15
Пн, апр

Сирия — последнее звено «Арабской весны». Погасло ли пламя революции?

Статьи
Типография
  • Маленький Меньше Средний Больше Большой
  • Default Helvetica Georgia

С того дня, как был упразднён Халифат, Исламская Умма приложила немало усилий и принесла огромные жертвы, чтобы вновь встать на ноги. Она пожертвовала многими жизнями ради этой цели и продолжает жертвовать не меньшим количеством людей. Усилия, начавшиеся в Тунисе с «Арабской весны» и дошедшие до Сирии, были огнём такого духа.

С пробуждением и народными восстаниями в Тунисе, Египте, Ливии и Йемене, начавшимися в конце 2010 года в исламской географии, мусульмане начали уверенно шагать, делая те смелые шаги, которые они искали сто лет.

Стены страха, созданные диктаторскими режимами, рушились одна за другой. Этот дух революции, вызвавший эффект домино, вдохновил народы других мусульманских стран. Ни один стратег, ни один эксперт, ни один лидер, ни одно государство не могли предположить, что эта искра перекинется в Сирию и превратится в большой революционный пожар. Этот горячий ветер революции оставил беспомощным даже режим «Баас», который за 50 лет превратил Сирию в страну разведывательных сетей и мухабаратов и подтолкнул его к кровавому подавлению революции.

В силу своего стратегического значения на Ближнем Востоке революция в Сирии не могла быть быстро сорвана, как в Тунисе, Египте и Ливии. Это объясняется тем, что западным странам удалось направить революцию в других странах в нужное для себя русло. Однако было известно, что попытка украсть революцию в Сирии будет нелёгкой. Поэтому на протяжении всей сирийской революции мировое общественное мнение руководствовалось двумя разными политиками.

Первая — это американская и европейская политика, которая заявляет о поддержке сирийской революции и призывает семью Асада, главу баасистского режима, покинуть правительство.

Вторая — политика России, Китая и Ирана, которые открыто заявили о своей оппозиции революции и её сторонникам и объявили, что они — с Асадом и будут оказывать режиму всяческую поддержку.

Со временем стало ясно, что у этих двух политик есть одна общая черта. Она заключалась в том, чтобы не допустить прихода к власти неподконтрольного им правительства после режима Асада в Сирии. Нет сомнений, что речь идёт именно об исламском правительстве, цель которого — объединение мусульман под эгидой Халифата. Бурхан Гальюн, первый председатель «Сирийского национального совета», созданного в Турции в октябре 2011 года по американской инициативе, чётко выразил этот факт в своём заявлении телеканалу «Аль-Джазира»: «Главная проблема Сирии заключается в том, что народ не желает принимать ничего, кроме исламского правительства».

Хотя у сирийской революции много названий, её имя — «Аль-Фадиха», что означает «разоблачение зла». С момента начала сирийского восстания были разрушены все заблуждения и раскрыты завесы, скрывающие уродливые лица. Сирийское восстание вновь обнажило положение Уммы и показало, что для мусульман нет иного пути спасения, кроме как всецело принять свою религию.

Сирийская революция, начавшаяся с того, что дети делали надписи на стене школы в сирийском городе Даръа, вскоре переросла в глобальную борьбу между сторонниками Ислама и куфра. Искра революции, начавшейся совершенно без насилия, переросла в вооружённое сопротивление в результате того, что в течение полугода режим ежедневно убивал десятки и сотни невинных людей. Некоторые офицеры и солдаты, которые не стали молчать против расправы режима над мусульманским населением, включая женщин и детей, покинули армию и встали на сторону народа против режима.

С самого начала сирийской революции это была борьба терпения и сражений с врагом Ислама, и Ислам каждый день платил за эту борьбу высокую цену и давал мучеников. С первых дней революции сирийский народ тысячи раз кричал на площадях, что он ведёт эту борьбу только ради Аллаха. «Победа — от Аллаха!», «Наша революция — исламская!» — говорили они. «О Аллах, у нас нет никого, кроме Тебя!» — говорили они. В мечетях, где они собирались на богослужения по пятницам, они давали пятницам названия. Они давали пятницам такие названия, как «Мы не склонимся ни перед кем, кроме Аллаха!», «Решение о независимости принадлежит сирийцам, которые хотят установить Халифат!». И многие другие подобные названия пятниц, чтобы не дать безбожным колонизаторам украсть их революцию.

Эта стойкость сирийских мусульман и их непоколебимая позиция перед лицом нападений и преследований потревожили сон безбожников и их пособников, особенно Америки. Видя эту реальность, Асад заявил: «Я — последний бастион светскости на Ближнем Востоке! Если я паду, найдутся те, кто захочет установить Халифат, который будет простираться от Марокко до Индонезии!»; этим он предупредил своих западных хозяев и призвал их к немедленной помощи. Бывший министр иностранных дел и экспатриантов Сирии Валид Муаллем так же обратил внимание на масштабы этой реальности, заявив: «Мы сражаемся не только для защиты сирийского режима, но и для защиты Ливана, Иордании и Турции от тех, кто призывает к созданию Исламского Халифата!».

Осознав реальность исламской революции, Америка и другие западные страны приняли меры по защите светского сирийского режима.

В 1971 году, получив сильное влияние на сирийский режим, сделав Хафеза Асада президентом, Америка убедила в этом всех мировых и региональных игроков и включила их в свою политику. Ведь, по словам тирана Асада, Сирия была линией разлома Ближнего Востока, и если её сломать, откроется новая исламская геополитика, простирающаяся от Марокко до Индонезии.

Америка сначала дала «зелёный свет» Ирану и его шиитской группировке «Шабиха» для выхода на сирийскую арену, чтобы противостоять революции. С другой стороны, она выиграла время для подавления восстания, призывая Асада к реформам через Турцию. В то же время Америка попыталась подготовить альтернативу режиму Асада, организовав под руководством Турции светских сирийских оппозиционеров, проживающих за рубежом.

В то время как группировки, ведущие борьбу с режимом на местах, образовали зонтичную организацию под названием «Свободная сирийская армия», политическое крыло оппозиции было представлено «Сирийским национальным советом» («СНС»). США и страны Персидского залива, финансировавшие «СНС», организовывали частые встречи в Дохе, чтобы найти способы контролировать растущее народное восстание и объединиться с другими антиасадовскими группировками. В результате этих встреч была сформирована новая организация. Название этой структуры, которая планировалась как зонтичная организация, было определено как «Национальная коалиция сирийских революционных и оппозиционных сил». Президентом коалиции был назначен Муаз аль-Хатиб, бывший имам мечети Омейядов в Дамаске, а вице-президентами — Риад Сейф и Сухайр аль-Атаси. Планировалось объединить эти две структуры, но реализовать это не удалось.

Ситуация на земле и в лобби отелей были совершенно не связаны друг с другом. Роль, отведённая сирийскому народу, не нашла отклика на земле, а наряд, который предполагалось надеть на революцию, не налазил.

Президенты «Национальной коалиции», никогда не пользовавшейся популярностью у сирийского народа, известной также как «революционеры из гостиничного лобби», вынуждены были часто меняться. В «Национальной коалиции» сменилось девять президентов: Муаз аль-Хатиб, Джордж Сабра, Ахмед Джарба, Хади аль-Багра, Халед Ходжа, Анас аль-Абдах, Риад Сейф, Насер аль-Харири, Салим аль-Муслат... Этот «Национальный совет» и «Национальная коалиция», созданные при поддержке западных стран, встали на сторону политических интриг Запада, выпрашивали решения у неверного Запада, просили его вмешаться, ждали помощи и победы от Запада, а не от Аллаха, что окончательно погубило их в глазах сирийского народа. Народ отвернулся от лидеров, ставящих во главу угла демократию, далёкую от Ислама и Шариата, и заявил, что «отельные революционеры не могут управлять нами», как и заявил, что никогда не будет им подчиняться.

В то же время США использовали курдскую карту и оказывали военную и политическую поддержку партии «Демократический союз» [1] («PYD»), сирийскому филиалу «Рабочей партии Курдистана» [2] («РПК») на севере Сирии. Таким образом, они не позволили курдам присоединиться к исламской революции. Однако когда всего этого оказалось недостаточно для прекращения революции — как заявил Анвар Малик, ушедший в отставку с поста наблюдателя Лиги арабских государств в Сирии, когда понял, что работа, проводимая в Сирии, не имеет иной цели, кроме как выиграть время для режима Асада, — в результате соглашения о безопасности между США, Ираком и Ираном такфиристские группы были освобождены из иракской тюрьмы Абу-Грейб и допущены на территорию Сирии.

В 2013 году, когда режим Асада был на грани падения, эти группировки вошли в Сирию и объединились под названием «Исламское государство Ирака и Леванта» [3] («ИГИЛ») под руководством Абу Бакра аль-Багдади. Нападая на регионы, удерживаемые сирийской оппозицией, организация «ИГИЛ» привела к изменению хода войны и снижению давления на режим. В то время как оппозиция была вынуждена защищаться от «ИГИЛ», продолжающаяся ожесточённая война против режима получила серьёзные повреждения.

В 2014 году организация «ИГИЛ» захватила Мосул, после чего провозгласила свой так называемый «Халифат». Что интересно, иракская армия ушла из Мосула, не оказав никакого сопротивления, оставив после себя оружие и боеприпасы, достаточные для целой армии. Таким образом, «ИГИЛ» стал обеспечивать свои потребности в Сирии за счёт оставленного иракской армией оружия и золота, хранящегося в центральном банке Мосула. Но самое главное, «ИГИЛ» стремился заставить народы мира ненавидеть «Халифат», похищая важных людей из оппозиции, казня их и передавая свои зверские преступления в СМИ.

При этом Америка, как защитник режима Асада, не позволяла ни одному другому государству проникнуть со своим влиянием в Сирию. Например, она не допустила к этому вопросу даже Европу, которая была бы не против ухватить свою долю в новой Сирии, воспользовавшись кризисом в регионе. Америка извлекла из Европы экономическую и военную выгоду, включив её только в глобальную коалицию, ведущую борьбу с «ИГИЛ».

Когда Европа пыталась вмешаться в американскую политику, Америка прибегала к карте беженцев. Угроза турецкого президента Эрдогана в адрес Европы «открою ворота!» должна быть понята в контексте этой американской политики.

Хотя с приходом в Сирию «ИГИЛ» кровавый режим Асада испытал облегчение, фактически поворотный момент в сирийской революции наступил в 2015 году. Когда режим потерял значительную часть своей территории и уже не мог устоять, США связались с Россией и убедили ту воевать вместе с Асадом против оппозиции. Это было связано с тем, что если «Арабскую весну» не удастся остановить в Сирии, то она неизбежно должна была распространиться на Центральную Азию, где господствовали другие тиранические режимы. Распространение революции на Центральную Азию означало бы поджог заднего двора России и поставило бы под угрозу выживание России, мусульманское население которой составляет 20 миллионов человек. В этом контексте, пока Россия, Иран и «ИГИЛ» боролись против сирийских мусульман, являясь передней линией обороны Америки, «PYD»/«РПК» взяли под контроль север Сирии с условием, что впоследствии передадут его режиму Асада.

Не имея возможности выработать самостоятельную политику в отношении Сирии, Турция, напротив, с первых дней революции была вовлечена в политику США. Когда от сирийской армии начали отделяться боевики, Турция по просьбе США приняла офицеров оппозиции, сирийских беженцев и вооружённые формирования. США и Турция достигли соглашения об оперативном механизме.

Условия соглашения включали следующие пункты:

Поддержка сирийской оппозиции,

нейтрализация химического оружия,

предотвращение гнездования «РПК» и «Аль-Каиды»,

недопущение образования вакуума в администрации после Асада.

Примечательно, что после заключения соглашения оппозиция на местах делится на «умеренную» и «экстремистскую» и противопоставляется друг другу, при этом видно, что целью является предотвращение попадания химического оружия в руки оппозиции и, что более важно, возможного создания Исламского Государства.

Примерно через два года после этого соглашения, в 2014 году, между Турцией и США был реализован «проект обучения и передачи», на этот раз при участии Саудовской Аравии и Катара. На этот раз целью было использование подготовленных бойцов сирийской оппозиции против таких организаций, как «ИГИЛ» и «Джебхат ан-Нусра». Однако проект провалился, поскольку сирийская оппозиция не захотела сотрудничать с США. Как видно, Турция хочет, чтобы оппозиция боролась друг с другом или с «терроризмом», а не с режимом Асада, чего как раз и добивается режим.

Когда попытка мобилизовать исламские группировки на борьбу с сирийской революцией провалилась, США возложили эту задачу на «Отряды народной самообороны» [4] («YPG») — вооружённое крыло «PYD», которое они называют «наш региональный партнёр». Целью «PYD»/«YPG», которую Турция признаёт «террористической организацией», было не допустить поддержки исламской революции со стороны сирийских курдов-мусульман. Таким образом, режим Асада оставил курдские регионы, которые должны были перейти под контроль «PYD»/«YPG» после окончания революции. В обмен на эту миссию США предоставили «PYD»/«YPG» тридцать тысяч грузовиков оружия, миллионы долларов и обучение. Турция, в свою очередь, оказывала материальную, гуманитарную и военную помощь оппозиционным группировкам, являясь тыловой линией обороны Америки. Грязная идея «политического решения», предложенная Америкой, была принята оппозицией через данную помощью. Таким образом, идея исламской революции в сердцах оппозиции была притуплена, а препятствия на пути к правлению режима были вновь устранены путём затягивания революционеров в ловушку «политического решения», границы которого были определены Америкой под предлогом так называемого «мира». Большое негативное влияние на ход сирийской революции оказала операция «Щит Евфрата» [5], организованная Турцией под предлогом борьбы с «терроризмом». В результате этой операции город Алеппо, долгое время находившийся в руках оппозиции, перешёл в руки режима Асада, так как муджахиды оставили свои позиции и присоединились к операции. За этими операциями последовали другие операции, такие как «Оливковая ветвь» [6] и «Источник мира» [7]. Эти операции, организованные Турцией под лозунгом «борьбы с терроризмом», привели к перетягиванию муджахидов на свою сторону, ослаблению линий обороны, опустошению позиций и возвращению десятков освобождённых городов в руки режима Асада. Благодаря этим коварным планам обеспечивалось выживание режима Асада, который вот-вот должен был рухнуть.

Речи президента Эрдогана, такие как «Мы вернём эту землю её законному владельцу!» и «Почему мы в Сирии? Режим не может противостоять террористам», по сути были резюмированием роли Турции в Сирии.

Последней в череде заговоров против сирийской революции стала марионетка «Хайят Тахрир аш-Шам» («ХТШ»), которая, как считали люди, пришла освободить Дамаск от режима Асада. После её деятельности стало ясно, что «ХТШ» была создана для того, чтобы заглушить все голоса, особенно партии «Хизб ут-Тахрир», которая провозглашает правду, отвергает все политические компромиссы с главой куфра — Америкой — и её приспешниками, а также ставит своей целью Дамаск как столицу Праведного Халифата, который вернёт Ислам, чтобы снова править миром.

Что касается точки, достигнутой в сирийской революции, полной предательств, то переговоры в астанинском формате по защите территориальной целостности и будущего «светского режима» в Сирии на основе резолюции №2254, инициированной США в 2012 году на Женевской конференции и получившей статус «международной» благодаря одобрению Советом Безопасности ООН в 2015 году, продолжаются между Турцией, Россией, Ираном и Сирией с добавлением режима Асада.

Десятки встреч, проводившихся на протяжении всей сирийской войны, таких как Женевские саммиты, Астанинские конференции, Лозаннские переговоры, Сирийские мирные переговоры, встречи в Анкаре и Тегеране, Эр-Риядская конференция, Сочинские переговоры, соглашения о прекращении огня, Идлибский меморандум, соглашения о зонах деэскалации, конституционные исследования, которые проводились с целью легитимизации режима Асада, покажут, насколько серьёзно США и Запад, организовавшие их, относятся к сирийскому вопросу.

В завершившейся сегодня сирийской войне происходит процесс «нормализации» отношений между режимом Асада и странами региона. Америка спасает сына, Башара Асада, защищавшего свои интересы в регионе со времён отца, Хафеза Асада, от краха с помощью «астанинского трио» («астанинской тройки») в составе России, Турции и Ирана, а также вновь ставит этот убийственный режим на легитимную основу, принимая его в Лигу арабских государств спустя 11 лет.

В Турции после президентских и парламентских выборов начнётся новый процесс в отношениях с Сирией, за предварительной подготовкой к которому мы с интересом наблюдаем уже некоторое время. Переговоры на уровне министров обороны, разведки и иностранных дел будут завершены переговорами — в соответствующие сроки после выборов — между лидерами стран, которые были «отложены из-за выборов». По мере нормализации турецко-сирийских отношений такие вопросы, как проблема беженцев, возвращения и постепенного ухода Турции из региона, будут активно обсуждаться в предстоящий период.

В заключение:

Исламская Умма — это умма с глубокой и великой историей, с корнями на трёх континентах и с огромными возможностями. Как только Умма осознает лживость светских, демократических, националистических, патриотических или так называемых «исламистских» движений, которые по самое горло ввязались в подчинение колонизаторам, она вернётся к своим славным дням.

Сирийская революция — это уникальная и священная революция, которая потрясла все политические балансы в мире, как бы её ни пытались забыть, сколько бы заговоров ни было реализовано на глобальном и региональном уровне, сколько бы раз её ни пытались уничтожить, отклонившись от её смысла и цели.

Таково краткое изложение политических событий с первых дней сирийской революции до сегодняшнего дня. Сирийские мусульмане подверглись большим нападкам со стороны безбожников и большому предательству со стороны тех, кого они считали друзьями. Революционные группы, которые доминировали на 2/3 территории Сирии, сегодня находятся только в Идлибе.

Однако те, кто всеми силами препятствует сирийской революции, кто сотрудничает с США и их партнёрами, кто является соучастником злых планов, кто предаёт революцию, получая помощь, кто алчен до грязных денег, кто не может отличить друга от врага, кто мешает революции и даёт дышать дамасскому мяснику, будут нести тяжёлое бремя этого на своих плечах и в этом мире, и в мире Вечном.

Так угас ли огонь революции в Сирии?

Если посмотреть на надписи на площадях в каждую годовщину революции, такие как «Мы вернём себе волю!», «Революционеры требуют верховенства Ислама!», то можно сделать вывод, что огонь веры по-прежнему жив в сердцах сирийских мусульман и огонь революции продолжает гореть так, что никогда не погаснет. И вновь сирийские мусульмане при каждом удобном случае клянутся, что никогда не заключат мира с преступным режимом, а напротив, будут продолжать борьбу до его свержения. Они вновь подтверждают свой завет защищать священную революцию, от которой у Обамы поседели волосы.

Несомненно, победа будет за теми, кто уверовал и совершает праведные деяния. Воистину, Аллах обещает помочь тем, кто помогает религии Аллаха. Обещание Аллаха истинно, и Он никогда не отступает от Своего обещания.

Несомненно, победа будет за верующими. Достаточно сказать, что мусульмане должны крепко держаться за вервь Аллаха, не обращать внимания на отельных революционеров, являющихся приспешниками Запада, и быть бдительными в отношении таких заговоров, как женевский и астанинский. Мусульмане должны разорвать все связи с местными и региональными перебежчиками и предателями. Они должны вернуться к константам революции и ждать только того, чтобы Аллах даровал им победу для установления государства Праведного Халифата по методу пророчества!

أَلا إِنَّ نَصْرَ اللّهِ قَرِيبٌ

«Воистину, помощь Аллаха близка» (2:214).


Köklü Değişim Dergisi
Кадир Кашыкчы

1. Партия «Демократический союз», также «Партия демократического единства» (курд. Partiya Yekîtiya Demokrat, араб. حزب الاتحاد الديمقراطي‎, название обычно сокращается до PYD) — левая политическая партия, основанная в 2003 году сирийскими курдами.

2. «Рабочая партия Курдистана» (РПК, также «Курдская рабочая партия»; курдск. Partiya Karkerên KurdistanPKK, тур. Kürdistan İşçi Partisi, с января 2000 года — «Демократический народный союз», c 4 апреля 2002 года именовалась «Конгрессом свободы и демократии Курдистана» (KADEK), с 4 апреля 2005 снова продолжила деятельность под наименованием «Рабочая партия Курдистана») — курдская военизированная организация, стремящаяся создать независимое курдское государство на территории исторического Курдистана. Ведёт вооружённую борьбу против Турции.

3. «Исла́мское госуда́рство» (араб. الدّولة الإسلاميّة‎ [ʔadˈdawla(tu) (ʔa)lʔislaːˈmiːjja(tu)], русская транскрипция ад-Да́уляту ль-Ислами́йя), сокращённо «ИГ», ранее «Исла́мское госуда́рство Ира́ка и Лева́нта» (араб. الدولة الإسلامية في العراق والشام‎, русская транскрипция ад-Да́уляту ль-Ислами́йя фи ль-Ира́к уа ш-Шам), сокращённо «ИГИ́Л» или «ДА́ИШ» (араб. داعش‎, [ˈdaːʕiʃ]).

4. «Отряды народной самообороны» (курд. Yekîneyên Parastina Gel, YPG) — вооружённые формирования «Высшего курдского совета», участвующие в сирийском вооружённом конфликте. С 2015 года составляют основу курдско-арабского оппозиционного альянса «Сирийские демократические силы» (англ. Syrian Democratic Forces). Официально «YPG» не связаны с какой-либо конкретной политической партией, но фактически являются в первую очередь боевым крылом курдской партии «Демократический союз» («PYD»). Своей основной задачей «YPG» считает поддержание правопорядка и защиту жизней граждан в регионах Сирии, населённых преимущественно курдами.

5. Операция «Щит Евфрата» (тур. Operasyon «Fırat Kalkanı») — военная операция турецких вооружённых сил, при поддержке «Свободной сирийской армии», на севере Сирийской Арабской Республики, на территории провинции Алеппо. Проводилась с августа 2016 по конец марта 2017 гг.

6. Операция «Оливковая ветвь» (тур. Zeytin Dalı Harekâtı) — военная операция вооружённых сил Турции и протурецких вооружённых формирований сирийской оппозиции («Сирийская национальная армия» и др.) на севере Сирийской Арабской Республики.

7. Операция «Источник мира» (тур. Barış Pınarı Harekâtı, другой перевод — «Родник мира») — вторжение вооружённых сил Турции и протурецких вооружённых формирований сирийской оппозиции ( «Сирийской национальной армии» и др.), вторгшихся на север Сирийской Арабской Республики на фоне продолжающейся в стране гражданской войны.

Главное меню