23
Пт, фев

История идеи национализма — первого бастиона капитализма

Статьи
Типография
  • Маленький Меньше Средний Больше Большой
  • Default Helvetica Georgia

В истории человечества одной из эмоций, открытой для злоупотреблений, является чувство асабии, которое формируется кровными узами. Это чувство — наблюдаемый рациональный факт. Оно начинает существовать в жизненной сфере с чувства лидера, доминирования, защиты родственников, солидарности и сплочённости. С развитием этой связи в историческом процессе развивался/расширялся и объём данного понятия. По мере расширения авторитарной структуры человека это чувство пытается доминировать в его семье, племени, роду, нации, Родине. Концептуально такое понимание составляет основу идеи национализма.

Капитализм — это идеология, которая использует провоцирование и эксплуатирование человеческих эмоций для поддержания своего существования. В этом контексте для достижения своих целей капитализм использовал эмоциональную связь, возникающую из инстинкта выживания человека. Он открыл динамическую энергию этой связи в человеке и способствовал её рождению как политической идеи.

Идея национализма, обеспечивающая господство капитализма в политической жизни, не является местной для мусульман идеей, как это принято считать. Если посмотреть на исторический процесс возникновения европейских государств, то хорошо видно, что национализм — это одна из первых крепостей, которую построил капитализм на тех землях, которые он хотел эксплуатировать.

Итак, как же идея национализма, импортированная из европейских государств, вошла в политическую жизнь?

Первое проявление идеи национализма в политической жизни произошло в Западной Европе. С конца XVII века национализм, который оказал влияние на создание централизованных государств с концепцией национального государства, является продуктом капиталистических держав. Это политическая идея, основанная на доктрине «передачи власти нации» путём прекращения доминирования религий и королевств в Западной Европе. Хотя в основе возникновения национализма лежит идея суверенитета нации, в разных политических режимах допустимо различие. По этой причине в XIX веке Великобритания, Бельгия, Испания, Иран, Саудовская Аравия и другие государства сформировались и политически организовались в рамках национального государства.

В XVIII веке интеллектуалы, работавшие над понятием «нация», внесли большой вклад в развитие концепции нации перед лицом религиозной власти. Хоркхаймер [1] выражает этот процесс следующим образом: «Как высший надличностный мотив человеческой жизни, она стала претендовать на замену религии. Нация черпает свой авторитет не из откровения, а из разума». С эволюцией концепции суверенитета в концепцию национализма на Западе укрепилось понимание национального государства. В связи с этим с Французской революцией национализм стал стремительно проникать в политическую жизнь.

После Великой французской революции идея национализма в Европе получила силу, опираясь на идею национальной независимости, и заставила народы свергнуть монархию и аристократическую власть. Таким образом, идея самоопределения личности привела к быстрому формированию национальных государств в Европе. Однако поскольку такое понимание суверенитета страдало от того, что не имело метода представительства, оно направлялось капиталистическими державами, господствовавшими в мире.

Идея национализма вместе с приобретением авторитарной власти привела к возникновению расистского национализма, то есть фашизма, в Италии[2] и национализма в Германии[3], узаконившего превосходство одной расы над другой. Процесс национализации, возникший в Европе, втянул мир в хаос в XIX веке и стал одной из главных причин Первой и Второй мировых войн.

Борьба за власть капиталистических государств в Европе, основанная на принципе национализма, привела к тому, что после Первой мировой войны доминирующее положение заняла Великобритания. После войны Британия, Франция, Германия, Италия благодаря националистическому бастиону капитализма стали распространяться и заселять земли Османского исламского государства, Индии и Китая в культурном, политическом и военном отношении. Наиболее яркой особенностью является то, что, эксплуатируя подземные и наземные ресурсы распространяемых ими земель, они приукрашивали свои обманные идеи такими уловками, как «национальная экономика» и «национальные ресурсы». Этими причудливыми выражениями они обманывали народы региона.

С помощью обмана «национализма» капиталистические колониальные государства вели борьбу за раздел эксплуатируемых ими территорий и богатств. Таким образом, Вторая мировая война вошла в историю как война больших разрушений, подогреваемая идеей национализма. После Второй мировой войны семена национализма, посеянные капитализмом, начали давать всходы на всех континентах.

Идея национализма, влияние которого на мировые общества растёт с каждым днём, не принимается и критикуется некоторыми западными мыслителями. Эрнест Геллнер[4], один из таких мыслителей, кратко характеризует национализм в следующих статьях:

«1) Национализм — это нечто естественное, открытое само по себе и способное воспроизводить себя. Если его нет, то это происходит под грозным давлением.

2) Это искусственный результат идей, которые никогда не нуждались в формулировке, и которые кажутся досадной случайностью. Политическая жизнь, даже в индустриально развитых обществах, может существовать и без него.

3) Теория «неправильного адреса»[5], принятая марксизмом, заключается в том, что марксисты тоже хотят верить, что дух истории или сознание человечества совершили катастрофическую ошибку. Предупреждающее послание должно было быть направлено классам, но по чудовищной почтовой ошибке оно было направлено народам. Теперь революционные активисты должны убедить тех, кто получил послание по ошибке, вернуть его и заложенный в нём пыл по правильному и нужному адресу. То, что получатель, самоуверенный и узурпировавший послание, не желает выполнять это требование, сильно раздражает активистов.

4) Теория тёмных богов. Национализм — это возрождение древнейших чувств привязанности к генеалогии, веры в родословную и привязанности к местности. Этой точкой зрения пользуются как те, кто любит национализм, так и те, кто его ненавидит. Первые считают эти силы животворящими, вторые — варварскими...».

Эрнест Ренан[6] говорит об идее национализма следующее: «В истории человечества раса — это ещё не все представители человеческого рода, как в случае с грызунами или кошачьими; никто не имеет права объехать весь мир, изучая черепа каждого, а потом хватать людей за шиворот и говорить им: «Ты нашей крови, ты принадлежишь нам!». Кроме этнографических признаков есть право, справедливость, истина, красота, которые едины для всех. Более того, эта расовая политика не является надёжной политикой. Сегодня вы используете её против других, а завтра обнаружите, что она обернулась против вас».

Идея национализма, сконструированная капитализмом для обмана народов, не смогла спасти национализм от того, чтобы стать общей и размытой идеей, несмотря на её существование в политической жизни, настолько, что даже западные интеллектуалы не смогли ограничить идею национализма и придать ей конкретный смысл. По этой причине понятие национализма оказалось относительным, и за ним закрепилось множество значений. Его можно ассоциировать с такими понятиями, как «гражданственность, патриотизм, популизм, этнизм, ксенофобия, шовинизм, империализм...», а также с понятиями «нация, народность, этничность, культура, раса, расизм, народ, патриотизм» и другими. Национализм — неоднозначная идея, которая переплетается в сознании западных мыслителей.

Поэтому существует множество определений идеи национализма. Важнейшей причиной этого является то, что данное понятие не обладает определённым постоянством и — поскольку в сыром виде оно подпитывается эмоциями — является идеей, которая меняет свою форму под воздействием реальности. Хотя западные мыслители пытались спасти понятие национализма от превращения в общую идею, приписывая ему различные значения, структурная особенность идеи не позволила этого сделать.

Например, Энтони Смит[7] утверждает, что национализм можно разделить на четыре группы (модернистская теория, перенниализм, примитивизм, этносимволизм), в то время как другие мыслители говорят, что его можно разделить на три группы (примитивизм, модернизм и этносимволизм). Ханс Кон, в свою очередь, говорит о национализме с привязкой к земле и этническом национализме:

«1. Национализмы, связанные с землёй, предшествующие независимости — такие течения сначала будут пытаться избавиться от иностранного правления, а затем попытаются создать новое государство-нацию на этой территории, которая была ранее колонией. Это антиколониальные национализмы.

2. Этнические национализмы, предшествующие независимости — такие движения направлены на отделение от более крупной политической единицы и создание наций на основе новой этнической принадлежности. Это сепаратистские национализмы или диаспоральные национализмы».

Как видно, идея национализма не является местной, а напротив, это импортированная идея, придуманная западными мыслителями. Идеи «привязанности к нации» и «привязанности к земле» являются оплотом капиталистических государств, которые они используют как инструмент для обмана и эксплуатации народов. Подняв суету вокруг национализма, капиталистические государства таким способом обеспечили крах Османского государства Халифат. Используя такие элементы, как этнос, язык, мазхаб, раса, регион, район, они представляют народу земли, которые хотят эксплуатировать, «национальные ценности», советуют им защищать эти ценности и тем самым приобщают ресурсы этих земель к своей власти, используя тактику «разделяй и властвуй».

Капитализм, особенно с той политикой, которую он проводил на мусульманских землях, в своё время разрушил целостную структуру мусульман, и сегодня он не позволяет Исламской Умме противостоять капитализму как единой силе. Он препятствует Исламской Умме вновь объединиться, провоцируя посредством идеи национализма узы асабии, которые в истории человечества являются наиболее податливыми и подходящими для провоцирования и манипуляции. Развивая идею национализма на землях Ислама, капитализм обеспечивает дезорганизацию мусульман, привязывая их к различным идентичностям и привязанностям.

Однако сегодня мусульмане, зная, что идея национализма — это западная идея, поддаются своим эмоциям и служат идее национализма. Капитализм удерживает государства в мусульманских странах в соответствии с принципом национализма в управлении и экономике, что делает их лёгкими для проглатывания кусочками.

Однако мусульманам необходимо быстро разрушить крепость национализма, который является одним из средств эксплуатации Запада, и восстановить крепость умматизма для Праведного государства Халифат — формы правления, предписанной исламским вероучением, что позволит им вновь стать одной землёй, одним флагом и одним государством. Только так они смогут вернуться к своей истории, к своей самобытности, которая позволила их землям существовать. В противном случае через ложь национализма, привязанного к земле и национальности, будет происходить эксплуатация ценностей, которые Аллах доверил мусульманам.


Köklü Değişim Dergisi
Хакан Болат

1. Макс Хоркха́ймер (нем. Max Horkheimer; 14 февраля 1895, Штутгарт–7 июля 1973, Нюрнберг) — немецкий философ и социолог, один из основателей Франкфуртской школы. Хоркхаймер рассматривал авторитаризм, милитаризм, экономические потрясения, экологический кризис и нищету массовой культуры, используя философию истории в качестве основы. Среди его наиболее важных работ — «Затмение разума» (1947), «Между философией и социальными науками» (1930–1938) и, в сотрудничестве с Теодором Адорно, «Диалектика просвещения» (1947).

2. Италья́нский фаши́зм — тоталитарная националистическая политика корпоративизма, проводившаяся Бенито Муссолини с 1921 до 1945 года.

3. Немецкий национализм (нем. Deutscher Nationalismus) — под этим термином очень часто имеется в виду превосходство немецкого государства (помимо Германии, может быть, ещё и Австрия, и редко — Швейцария) и немецкого народа над остальными народами и странами (не путать с фашизмом и национал-социализмом).

4. Эрнест Андре Геллнер (англ. Ernest Gellner; 9 декабря 1925–5 ноября 1995) — английский философ и социальный антрополог. Доктор, профессор философии, логики и научного метода Лондонской школы экономики Лондонского университета (1962–1984), профессор социальной антропологии Кембриджского университета (1984–1993), основатель и директор Центра по исследованию национализма при Центрально-Европейском университете в Будапеште (1993–1995). Иностранный член Американского философского общества‎ (1993).

5. Марксистская теория «неправильного адреса»: Фраза: «Объединяйтесь, вам нечего терять, кроме ваших цепей!», — послана классу пролетариата. Это послание было доставлено народам, а не классам, из-за грубой ошибки «почтальона»! Это сообщение, которое Геллнер резюмирует с некоторой иллюзией, в некотором смысле является историей о том, как российские коммунисты были вынуждены принять реальность нации посредством теорий «социализма в одной стране» и «империализма», применяемых российскими коммунистами, когда классовая теория не сработала.

6. Жозе́ф Эрне́ст Рена́н (фр. Joseph Ernest Renan; 27 февраля 1823, Трегье, Кот-д’Армор–2 октября 1892, Париж) — французский историк религии, семитолог, публицист.

7. Энтони Дэвид Смит (англ. Anthony D. Smith; 1939–20 июля 2016) — британский исследователь феноменов нации и национализма, профессор-эмерит в области национализма и этничности Лондонской школы экономики. Считается основателем междисциплинарной области исследований национализма. Наиболее значительным вкладом Энтони Смита в теорию национализма считается различение гражданского и этнического типов наций и национализмов, а также мысль о том, что все нации имеют господствующее «этническое ядро». Соглашаясь с другими исследователями, что национализм — это модерный феномен, он вместе с тем считает, что нации имеют домодерное происхождение.

Главное меню