14
Пт, июнь

От политического Ислама к консервативной демократии в Тунисе

Рашид Ганнуши во время акции протеста против президента Кейса Саида в феврале 2021 года.

Статьи
Типография
  • Маленький Меньше Средний Больше Большой
  • Default Helvetica Georgia

Тунис — это мусульманская земля, которая была включена в состав исламских территорий государством Османского Халифата в 1574 году. Более трёхсот лет он оставался исламской землёй. В 1881 году он был отделён от исламских земель Бардоским договором [1] и перешёл под суверенитет Франции. Хотя 1956 год известен и принят как год обретения Тунисом независимости от французской колонизации, на самом деле это дата, когда Тунис перешёл под британское правление посредством коварной британской хитрости. Британцы продолжали править Тунисом до 1987 года при своём человеке Хабибе Бургибе, а затем при Зин аль-Абидине Бен Али, пока тот не был свергнут в результате восстания «арабской весны».

Тунис — это место, откуда началась «арабская весна». 17 декабря 2010 года Мохаммед Буазизи, который после окончания университета работал разносчиком, потому что не мог найти другой работы, покончил жизнь самоубийством, поджёг себя после того, как силы безопасности конфисковали его ларёк. Этот инцидент привёл к широкомасштабным общественным протестам, известным как «Жасминовая революция» [2], в результате которой было свергнуто 23-летнее правление Зин аль-Абидина Бен Али. Этот инцидент в Тунисе позже распространился на многие арабские страны и был расценен как начало «арабской весны».

Мусульмане стали жить под гнётом диктаторских режимов после потери своего 1300-летнего государства, которое защищало их и служило щитом против безбожных колониалистов Запада. Диктаторские правители Туниса, которые положились на Запад, десятилетиями вели войну против Ислама и его ценностей. Они преследовали мусульман. Богатства страны они отдавали колониальным неверным. Страна всё больше погружалась во тьму капитализма, делая жизнь людей невыносимой из-за экономических и политических узких мест. Проводя политику обнищания и голода, они добились того, что богатства попали в руки колонизаторов через счастливое, немногочисленное меньшинство.

Мусульмане, жившие в этом колониальном и рабском унижении, разрушили все стены страха, существовавшие в них, и восстали против правительств неожиданным, чистым и благородным восстанием, и дали старт восстанию в Тунисе.

Это благословенное восстание очень важно, поскольку оно является первым сопротивлением и восстанием Уммы, брошенной на «милость» колонизаторов в исламской географии, разделённой на части после упразднения Халифата, против угнетения, которому она подвергалась в течение многих лет, и слабости, до которой она была низведена. С помощью этого восстания Исламская Умма осознала силу, которая существовала в ней самой до сегодняшнего дня, но которую она не могла раскрыть из-за притеснений и жестокости безбожных колониалистов Запада и их пособников.

Это чистое и благородное восстание мусульман, которые жили в страданиях колониализма и плена около 100 лет, очень обеспокоило безбожный колониальный Запад и правителей, которые ни на дюйм не сошли с орбиты Запада. Колониалистский Запад, зная, что его существование близится к концу, без колебаний осквернил эти благословенные восстания. В связи с этим были проведены определенные дезинформационные мероприятия. Была подана ложь о том, что восстания спровоцированы Западом и США. Опять же, чтобы изменить ход этих восстаний, была использована манипуляция, что это были «либертарианские» восстания против голода, нищеты и направленные на гуманную жизнь. Однако революция была восстанием против гнёта капиталистической светской демократической системы и поднималась за счёт усилий мусульман. Впрочем, желаемое было достигнуто, и восстание отклонилось от своей цели. Было высказано предположение, что проблема только в правителях. К сожалению, США и Запад манипулировали мусульманами и некоторыми сплочениями в этом отношении, и «Ан-Нахда» («Партия возрождения», Тунис), «Аль-Ихван аль-Муслимун» («Братья-мусульмане») и некоторые салафитские движения стали частью этой игры в этом процессе.

Хотя эти восстания, которые могли бы положить конец 100-летним травмам и несчастьям, пережитым мусульманами, могли бы завершиться созданием исламского государства, эти массы на 100 лет сорвали надежды мусульман на Халифат и Исламское Государство. Движение «Ан-Нахда» в Тунисе и «Аль-Ихван аль-Муслимун» в Египте предпочли служить своим интересам, а не интересам Шариата и Уммы, стремясь к правлению в демократической парламентской системе. Однако, когда безбожные колонизаторы и их пособники поняли, что не могут предотвратить революции, они стали предпринимать один шаг за другим и расставлять одну ловушку за другой, чтобы перехватить революцию, то есть обратить её в свою пользу. Распространяя в обществе через некоторые сплочения и лидеров дискурсы «демократии» и «реформ», они стремились рассеять исламскую атмосферу и добиться того, чтобы люди собрались вокруг этих дискурсов. Им удалось обратить эти революции мусульман против мусульман, используя этих же мусульман, которым не хватало политической проницательности, и воспользовавшись их ошибками, более того, они ещё больше укрепили своё присутствие на этих землях, откуда были изгнаны.

Колониальные неверные подготовили почву для замены деспотических лидеров, которые будут свергнуты в процессе восстания, на «умеренных исламистских демократов», которые будут угождать Западу и не перестанут ему подчиняться; колониальные неверные преуспели в том, чтобы взять под свой контроль революции.

От политического Ислама к консервативной демократии: Рашид аль-Ганнуши

Ганнуши вернулся в Тунис в 1980 году после «жасминовой революции» против диктатора Зина аль-Абидина Бен Али, который оставался президентом Туниса на протяжении 23 лет, вернулся к активной политической деятельности и был избран председателем движения «Ан-Нахда». Сформированное после революции переходное правительство также позволило движению «Ан-Нахда» стать партией («Партия возрождения») и открыло ему путь к участию в выборах.

«Партия возрождения» стала первой на выборах в учредительное собрание Туниса, состоявшихся 23 октября 2011 г., получив большинство голосов. Рашид аль-Ганнуши, председатель партии, сказал в своей речи после подведения итогов выборов: «Сегодня Ислам снова возвращается, чтобы править людьми. Хвала Аллаху, Господу миров... Ислам сегодня возвращается, чтобы сыграть свою роль в реформировании этого общества... Всё это, иншаллах, связано с Исламом... Ислам — источник всего хорошего в этом обществе». Он заявил, что целью «Партии возрождения» будет объединение консерваторов и прозападников на общей почве. Аль-Ганнуши продолжил свою речь следующим образом: «Народ должен продолжить эту важную революцию и защитить её... Народ должен преобразовать революцию в равенство, справедливость и демократию... Идеология «Ан-Нахды» способна охватить женщин с платком или без, верующих или неверующих, то есть всех... Те, кто хочет нейтрализовать Ислам, говорят: «Отложите Ислам в сторону, не вовлекайте его в политику... Ислам — это святыня, мы должны заключить его в шелковую ткань и оберегать...». Разве это уважение к Исламу? Ислам — это образ жизни, который пришёл, чтобы управлять людьми. Он пришёл, чтобы воспитывать и дисциплинировать людей».

Заявления Аль-Ганнуши были всего лишь популистской риторикой, призванной предотвратить новое восстание мусульман против режима. Фактически, на следующий день после объявления первых результатов выборов «Партия возрождения», лидером которой являлся Аль-Ганнуши, заявила на пресс-конференции, что программа партии не противоречит свободам, что каждый тунисец имеет право на свободу слова, мысли и одежды, и что государство не может вмешиваться во всё это.

С одной стороны, Аль-Ганнуши обманывал мусульман, используя исламские мотивы, а с другой стороны, на пресс-конференции, организованной его партией, он чётко раскрыл дорожную карту «Ан-Нахды». Аль-Ганнуши заявил, что «Ан-Нахда» будет действовать не в соответствии с исламской идеологией, а в соответствии с капиталистической идеологией, и что она принимает секуляризм, который является основой капиталистической идеологии, демократию, которая является её системой, и идею основных свобод, которые принимают людей свободными.

Эти заявления Аль-Ганнуши дают представление о том, как будет формироваться политическая позиция его партии в стране. Аль-Ганнуши, который на протяжении многих лет выражал политические исламские дискурсы и укреплял свою базу в этом направлении, этими заявлениями показал, что он резко трансформировался, пойдя на компромисс со своими дискурсами, чтобы участвовать в системе. Так, на 10-м съезде «Ан-Нахды», состоявшемся в мае 2016 года, было подчёркнуто, что идеологией партии больше не может определяться политический исламизм, а вместо него будет использоваться термин «мусульманские демократы», и было подчёркнуто, что политика будет проводиться на основе светских принципов.

01 июня 2016 года ежедневная газета «Аш-Шарк аль-Аусат» взяла интервью у Рашида аль-Ганнуши. В интервью Аль-Ганнуши заявил: «Наше движение де-факто превратилось из всеобъемлющего исламского движения в национальное и гражданское (светское) движение, которое приняло конституцию 2014 года и заключило мир с государством и обществом». Этими заявлениями Аль-Ганнуши хотел сказать, что в Тунисе нет места для политического Ислама.

В прошлом Аль-Ганнуши говорил о том, что когда-то он считал Ислам идеологией, религией или идеей, охватывающей все аспекты жизни. Тогда он заявил: «В ту ночь я очистил себя от двух вещей: светского национализма и традиционного ислама. В ту ночь я объял истинный Ислам, Ислам, явленный в Откровении, не искажённый и не извращённый историей и традицией. В ту ночь я был переполнен огромной верой, любовью, восхищением к религии, которой я посвятил свою жизнь. В ту ночь я родился заново; моё сердце наполнилось светом Аллаха, а разум — решимостью пересмотреть и осмыслить то, чему я научился в прошлом». Однако впоследствии он принял и поддержал умеренный Ислам, утверждая, что секуляризм не противоречит Исламу. Это свидетельствует о том, что он и его партия заявили о своём отходе от политического Ислама и сближении с демократией.

Это подтверждают следующие слова Рашида аль-Ганнуши, сказанные им в интервью французской газете «Le Monde»: «Мы выходим из политического Ислама, чтобы войти в мусульманскую демократию. Мы — мусульманские демократы, которые больше не претендуют на то, чтобы представлять политический Ислам». И снова следующие заявления Аль-Ганнуши: «Ислам не противоречит демократии. Напротив, эти два явления имеют обоснованную платформу, на которой могут обмениваться интересами, имеют общие интересы и выработали формулу сосуществования. Ислам содержит черты и практики, совместимые с демократией и плюрализмом. Например, иджтихад, иджма и шура», — результат диверсии, компромисса, уступки секуляристам и демократам, попытка умиротворить их.

Затем наступил день, когда он был арестован...

Ради дешёвых должностей Рашид аль-Ганнуши взял мусульманскую революцию и передал её в руки секуляристов. Он даже отказался от президентского поста в пользу секуляристов, несмотря на то, что его партия дважды побеждала на выборах. Позже президент Туниса Каис Саид, действуя в интересах Франции и заручившись поддержкой армии, отстранил Аль-Ганнуши и «Ан-Нахду», лидером которой являлся Аль-Ганнуши. На выборах 2019 года он задержал лидера движения «Ан-Нахда» Рашида Аль-Ганнуши, который оказывал ему наибольшую поддержку, и заточил его в своём же доме во время благословенного месяца Рамадан. Штаб-квартира и другие офисы движения «Ан-Нахда» были закрыты.

Это не помогло...

Хотя Рашид аль-Ганнуши называл себя «мусульманским демократом», договаривался с секуляристами, выступал с посланием примирения для всех, искажал положения Ислама, шёл на уступки по Исламу, узаконивал демократию и западные идеи, он всё никак не мог угодить колониальным неверным. Самое болезненное то, что он был удостоен награды в Великобритании за «усилия по предотвращению введения законов шариата в Тунисе». В 2016 году он заявил, что в Тунисе нет места для политического Ислама и что Тунис сейчас является демократическим государством. Однако вся та милота, которую он делал до сих пор ради искажения Ислама, была одним махом проигнорирована. В итоге его постигла участь его предшественников. Как и предыдущие правители Туниса, Аль-Ганнуши был отброшен в сторону, как использованный носовой платок. На самом деле это событие не является чем-то новым и удивительным. Напротив, оно ожидаемо для тех, кто дружит с врагами Ислама и опирается на них.

وَلَن تَرۡضَىٰ عَنكَ ٱلۡيَهُودُ وَلَا ٱلنَّصَٰرَىٰ حَتَّىٰ تَتَّبِعَ مِلَّتَهُمۡۗ

«Иудеи и христиане не будут довольны тобой, пока ты не станешь придерживаться их религии» (2:120).

Однако тунисские мусульмане с надеждой восприняли приход к власти Аль-Ганнуши. Мусульмане, которые годами жили под железным кулаком диктаторов, думали, что вздохнут с облегчением. Ведь им говорили, что Тунис перейдёт от диктатуры к демократии и достигнет мира и процветания.

Что же изменилось?

В ходе этого процесса выяснилось, что в Тунисе ничего не изменилось. Изменились только лица и способы. Ничего не произошло, кроме того, что к власти пришли лица с «менее чёрными лицами». Тунис по-прежнему находится в той же ситуации, что и до 2010 года, поскольку в нём царит капиталистическая светская демократия — система эксплуатации, эксплуатирующая и угнетающая народ. Народ голодает и бедствует на улицах. В то же время стало видно, что эти партии, годами представляющие себя как «политические исламисты» и возникающие во имя «исламских перемен», на самом деле являются производными от демократических партий, которые мало чем отличаются от других. В течение многих лет эти движения отвлекали и обманывали мусульман неисламской западной демократией. Для этого они мобилизовали все свои средства с целью вовлечения мусульман в систему. Как и в других исламских странах, правители Туниса за бесценок продали свои личности и индивидуальность. В соответствии с приказами, которые они получали от колониального безбожного Запада, они совершали свои злодеяния, чтобы разрушить самобытность Уммы и отклонить её от правильного пути. Эти сплочения и лидеры, поставившие перед собой цель изменить коррумпированную демократическую систему, к сожалению, стали людьми этой системы. В отношении мусульман они внедряли системы куфра, которыми Всевышний Аллах никогда не был доволен, и гордились этим. Чтобы придать легитимность себе и своим движениям, они интерпретировали в угоду себе все неисламские идеи и нормы. Они пошли на компромисс с Исламом и исламскими правилами.

В конце концов, светско-демократическая капиталистическая система, угнетающая мусульман, обедняющая, приводящая к несчастьям и отсталости и не способная решить ни одной проблемы, продолжает оставаться во власти. Революционная воля тунисских мусульман была сорвана из-за причудливых аргументов, таких как терпимость, свобода и демократия. Утверждалось, что тунисские мусульмане пытались совершить революцию ради демократии, и от их имени были достигнуты компромиссы с исламскими ценностями. Усилия мусульман были потрачены впустую. Стремления мусульман, отстаивавших Ислам и требовавших исламского правления, постоянно разрушались такими деятелями и движениями. К сожалению, мусульмане в очередной раз разочаровались и в очередной раз были ужалены из той же норы.

Однако несомненно, что лидеры, укравшие у мусульман благословенные революции путём обмана и коварства, а также секуляризм, демократия и другие неисламские гуманитарные системы и идеологии, которые они защищают и к которым призывают, рано или поздно обречены на исчезновение. Подобно тому, как коммунизм был стёрт с лица земли вместе со своим государством и идеологией, капитализм, секуляризм и демократия также будут стёрты с лица земли, а Ислам победит и обретёт господство. Таким образом, Ислам наполнит мир добром, безопасностью, справедливостью и миром.

وَعۡدَ ٱللَّهِۖ لَا يُخۡلِفُ ٱللَّهُ وَعۡدَهُۥ وَلَٰكِنَّ أَكۡثَرَ ٱلنَّاسِ لَا يَعۡلَمُونَ

«Таково обещание Аллаха, и Аллах не нарушает Своего обещания, однако большинство людей не знают этого» (30:6).

 

Йылмаз Челик
Köklü Değişim Dergisi
10.06.2023

1. Бардоский договор или договор Ксар-Саид (фр. Traité du Bardo, араб. معاهدة باردو‎) — это договор, подписанный между беем Туниса и французским правительством 12 мая 1881 года. В законодательстве Франции договор называется «договор гарантии и защиты».

2. Волнения в Тунисе (2010—2011) или (Вторая) Жасминовая революция (фр. Révolution de jasmin, араб. ثورة الياسمين‎) и Финиковая революция) — волна общенационального недовольства политикой президента Туниса Зин аль-Абидина Бен Али, которая привела к его отставке 14 января 2011 года.

Главное меню