выше.

Вернёмся немного в историческое прошлое...

Вы прекрасно знаете инцидент 31 марта2. «Армия движения» (Hareket Ordusu), которая выдвинулась из Салоник и которая была под контролем партии «Единение и прогресс» (İttihat ve Terakki), достигла Стамбула и свергла халифа Абдульхамида, а затем изгнала его.

Взяв на себя управление в 1909 году, партия «Единение и прогресс» провозгласила конституционную монархию, сформировала парламент и внедрила туда своих людей. Спустя несколько лет, в 1913 году, когда партия «Единение и прогресс» потеряла большинство в парламенте, состоялся государственный переворот, также известный как Рейд на Блистательную Порту (Bab-ı Ali Baskını). После этого кровавого переворота вместо халифа Мехмеда V Решада был приведён к власти Мехмед VI Вахидеддин.

Тирания членов партии «Единение и прогресс» не знала пределов, и эти члены были истреблены во время британской оккупации. Некоторые из членов партии «Единение и прогресс», действуя совместно с Англией, установили «Республику» и упразднили Халифат. Установление новой власти в Анкаре, в то время как Османское государство так или иначе продолжало своё существование, является очевидным «переворотом», и этот проступок «достоин» членов партии «Единение и прогресс».

После того, как республика была создана путём отдалённого от народа переворота, защита вновь образованной республики стала возможной лишь с помощью жёсткого и насильственного давления и, когда это было необходимо, военных переворотов. Примерами тому являются: первый в истории Турецкой Республики государственный переворот 27 мая 1960 года против Аднана Мендереса; повлекший за собой насильственную смену государственной власти и смещение премьер-министра Сулеймана Демиреля военный меморандум 12 марта 1971 года; третий в истории республики государственный переворот 1980 года; попытка военного переворота 15 июля 2016 года.

План переворота «Кувалда»3 — это важный документ, демонстрирующий, что светский кемалистский менталитет находится в полном отрыве от народа. В разделе «Исполнение» плана «Кувалда» причина переворота описывается следующим образом: «Восстановить власть и существование светского государства путём полного устранения причин, препятствующих функционированию светского демократического порядка», «Для реализации этой цели — как изрёк великий вождь Ататюрк своим лаконичным изречением: «Когда на кону отчизна (ватан), всё остальное — мелочи», — будут приняты все необходимые меры, включая полное прекращение демократии, до тех пор, пока не будут безвозвратно ликвидированы все до последнего представители инакомыслия и несогласия, что является конечной целью».

Как видно, менталитет основателей республики не имеет ничего общего с идеей или общественностью. Это менталитет, построенный на переворотах. Судьи и прокуроры, воспитанные в соответствии с этим менталитетом, не имеют опыта, чтобы преобразования в обществе, или, как они говорят, социальные изменения4, происходили благодаря идее и чтобы имела место смена администрации вследствие объединения людей вокруг новой идеи. Всё, что они знают, это «перевороты».

Одним из важнейших факторов, по которым светские кемалисты придерживаются этой идеи, является взгляд западных мыслителей на Восток, а именно — на исламский мир. Кемалистский менталитет, считавший подражание Западу гордостью, принимал всё, что исходило с Запада, как истину. Давайте посмотрим, что сказал Сэмюэль Филлипс Хантингтон, заявивший об абсолютной победе капитализма в своём тезисе «Столкновение цивилизаций»:

«В западной модели «революции» нет особой нужды в действиях повстанческих группировок для свержения прежнего режима. Революция происходит не со стороны новой мощной силы, атакующей государство; революция начинается с того, что граждане государства внезапно осознают, что государства больше не существует. За этим коллапсом следует утрата авторитета государственной власти. Посредством заполнения образовавшегося вакуума в авторитетности революционными силами в стране образуется новый порядок, новый строй. В отличие от «западных революций», «восточные революции» начинаются с участия новых групп в политике и создания новых политических институтов. Это же, в свою очередь, заканчивается насильственным свержением прежнего режима политическими институтами».

Умалчивание Хантингтона о том, что кровавые перевороты в исламском мире были частью войны за влияние таких колониальных государств, как Британии и США, и что эти перевороты были спланированы безбожными колонизаторами, а также приравнивание Хантингтоном «восточной» культуры к насилию является признаком высокомерия и самодовольства.

Исходя из вышесказанного, фраза представителей суда: «Крах режима Турецкой Республики путём завоевания народной поддержки и симпатий демократическими способами не представляется возможным», — на самом деле выражает истинную сущность секуляристов в Турции. Потому что всё, что они имеют на руках, чтобы рассматривать социальные изменения и революции — это история их кровавых переворотов и тезис Хантингтона «восточная революция». Что тут скажешь?! Невежды не в состоянии увидеть что-либо дальше своего носа.

Итак, как же возникают государства и цивилизации и как они разрушаются?

Существует настолько огромное множество гипотез о том, что подталкивает общества к преобразованиям, что сосчитать их все составит немыслимую трудность. В большинстве этих гипотез идеи воплощались через поверхностные рассмотрения без подробного изучения основы самой проблематики преобразования общества. Гипотезы, глубоко рассматривающие проблему, соприкасаются в одной общей точке о том, что в основе социальных изменений общества лежит изменение представлений и чувств (настроений). Гюстав Лебон5 утверждает в своей книге «Психология масс» (1895) следующее:

«Считается, что великие потрясения, произошедшие незадолго до смены цивилизаций, возникли под влиянием крупных политических изменений, таких как вторжения народов и свержение правящих семей. Однако если внимательно изучить эти события, то сразу станет понятно, что изменения в мыслях и взглядах народов являются истинными причинами их очевидных перемен».

Ибн Хальдун в своём труде «Мукаддима» рассматривал, как возникали государства, какие этапы они проходили и как они разрушались. По мнению Ибн Хальдуна, когда государственная власть начинает отходить от своих убеждений, идей и образа жизни, заложенных в её основополагающую философию, эта власть начинает ослабевать. Она вступает в стадию перехода к забвению, и её свергают другие силы, крепко связанные со своими идеями, убеждениями и образом жизни. Тот же самый процесс начинается для новообразованного государства. Согласно этой теории, те, кто отходит от своих убеждений и идей, обречены на утрату своей власти и влияния.

Если вы обратите внимание, то французский мыслитель Гюстав Лебон и Ибн Хальдун, которых разделяли между собой примерно 500 лет, объединились в одном и том же — во мнении о том, что «общества изменяются, преобразуются с изменением идей, мыслей и верований внутри этого общества».

На самом деле эта теория вовсе не чужда для мусульман. Ведь Всевышний Аллах сказал в Коране:

إِنَّ ٱللَّهَ لَا يُغَيِّرُ مَا بِقَوۡمٍ حَتَّىٰ يُغَيِّرُواْ مَا بِأَنفُسِهِمۡۗ

«Воистину, Аллах не меняет положения людей, пока они не изменят то, что в них самих» (13:11).

То, что существует в людях, то есть в обществе, — это идеи и чувства. Таким образом, мы можем истолковать данный аят таким образом: Аллах не меняет положение этих людей, пока общество в целом не изменит свои идеи, мысли, убеждения и настроения.

Идейное преобразование обществ неизбежным образом начнёт так же проявляться в рамках государственных институтов. Ведь именно человек поддерживает институты, и именно человек открыт для изменений. Переход общественных преобразований в революцию зависит в конечном итоге от отношения людей к власти. Армия же либо использует свою военную мощь, чтобы сохранить существующую администрацию, либо будет наблюдать её крах. Если армия выступит на стороне существующей администрации, то революция может затянуться. Однако, что бы ни случилось, ни одна сила не сможет устоять перед преобладающим в обществе желанием перемен.

Вслед за общей информацией об общественных преобразованиях мы можем перейти к вопросу о том, как будет установлено государство Халифат.

Государство Халифат является преемником Исламского Государства, установленного Пророком (с.а.с.) в Медине. История основания государства Халифат скрыта в жизненном пути Посланника Аллаха.

Итак, начнём с Мекки...

С начала пророческой миссии Пророк (с.а.с.) направил свой призыв, как оно и положено, в адрес своей семьи. Потому что человека лучше всего знает его семья. Затем он продолжил с теми людьми, которые, как ему казалось, знали его. Всё происходило так, как и положено... Настала очередь остальных людей. Именно с этого началась самая сложная часть. Имели место агрессивные реакции, оскорбления, клевета, отрицания и, конечно же, наряду с этим находились благородные люди, которые отвечали на призыв. В итоге в Мекке и даже на всём Аравийском полуострове не осталось никого, кто бы не знал о призыве Пророка Мухаммада (с.а.с.).

Когда призыв Пророка в Мекке подошёл к определённой неподвижной точке, по велению Аллаха наступил новый период в давате — период нусры.

Почему мы называем это «периодом нусры»? Потому что в этот новый период дискурс и адресаты призыва обрели совершенно иной вид. Прежде Посланник Аллаха, делая индивидуальный или коллективный призыв, требовал от людей лишь уверовать в него (с.а.с.) и в принесённую им религию. В период талаб ан-нусры же он требовал от вождей племён защищать Пророка, передать ему (с.а.с.) власть и, если потребуется, объявить войну остальным арабским племенам. Мы можем ясно увидеть эту реальность в следующем хадисе, переданном Али (р.а.):

«Когда Всевышний Аллах повелел Пророку (с.а.с.) искать защиту для своего призыва у арабских племён, то я и Абу Бакр вышли в Мину вместе с Пророком (с.а.с.), и мы обходили одну группу арабов за другой. И Абу Бакр подходил первым и здоровался с ними, и вообще Абу Бакр всегда шёл первым, потому что прекрасно разбирался в генеалогии арабов. Мы подошли к обществу, исполненному покоя и уважения, где были некоторые уважаемые шейхи. Абу Бакр зашёл к ним первым, поздоровался и спросил: «Откуда вы?». Они сказали: «Мы — Бану Шайбан ибн Саляба».

Затем Абу Бакр подошёл к Пророку (с.а.с.) и сказал: «Я готов пожертвовать своими родителями на твоём пути, о Посланник Аллаха, поистине, среди этих групп нет никого сильнее этой группы. Среди них — Мафрук ибн Амр, Ханиъ ибн Кабиса, Мусанна ибн Хариса, Нуъман ибн Шарик».

Ближе всех к Абу Бакру сидел Мафрук ибн Амр, который был среди них самым сильным оратором. Абу Бакр спросил его: «Какова ваша численность и что вы представляете в плане военной мощи?». Мафрук сказал: «Нас больше тысячи, а тысячу нельзя победить числом».

После этого Абу Бакр спросил: «Как вы поступаете в отношении тех, кто прибегнул к вашей защите? Каковы ваши традиции по этому поводу?». Мафрук сказал: «Мы прилагаем все усилия, чтобы защитить тех, кто находит среди нас убежище. Каждый из нас с радостью выполнит свой долг в этом отношении».

Тогда Абу Бакр снова спросил: «Как проходят войны между вами и вашими врагами?». Мафрук сказал: «Мы стойко противостоим врагу на поле битвы, и мы очень грозные. Мы предпочитаем боевых лошадей детям, а оружие — верблюдицам, дающим молоко в изобилии. А победа — лишь от Аллаха, и Он дарует её иногда нам, а иногда — нашим противникам», — сказав это, Мафрук спросил: «Ты — курайшит?». Абу Бакр указал на Посланника Аллаха, сказав: «Если до вас доходили вести о Посланнике Аллаха, то это он!». Марфук, обращаясь к Пророку Мухаммаду, спросил: «О брат-курайшит! К чему ты призываешь людей?».

После этого Посланник Аллаха подошёл к ним, сел и сказал следующее:

أَدْعُوكُمْ إِلَى شَهَادَةِ أَنَّ لا إِلَهَ إِلا اللَّهُ وَحْدَهُ لا شَرِيكَ لَهُ وأَنِّي عَبْدُهُ وَرَسُولُهُ وَإِلَى أَنْ تُؤْوُونِي وَتَنْصُرُونِي فَإِنَّ قُرَيْشًا قَدْ تَظَاهَرَتْ عَلَى اللَّهِ وَكَذَّبْتَ رُسُلَهُ وَاسْتَغْنَتْ بِالْبَاطِلِ عَنِ الْحَقِّ وَاللَّهُ هُوَ الْغَنِيُّ الْحَمِيدُ

«Я призываю вас к свидетельству, что нет бога, достойного поклонения, кроме Аллаха, и нет у Него сотоварищей, а я — Его раб и Посланник. Призываю вас дать мне прибежище, оказать мне помощь; курайшиты противятся Аллаху, они сочли лжецом Его Посланника, посчитали достаточным довольствоваться ложью, нежели истиной. Однако Аллах — Самодостаточный и Достохвальный».

Далее продолжил уже Мусанна ибн Хариса: «Я послушал твою речь, о брат-курайшит. Твоя речь мне понравилась, и я был удивлён тем, о чём ты говорил. Мы живём между двумя водоёмами, один из них — в аль-Ямаме, другой — в ас-Саммаве». Посланник Аллаха спросил: «Что это за два водоёма?». На это Мусанна ответил: «Возле одного из них — берег и земли арабов, возле другого — земли персов и реки Хосроя. Мы поселились там по договору с Хосроем, в котором сказано, что мы не должны быть зачинщиками событий и не давать прибежища зачинщикам. По-видимому, дело, к которому ты нас призываешь, о брат-курайшит, ненавистно царям. В землях арабов прощают подобные проступки и принимают оправдания. Что касается земель персов, то там не прощают проступков и не принимают оправданий. Поэтому если ты пожелаешь, чтобы мы дали тебе прибежище и оказали помощь, то мы это сделаем только против арабов». После этого Посланник Аллаха сказал:

مَا أَسَأْتُمْ فِي الرَّدِّ إِذْ أَفْصَحْتُمْ بِالصِّدْقِ، وَإِنَّ دِينَ اللَّهِ لَنْ يَنْصُرَهُ إِلا مَنْ حَاطَهُ مِنْ جَمِيعِ جَوَانِبِهِ

«Ваш ответ не был плохим, если вы говорили правду! Оказать помощь религии Аллаха сможет лишь тот, кто будет защищать её со всех сторон». Пророк (с.а.с.), схватив Абу Бакра за руку, покинул их»6.

Надеюсь, вы обратили внимание на предмет обсуждения в данном риваяте?! Абу Бакр (р.а.) интересуется у Мафрука о том «сколько у них воинов» и об «их боевых навыках»! Это и есть талаб ан-нусра. Не вдаваясь в подробности этой истории, можно сказать, что встреча Посланника Аллаха (с.а.с.) с племенами — это не обычный исламский призыв. Напротив, это тщательно спланированный талаб ан-нусра. Следовательно, талаб ан-нусра является частью призыва.

Имеется множество риваятов о том, что Посланник Аллаха (с.а.с.) совершал талаб ан-нусру к различным племенам, среди которых — риваяты о поездке Пророка (с.а.с.) в Таиф, об эпизодах с племенем Бану Амир ибн Саъсаъ и т.д. Причина, по которой мы включили племя Бану Шайбан ибн Саляба в эту статью, заключается в том, что мы хотели наглядно показать, что такое талаб ан-нусра и то, какие масштабы он охватывает. Если вы заметили, Бану Шайбан ибн Саляба является боевым племенем, у которого в распоряжении имеется армия в тысячу человек. Они заявили, что окажут Пророку (с.а.с.) нусру (помощь) в той мере, в которой он (с.а.с.) пожелает, однако лишь на территории Аравийского полуострова, но Посланник Аллаха (с.а.с.) не счёл этого достаточным и поэтому не принял их нусру.

Здесь следует усвоить один важный урок, а именно — адекватность. Это является явным указанием на то, что установление Халифата в некоторых регионах, не обладающих сегодня потенциалами государства, несовместимо с методом Посланника Аллаха (с.а.с.). Посланник Аллаха не сравнивал лидеров Бану Шайбана ибн Саляба с империей Сасанидов или Византийской империей. Напротив, он сравнил их с расстановкой сил в регионе. Он сравнил их с курайшитами и союзными с курайшитами другими племенами. Таким же образом дело обстоит и сегодня. Нельзя сравнивать государства, которые отвечают на талаб ан-нусру, с такими державами, как США или Россия. Их следует сопоставлять с государствами их региона в географическом отношении.

Итак, продолжим…

Группа людей из Медины, услышав призыв Пророка (с.а.с.), принесла Первую присягу при Акабе. Посланник Аллаха (с.а.с.) отправил Мусаба ибн Умайра в Медину. Мусаб развернул активную деятельность в Медине. Он рассказывал об Исламе каждому в Медине настолько, что Саад ибн Муаз, один из знатных людей Медины и тот, кто обладает возможностью оказать нусру, был встревожен этими событиями и хотел встретиться с Мусабом лично, чтобы изгнать того из Медины. Однако Саад в результате стал мусульманином, уверовав в рассказанное Мусабом. После того, как Саад ибн Муаз стал мусульманином, не осталось ни одного немусульманина в Бану Абдульашхаль из племени Аус. В итоге без применения силы и насилия, так сказать, «без единого выстрела», Медина была готова к установлению и провозглашению Исламского Государства.

Вернёмся в наши дни...

Хизб ут-Тахрир ведёт деятельность по формированию общественного мнения в поддержку Халифата в регионах, где возобладает мусульманское население. Халифат — это название коренных и основательных перемен, а перемены — это потенциальная реальность для любого общества, построенного на ложных основах и не имеющего здравого вероучения, определяющего его взгляд на жизнь.

Общества, неудовлетворённость жизнью которых возрастает день ото дня, начинают задумываться об изменениях. Когда мы смотрим на условия жизни в той местности, где живут мусульмане, мы видим, что там царит бедность, нет конца жестокости, слезам, кровопролитию и унижениям. Следовательно, эти земли открыты для изменений.

На изменения общества толкает то, насколько предложенная им новая идея отвечает потребностям этих обществ. Если общества убедятся, что идея отвечает на их потребности, то они примут эту идею. Если же общества не поверят в это, то будут относиться к идее как к чему-то незначительному и даже не приблизятся к ней. Главное в изменении — это придерживаться идеи, которая соответствует природе и разуму человека. А если быть точнее, то если среди предлагаемых и представленных перед обществом идей будет иметься таковая (соответствующая природе и разуму), то общество в первую очередь отдаст предпочтение ей.

Хизб ут-Тахрир ведёт деятельность по формированию общественного мнения в пользу государства Халифат, разъясняя: что такое государство Халифат; почему он необходим; какие изменения ожидают общества при государстве Халифат и т.д. Всё это делается с целью того, чтобы побудить людей исполнить свою обязанность по установлению государства Халифат.

В дополнение к этому Хизб ут-Тахрир, следуя по стопам Посланника Аллаха (с.а.с.), совершает талаб ан-нусру, обращаясь за ней к тем, которые могут её оказать.

Общественное мнение и нусра обладателей влияния являются двумя важными факторами, определяющими установление Праведного государства Халифат. Эти два фактора естественным образом неразлучны друг с другом. Другими словами, немыслимо даже рассматривать один из них в отрыве от другого.

Хизб ут-Тахрир следует по пути, по которому шёл Пророк (с.а.с.) в установлении Исламского Государства в Медине. История свидетельствует, что на этом пути не было места насилию и жестокости. Уверовавший в Мекке Хамза (р.а.) и Умар (р.а.), если подумать, оба были сильными и храбрыми жителями этого города. У них имелась как сила, так и отвага, чтобы перебить вождей племён, управляющих обществом Мекки. Однако, несмотря на все гонения и преследования, которым они подвергались, ни один из них не прибегнул к насилию. По этой причине Хизб ут-Тахрир не прибегает к насилию и жестокости, поскольку это противоречит методу Посланника Аллаха (с.а.с.) в деятельности по установлению государства Халифат, а вовсе не из-за страха перед светскими кемалистми, диктаторами, разъярёнными толпами, тюремными заключениями и смертью!

Государство Праведного Халифата непременно будет установлено. Пока капитализм переживает этап своего краха и падения, общества стремятся избавиться от него. Единственное препятствие между Исламской Уммой и Халифатом — это правители, которые на сегодня управляют в мусульманских странах. Однако в этот период времени, когда широко распространено угнетение и тирания, общества как никогда желают перемен. Все условия указывают на скорейшее установление Праведного Халифата. Это лишь вопрос времени.

К слову, мы хотим обратиться к обладателям власти и нусры.

Стать подобным Сааду ибн Муазу, от смерти которого содрогнулся Трон и на похороны которого с небес спустились 70 тысяч ангелов, лучше, чем все блага этого мира вместе взятые!

Подобная сделка превосходит любую земную сделку, которую можно себе только представить!

Поэтому мы призываем вас поддержать религию Аллаха подобно Сааду ибн Муазу!

Окажите нусру, чтобы Трон содрогнулся, ангелы сошли с небес и было установлено государство Праведного Халифата!

 

Сулейман Угурлу
28.04.2021

1. Решение № 2005129 11-го Высшего уголовного суда Анкары от 24.06.2005, основа № 200552.

2. Инцидент 31 марта (тур. 31 Mart Vakası) — события в Османском государстве, начавшиеся в результате отмены султаном Абдульхамидом II в 1909 году конституции страны. 13 апреля 1909 года (по григорианскому календарю, или 31 марта 1325 года по действовавшему тогда в Османском государстве румийскому календарю) восстали войска стамбульского гарнизона, потребовав соблюдения законов Шариата, высылки из страны руководителей младотурок и увольнения из армии сочувствующих им офицеров. Султан немедленно удовлетворил их требования.

3. Операция «Кувалда» (тур. Balyoz Harekâtı; англ. Operation Sledgehammer) — условное конспиративное название несостоявшегося военного переворота в Турции, который якобы готовился турецкой военной элитой в 2003 году с целью секуляризовать общественную жизнь страны и уменьшить влияние популярной среди избирателей «Партии справедливости и развития».

4. Социальные изменения, также культурные изменения — перемены, происходящие в течение некоторого времени внутри социальных систем и во взаимоотношениях между ними или в обществе в целом. Различают четыре вида социальных изменений: структурные, процессуальные, функциональные и изменения в духовной сфере (источник: «Wikipedia»).

5. Гюста́в Лебо́н (Ле Бон, фр. Gustave Le Bon; 1841–1931) — французский психолог, социолог, антрополог и историк.

6. Абу Нуайм «Даляиль».