01
Ср, дек

Стратегия по внедрению западной цивилизации. Часть 2

Статьи
Инструменты
Типография
  • Маленький Меньше Средний Больше Большой
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

С европейской центристской точки зрения естественным результатом представления современности как западноевропейского проекта стало рождение модернистов.

Но эти люди должны были выйти из элиты, которая имеет репутацию и славу, а не из простых людей или среднего класса общества, потому что выражение «элитной» мысли модернизма людьми «среднего класса» противоречило представлениям европейской цивилизации. Следовательно, для формирования, процветания и созревания этой элиты необходимо вмешаться в системы образования «варварских» и «нецивилизованных» стран, а наиболее образованным из них дать долю благосостояния. Они же, в свою очередь, должны были в каждой точке мира демонстрировать, что результатом «мышления подобно европейцу» является роскошная жизнь, а также должны обучать подобному мышлению других и порицать любого инакомыслящего.

Во время Французской революции лозунги о «независимости» и «свободе» в основном выкрикивали философы. Кем они были? Они были теми, кто обладает интеллектуальными свойствами, которых не было у обычного человека. Другими словами, Запад запустил мысль, что философы обладают превосходными ментальными характеристиками, и реализовал изменения через этих философов. Таким образом, народ поверил в величие национального государства, полюбил светское государство и поверил в демократию.

Недостаточно было реализовать этот успех на своих землях, поэтому им также нужно было доставить данные идеи «варварским» и «отсталым» народам. Несомненно, «незападные» страны имели низкий уровень «образования» и «культурную отсталость» из-за привязанности к своим традициям. Они даже были вынуждены изучать свою религию и пророков у историков-востоковедов, поскольку Запад лучше них изучил их религию. Комплекс превосходства Запада требовал формирования отставания Востока. По этой причине настала очередь действовать кучке «образованных» людей, которые стали невосприимчивы к родной культуре, традициям и религиозным чувствам, но безотказно принимают всё, что является западным. Возникла интеллектуальная прослойка, которая освоила методы колонизатора, а также концепции «модернизма» и «цивилизации».

Фикрет Башкая в своей книге «Мир, вышедший из-под контроля»1, расшифровывает подлую ловушку колониальной прослойки следующим образом: «Во-первых, на идеологические тезисы, выдвигаемые западными странами, накладывается объективная наука. А поскольку наука универсальна, то теперь каждый раз, когда эталон цивилизованности (Запад) говорит нам о чём-то, это категорически запрещено подвергать сомнению. Затем идеологические тезисы, возникшие на Западе, считаются «общественными науками» и экспортируются в другие части света».

Автор доказывает своё предположение следующим примером: «...Однажды я сказал одному академику, что его слова абсурдны, а он ответил мне: «Нет-нет, я читал это в одном серьёзном западном журнале». Данная прослойка, проявляя наивысший этикет и находясь в самых роскошных аудиториях университетов, продвигает западную литературу. Даже задача рассмотреть истинность изложенного в данной литературе для этой прослойки кажется «бессмысленным» и бесполезным делом, поскольку ничего «правильнее» ещё не написано, ничего «научнее» ещё не опубликовано. И, конечно же, это более правильное и более научное — по их суждениям — может быть опубликовано лишь самим Западом. К тому же, местные учёные обязаны основывать подавляющее большинство своих тезисов на западных источниках.

Давайте попытаемся разобраться в следующем — какие методы и техники используются; психологические и социологические теории каких учёных преподаются и применяются в наших учебных заведениях?

Мы не должны удивляться роста нарциссических и эгоистичных личностей, учитывая тот факт, что наши психологи питаются трудами австрийского психоаналитика Зигмунда Фрейда. Зная, что наши педагоги воспитывались трудами швейцарского учёного Пиаже, мы должны понимать, что в результате наши дети не смогут стать хафизами или учёными в раннем возрасте. Нет ни одного человека, который бы не имел конфликта с нашими социологами, которые стали профессорами, защищаясь тезисами американского исследователя Эриксона.

Если наши преподаватели передают то, чему они научились из работ Джона Дьюи, нетрудно предсказать, что будет воспитана масса утилитарных и оппортунистических студентов. К сожалению, взгляд западных учёных на жизнь, человека и Вселенную стал точкой зрения учёных и научных деятелей в наших странах. Короче говоря, выдумки империалистического Запада представлены как научные истины, которые «действительны» в любое время и в любом месте.

Западный колониализм не только опустошает умы людей, но и искажает прошлое человечества, извращая его грязной логикой и делая его врагом своей истории. Если же колониализму удаётся сменить камуфляж и продолжать существовать в академической маске, то это потому, что общество, колонизированное и лишённое прошлого, сегодня утратило способность анализировать. Отныне нет больше необходимости Западу иметь повсюду губернаторов колоний или военных; послы доброй воли, эксперты по правам человека, миротворцы таких приятных на слух организаций, как ООН, НАТО, ЕСПЧ, Всемирный банк и Миротворческие силы, должным образом справляются с этими обязанностями. Эти «офицеры» Запада проникают в мышление местной элиты, блокируя способность последней думать и анализировать.

Последнее парламентское выступление Мустафы Кемаля началось с заявления, что в управлении страной он будет руководствоваться законами, которые будет черпать из жизни (речь идёт о секуляризме), а не догмами книг, которые, как принято считать, спустились с неба (подразумевался Коран). В конце своего выступления он заявил, что поднимет это государство до «цивилизованного уровня». Другими словами, предпосылкой для достижения уровня современной цивилизованности было уничтожение всего исламского. Подавляющее большинство его реформ родилось из этого понимания и было светско-секулярными реформами, потому что он получил эту идею от западных правителей и, по крайней мере, чувствовал необходимость походить на западного деятеля. «Спасение» страны состояло в том, чтобы идти по европейскому пути, походить на Европу, стать «цивилизованным», то есть стать западным.

К сожалению, эта цель как существовала среди старомодных кемалистов, так и продолжает существовать в современных неокемалистах. Они создали общество, которое строго придерживается идеи «национального государства» и испытывает волнующие чувства к родине и нации. Они пытались сделать из этого общества политических реалистов, оторвав это общество от его исламских корней и добиваясь слабого понимания сути того, что есть Умма. Восхищаясь западной культурой и цивилизацией, кучка кемалистов занимала элитарную и якобинскую позицию в обществе в попытках наконец-таки сделать из представителей мусульманских народов настоящих «людей». Они продолжили свой путь с людьми, которые одеваются и думают как они. А другие люди были для них плохими, грязными и опасными.

Распространённость той же проблемы можно наблюдать в сегодняшних местных элитах. Несмотря на зигзаги в сирийской политике, были созданы элиты, стремящиеся защищать каждый из крайних взглядов одновременно. Когда было сказано, что нужно сесть за стол переговоров с Асадом, те, кто слепо следовал за Асадом, набросились на него во время сражения с армией режима. В случае с палестинцами те, кто был на ножах с «Израилем», заявили, что не следует вмешиваться в дела других национальных государств, когда подписывалось соглашение с «Израилем». Те, кто был антиимпериалистически настроен по отношению к американскому эмбарго, не могли сдерживать своего хвастовства, когда услышали фразу: «Мы находимся в тесном союзе с США». На других же они навесили ярлык «религиозников». Испытав невыносимую лёгкость быть демократом, эта элита продолжала отравлять людей через писателей и академиков.

Основной менталитет проекта «Большой Ближний Восток» заключался в следующем: исламские общества никогда не смогут самостоятельно стать модернизированными, потому что они были кочевыми племенами, скитающимися по обширным пустыням, время от времени совершая набеги и грабежи и заставляя людей принимать свою собственную странную, фанатичную религию. Организаторы плана «Большого Ближнего Востока» и их местные приспешники, которые пытались модернизировать мир вместе с ними, выполняли свою «священную» миссию.

Эти местные элиты верили — или хотели верить, — что Запад построит «новый мир». Будучи мусульманами, мысль о том, что Ислам установит новый мир, была для них катастрофической. Эти далёкие от реальности эксперты в различных и всевозможных областях берут знания и культуру с Запада в форме «пилюль», и при этом они оправдывают любую жестокость и несправедливость, которую совершает Запад. Эти люди продолжают ленивым и инертным образом сидеть в башнях из слоновой кости в ожидании инструкций с Запада. Это именно тот тип людей, который нужен буржуазному миропорядку.

وَلَا تَلۡبِسُواْ ٱلۡحَقَّ بِٱلۡبَٰطِلِ وَتَكۡتُمُواْ ٱلۡحَقَّ وَأَنتُمۡ تَعۡلَمُونَ

«Не облекайте истину в ложь и не скрывайте истину» (2:42).

В этом и заключается суть и стратегия тех действий в мире образования, культуры и науки, которые поддерживают западную цивилизацию на плаву, поскольку одной лишь концепции «цивилизации» недостаточно, чтобы удержать и поддерживать Запад. В следующей статье мы обсудим другую попытку поддержания западной цивилизации, а именно — стратегию разрушения семейной и социальной концепции в мусульманских народах.

 

Эмрах Акай
02.05.2020

1. Fikret Başkaya, «Çığırından Çıkmış Bir Dünya».