18
Вс, нояб

«Они строили свои козни» (14:46). Как их разрушить?

Газета «Ар-Рая»
Инструменты
Типография
  • Маленький Меньше Средний Больше Большой
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

Народные движения, возникшие в Тунисе и следом охватившие Египет, Ливию, Йемен и, в итоге, Шам, являются практическим доказательством единства Исламской Уммы.

Она отвергла все формы репрессивной практики и предательской политики, применяемые марионеточными правительствами — прислужниками неверных колонизаторов, всячески поддерживающих мусульманских правителей с целью удержать Умму в заточении, препятствовать её возрождению и возвращению к ней силы и славы, тем временем спокойно чиня произвол и грабя богатства мусульман.

Умма восстала большими массами и заявила о том, что абсолютно отвергает существующую политику. В её воззвании было заметно то, что она вышла на поиски всё ещё размытой для её понимания собственной идентичности, но отвергая покорность и униженность; тем самым она ясно выразила то, что искала — это исламская идентичность.

Неверный колониальный Запад, конечно же, не мог не заметить эти народные движения, которые становились всё более сильнее и действеннее, а их требования — всё жёстче всякий раз, когда росло количество жертв, павших из-за ненависти преступных тиранов, причинявших всевозможные страдания, от убийств и арестов вплоть до изгнаний, для того, чтобы не дать Умме возможности достигнуть желаемой цели.

Запад мобилизовался, начал череду саммитов и заговоров, ставил ловушки и спутывал нити, дабы не позволить Умме получить то, чего она желает, т.к. эти движения угрожали влиянию Запада в мусульманских странах. Он обхитрил революции «Арабской весны», отвёл в сторону их требования и сбил их с главной цели, ради которой мусульмане вышли против преступных правителей, заставивших вкусить мучения и горечь жизни.

Западу удалось сбить компас революционеров благодаря тому, что у них не было проекта, выведенного из Книги Аллаха и Сунны Пророка (с.а.с.) и бьющего ключом из акъыды Уммы; проекта, ради которого стоит отдавать жертвы взамен на славу и величие, которое ей обеспечит претворение законов её Господа. Умма не сформулировала непреложные основы, которые стали бы планом её действий, указателем на пути, который ей предстоит пройти, и финишным флагом, по которому она могла бы убедиться в том, что достигла своей цели, жертвуя самым ценным ради этого.

Отсутствие проекта и непреложных основ позволило преступному Западу «обойти» революции в Тунисе, Ливии, Египте, Йемене и «вывернуть им руки», загнав Умму назад в «загоны» репрессивных режимов, причиняющих все виды страданий, запрещающих Шариат Аллаха и преследующих всех, кто к нему призывает.

Однако революция в Шаме по сравнению с остальными революциями «Арабской весны» с самого начала обладала более чёткими целями и смелыми угрозами амбициям Запада. Мощь лозунгов и масштабы протестов против подчинения Западу с требованиями выйти из-под его господства заставили громко бить там тревогу. «О Аллах! Для нас только Ты, о Аллах!», «Мы не преклонимся ни перед кем, кроме Аллаха!», «Она — ради Аллаха, не ради власти и почёта!» — и лозунги не остановились на этом, а стали более чётко указывать на цель протестующих: «Наш предводитель навеки — наш Господин Мухаммад!», «Народ желает Исламский Халифат!» и «Здесь молвят даже камни: «Мы желаем только Умара!».

Мир впал в недоумение перед этой силой и масштабами революции, он не знал, как действовать, как бороться, на первых порах мы видели ясную путаницу на Западе. Америка для того, чтобы подавить революцию, разделила роль региональных государств на две части: одни государства утверждали о «дружбе» с сирийским народом, оказывали поддержку и сдерживали революционеров — эта роль стала самой опасной, её выполняли Турция, Катар и Саудовская Аравия. Другие же государства, такие как Иран, его партия в Ливане и Россия, несли смерть и разрушения, поддержали преступный режим, в особенности в тот момент, когда революционеры смогли освободить большую часть Шама и подошли к Дамаску, где прятался преступник и агент Америки Башар.

Это подтверждается также недавним заявлением главы МИД РФ Лаврова, в ходе которого он сказал: «Неудачная попытка смены режима извне с опорой на экстремистов чуть было не привела к распаду страны и возникновению на её месте террористического халифата. Энергичные действия России в ответ на просьбу правительства САР, подкреплённые дипломатическими шагами в рамках Астанинского процесса, помогли предотвратить этот губительный сценарий».

Америка оказалась вынуждена в спешке созывать конференции, строить планы и убеждать народные движения в том, что всё это — в их интересах, однако заговоры встречали отказ. Как заявил президент США Барак Обама незадолго до того, как покинуть Белый дом, большая часть его седины — это следствие трудного общения по Сирии. Затем госсекретарь США Джон Керри сделал аналогичное заявление и признал, что сирийское урегулирование было самой сложной дипломатической проблемой, с которой он сталкивался в своей жизни. Всё это говорит о масштабах и силе революции в Шаме.

Запад придумал трансформацию революцию из движения народа в движение политических и военных группировок, что облегчит контроль над ними, собьёт их с цели, позволит собрать своих прислужников и «дёргать их за нити». Так, Запад потопил руководителей групп в грязных политических деньгах, лишил их своего слова, вынудил вступить в переговоры и пойти на мнимые перемирия. С целью спасти режим от краха Запад обязал их согласиться на заговор по «зонам деэскалации», грязная роль которых заключалась в том, чтобы вернуть преступному режиму районы, подконтрольные революционерам. Сначала едва живому режиму обезопасили предместья столицы, отодвинув подальше революцию, а затем создали в регионе разногласия и разрозненность групп «по спонсорам», что препятствовало их объединению.

Хизб ут-Тахрир — лидер, не лгущий своему народу, — громко предостерегал революционеров, а потом военизированные группы от попадания в ловушку преступного Запада. Искренне любя свой народ, будучи надёжным наставником, переживая за последствия западных уловок и разоблачая их, Хизб ут-Тахрир предложил себя в качестве политического руководства с проектом, бьющим из глубины акъыды Уммы, выведенным из Книги Аллаха и Сунны Посланника (с.а.с.), с которым он обратился к предводителям революции, активным деятелям, влиятельным людям и военизированным отрядам. Помимо этого, Хизб ут-Тахрир напомнил народу о том, что революция должна иметь непреложные основы, по которым она придёт к безопасности после того, как заслужит довольство Аллаха. Ради этого были проведены обширные кампании с призывом принять эти непреложные основы, надёжно ведущие к цели.

Эти непреложные основы заключаются в следующем:

— категорическое непринятие ничего кроме свержения режима со всеми его ответвлениями и направление всех орудий в сторону Дамаска;

— прекращение отношений со всеми государствами-спонсорами, разрыв всех «протянутых» от них «нитей», в особенности — грязных политических денег, которые препятствовали отрядам нанести удар по режиму в Дамаске и стали главной причиной, из-за которой революционеры направили своё оружие против своих братьев, угождая спонсорам;

— признание исключительно Ислама в качестве политического строя, который будет править Уммой с истиной и справедливостью, а именно — Праведного Халифата по методу пророчества. Только он оправдает принесённые жертвы и защитит угнетённых от репрессивной машины по всему миру. Для того, чтобы изменилась нынешняя ситуация в Шаме, народ должен принять эти непреложные основы и консолидироваться вокруг проекта, предложенного Хизб ут-Тахрир, который позволит достичь того, ради чего Умма заплатила столь высокую цену.

 

Мухаммад аль-Хамси
24.10.2018

Последний номер газеты Ар-Рая на арабском
Интервью с Османом Баххашем о газете «Ар-Рая»
Газета Ар-Рая