08
Пн, авг

Народные волнения в Ираке, Ливане и Иране

Ответы на вопросы
Инструменты
Типография
  • Маленький Меньше Средний Больше Большой
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

Вопрос: Мы знаем, что народные волнения в Ираке, Ливане и Иране начались спонтанно, но остались ли они независимыми?

Играют ли европейские силы какую-либо роль в этих волнениях, учитывая, что все три страны практически полностью находятся под влиянием Америки? Останется ли ситуация в этих трёх странах такой, какой она была ранее, или же Америка собирается заменить агентов посредством армии или другими путями, как это было сделано в Египте и Судане?

Ответ: Необходимо отметить несколько моментов:

Во-первых, касательно причин волнений. Действительно, протесты начались спонтанно в каждой упомянутой стране, и причины можно кратко изложить следующим образом:

Ирак. Народные протесты в Ираке вспыхнули в начале октября 2019 года в виде демонстраций и сидячих забастовок, которые привели к перекрытию мостов и дорог в Багдаде и в других городах. Вспышка демонстраций была вызвана ухудшением экономических условий в стране, широко распространённой несправедливостью и коррупцией в государственных органах и массовой безработицей. Протесты начались спонтанно, когда уже ощущалось, что ситуация накалилась до критической стадии.

Режим не смог решить проблему электричества за 16 лет своего правления, он не обеспечил рабочими местами молодёжь и выпускников ВУЗов и не смог накормить людей, несмотря на огромное нефтяное богатство. Затем вспыхнули демонстрации, в результате которых погибло около 350 человек, и ещё тысячи были ранены и задержаны. Протестующие сожгли офисы проиранских партий, участвующих в правлении. Также они устроили поджог в иранском консульстве в Кербеле 04.11.2019, забросав здание камнями и требуя вывода консульства из города, а также подожгли иранское консульство в Эн-Наджафе 27.11.2019.

Больше всего правительство Ирака оказалось в замешательстве после того, как протесты перекинулись на Багдад, Эн-Насирию, Кербелу, Эн-Наджаф и другие южные города. Это именно те регионы, которые режим считал областями своего народного веса. Из-за значимости протестов в этих городах премьер-министр Ирака Абдуль-Махди больше не мог цепляться за власть, поэтому он подал в отставку 30.11.2019, и парламент одобрил его отставку 01.12.2019.

Ливан. Экономическая ситуация в Ливане оказалась на грани полного краха. «Государственный долг Ливана на начало 2019 года составил 85,32 млрд. долл.» («Al-Araby Al-Jadeed», 15.03.2019). «Соотношение долга к ВВП страны составляет 152%, а проценты по долгу поглощают около половины доходов страны» («BBC», 28.10.2019). «Это привело к высокому уровню безработицы в Ливане, который оценивается в 37% среди лиц младше 35 лет» («BBC», 26.10.2019).

На фоне этого экономического развала введение налога на пользование мессенджером «WhatsApp» 17.10.2019 стало искрой, которая зажгла пожар протестов на улицах Ливана. Демонстранты стали нападать на офисы чиновников, особенно в южном Ливане, и пламя протестов перекинулось на города Бейрут, Эн-Набатия и Тир. Вскоре демонстранты стали требовать отставки правительства и смену всей политической элиты в Ливане. Со своей стороны, сторонники иранской партии «Хизбалла» пытались запугать демонстрантов 24 и 25 октября, напав на их лагерь, затем эта партия вместе с движением «Амаль» снова повторили подобные акты агрессии против протестующих в Бейруте.

Иран. Положение иранского режима было не лучше, чем в государствах его оси — Ирак, Ливан и Сирия. Ему не хватало правильного взгляда на управление страной. Корпус Стражей Исламской революции (КСИР) взял под свой контроль крупные сектора иранской экономики, маргинализируя неперсидские регионы на окраинах страны. Это создало целый пояс нищенствующих городов, а экономическая ситуация оказалась на грани взрыва как в центре, так и на окраинах. Режиму, который может похвастаться ядерной программой и ракетами, было бы позором пострадать от народных протестов из-за нехватки топлива. Этот дефицит был обусловлен отсутствием нефтеперерабатывающих заводов, что является несложной отраслью для стран, которые должным образом заботятся о своём народе.

Затем произошло увеличение потребления топлива в Иране почти на 40% с 2017 года, а также произошёл неудачный запуск эксплуатации нефтеперерабатывающего завода в провинции Хормозган. Несмотря на это, различные банды, деятельность которых государство могло бы легко пресечь, стали вывозить топливо контрабандой за границу из-за разницы цен. Это ещё одно проявление неспособности властей должным образом распоряжаться одним из самых важных ресурсов страны.

В таких обстоятельствах государство подняло цену на топливо на 300%, и 15.11.2019 в Тегеране и десятках других иранских городов разразились протесты. Демонстрации усилились, и нападениям подверглись банки и офисы правительственных и силовых структур. Правительство отключило интернет, чтобы помешать протестующим связываться друг с другом. Режим прибегнул к высшему уровню насилия, пытаясь подавить протестное движение. «Пока иранские силы безопасности продолжают репрессии против демонстрантов, 23 ноября иранская оппозиция заявила, что число погибших в результате подавлений превысило 300 человек, из которых стали известны имена лишь 99 человек, число раненых превысило 4 тысяч, а число задержанных — более 10 тысяч» («Independent Arabia», 24.11.2019). Также в заявлении отмечается, что КСИР вывозит трупы из больниц в неизвестном направлении.

Во-вторых, касательно вопроса: продолжают ли волнения оставаться независимыми от Европы? Постараемся ответить на этот вопрос подробно:

Попытки Европы повлиять на волнения в Ираке. Как мы упоминали ранее, протесты в Ираке, особенно в южных регионах, вспыхнули внезапно и были сосредоточены в шиитских регионах. Хотя не было достоверных доказательств существования британского вмешательства в акции протеста, однако Иран настаивал на этом. Иранские политики были настолько одержимы этим мнением, что «пятничный имам Тегерана Мухаммад Али Муваххиди Кирмани во время проповеди описал иракских демонстрантов как «английских шиитов», добавив, что некоторые заблудшие группы, которых они называют английскими шиитами, проникли в ряды иракского народа» («Iran International», 01.11.2019). Это заявление говорит об опасениях иранских чиновников, что Британия воспользуется народными волнениями, не говоря уже о том, что Иран угрожает протестующим и обвиняет их в шпионаже в пользу британцев, тем более, что та открыто поддерживает протесты. «Британское посольство заявило на своей официальной странице в сети «Twitter», что мирные демонстрации являются правом иракского народа и что насилие против демонстрантов недопустимо, выразив соболезнования раненым и семьям погибших в ходе волнений» («Sputnik», 05.11.2019). Такую же самую позицию выразил министр Британии по делам Ближнего Востока Эндрю Моррисон («Al-Ain News», 27.10.2019).

Попытки Европы в Ливане. Хорошо известно, что Ливан вдоль и поперёк полон последователями Америки и Европы. Также известно, что последователи Америки, будь то прямые, такие как Аун и Берри, или косвенные, такие как «Хизбалла» через Иран, являются финансово более подкреплёнными. Что касается последователей Европы, точнее Британии и Франции, то они являются более слабыми в этом отношении, будь то Джааджаа и Джумблат. Что касается Харири, то он наиболее слабый, потому что одной ногой находится на стороне Европы, а другой — на стороне проамериканской Саудии.

Проанглийские силы не могут победить проамериканских оппонентов, поэтому лишь пытаются им помешать. Например, 19.10.2019 в отставку ушли четыре министра от проевропейской партии «Ливанские силы», что было одним из требований протестующих. 18.10.2019 премьер-министр Саад Харири дал правительству 72 часа на преодоление кризиса, затем 29.10.2019 он подал в отставку даже против желания главы государства и иранской партии «Хизбалла», доминирующей в сфере безопасности Ливана. Вслед за этим в Ливан прибыл директор департамента Ближнего Востока и Африки в МИД Франции Кристоф Фарно. «Он передал президенту Ауну послание Эммануэля Макрона о том, что правительство Франции озабочено ситуацией в Ливане и готово помочь в нынешних обстоятельствах» («Al-Arabiya», 13.11.2019).

Проамериканские силы Ливана холодно отнеслись к визиту французского спецпосланника. «Министр иностранных дел Ливана Джебран Басиль передал французскому посланнику, что никакая внешняя сила не должна вмешиваться и использовать ливанский кризис» («NNA-Leb»). Также в Ливан прибыл глава управления по политическим вопросам министерства иностранных дел Британии Ричард Мур, который встретился с Мишелем Ауном и сказал, что «Британия долгое время была важным партнёром и поддержкой Ливана, например, инвестировав 200 миллионов долларов в прошлом году в поддержку безопасности, стабильности, процветания и суверенитета страны. Также он отметил, что важно продолжать уважать право на мирный протест, а любое подавление протестного движения насилием или запугиванием какой-либо стороной абсолютно неприемлемо» («Independent Arabia», 25.11.2019).

Попытки Европы в Иране. Иранский режим, как обычно, заявляет, что противостоит внешним заговорам и угрозам. «Заместитель командующего КСИР генерал-майор Хусейн Салами пригрозил Америке, «Израилю», Британии и Саудовской Аравии «уничтожением», если они пересекут «красную черту» в отношениях с Ираном. Выступая перед проправительственными демонстрантами в Тегеране и в эфире иранского телевидения, Салами сказал: «США, Британия, Израиль и Саудовская Аравия! Вы испытали нас и получили сильный ответный удар, как и не смогли отреагировать в ответ. Кто-то в мире увидел этот удар, кто-то не увидел. Подождите. Если вы перейдёте «красную черту», мы уничтожим вас» («RT Arabic», 25.11.2019).

Иранский режим хочет показать, что протесты вызваны внешними силами, а не людьми, натерпевшимися бед, хотя все признаки показывают, что протесты зародились в сердцах обычных людей. Но, похоже, иранский режим сохраняет курс обвинения во внешнем вмешательстве и даже использует для этого религиозных деятелей вроде пятничного имама Тегерана Мухаммада Али Муваххиди Кирмани, упомянутого нами ранее, который назвал демонстрантов-шиитов в Ираке «английскими шиитами». Протесты в Иране не являются первыми и не будут последними, и они, вероятно, до сих пор не попали в капкан зависимости от внешних сил. Нет никаких признаков, указывающих на международное влияние на протесты. Они подобны протестам в Сирии — люди противостоят правителям-тиранам, политика которых полностью провалилась в области заботы о делах Уммы.

В-третьих, касательного того, собирается ли Америка заменить своих агентов в этих трёх странах. Ответом будет следующее:

1) Фактически, все три страны находятся под американским влиянием, в то время как Европе, Британии и Франции не удалось разделить это влияние с Америкой.

2) До тех пор, пока Умма не восстанет на основе Ислама, встав на тропу правильных изменений, правители этих трёх стран так и будут подчиняться американской политике, которая станет заменять их или оставлять в зависимости от текущих интересов.

3) Колониальные государства хотят, чтобы агенты служили их интересам. Если во время правления агента поднимаются волнения и беспорядки, то господин отводит своему слуге определённое время. Если он не может уладить дела в стране, чтобы продолжить служение своему господину, тогда тот подлежит замене. Инструментом же в этой замене правителя будет служить «демократия». Так колонизатор приведёт к власти нового агента с менее обезображенным лицом, чем свергнутый агент. Демократия используется в том случае, если кризис несложный и неглубокий. В иной ситуации для замены используется армия, как это произошло в Египте в 2011 году и в Судане в 2019 году.

В-четвёртых, рассматривая ожидаемые изменения в трёх странах в свете текущих событий, становится очевидным следующее:

Иран. Америка во весь голос заявляет, что не хочет менять режим в Иране. Какой стадии не достигли бы убийства в протестах, Америка считает, что действующий режим продолжит служить её интересам. В то время, когда в Иране проливается кровь мусульман, американские политики открыто заявляют, что поддерживают режим. «Высокопоставленный чиновник в Белом доме заявил в воскресенье, что его страна не хочет менять режим в Иране» («Al-Arabiya», 17.11.2019). Поэтому не ожидается замена иранского режима из-за протестов в ноябре 2019 года так же, как и не произошло замены из-за прошлогодних протестов.

Ливан. Как мы уже упоминали, в Ливане есть как последователи Америки, так и Европы, и что американская команда является более сильной, и это вынуждает более слабых уступать, следуя компромиссному методу. Две стороны расходятся во мнении относительно технополитического правительства и правительства технократов. В конце концов, ожидается, что Америка изменит баланс правительства в Ливане так, что вес будет за последователями Америки, но с привлечением и участием последователей Европы. Затем к правлению будут привлечены представители улиц, чтобы успокоить волнения.

Ирак. Америка правит Ираком практически непосредственно из-за занавеса. Число сотрудников американского посольства в Багдаде составляет 16 тыс. человек, которые следят за работой всех иракских министерств, особенно нефтяного сектора и сектора безопасности. Это крупнейшее посольство Америки в мире. У неё много военных баз в Ираке, самой известной из которых является авиабаза «Айн аль-Асад» в аль-Анбаре.

В последнюю неделю ноября Америка активизировала свои делегации, поэтому произошёл неожиданный визит вице-президента США Пенса 23.11.2019 на базу «Айн аль-Асад», а через неделю, 27.11.2019, Америка направила в Багдад председателя Объединённого комитета начальников штабов армии США Марка Милли. Это свидетельствует об активном американском наблюдении, особенно учитывая, что Ирак представляет особую важность для Соединённых Штатов, которые оккупировали эту страну и обещали привести её к прогрессу, а в итоге привели к разрушениям и нищете.

Теперь Ирак страдает от последовательных кризисов. Не исключено, что если ситуация не успокоится в ближайшее время, то Америка осуществит изменения через военных и приобщит к правлению несколько представителей улиц, как это было в Египте и Судане. Стоит отметить, что Антитеррористическая служба Ирака, которая представляет собой крупную военную силу, сформированную американцами и оснащённую самой лучшей военной техникой, далека от политики подавления протестов.

Похоже, что протестующие на площади «Тахрир» в Багдаде рассматривают эту службу как спасителя от коррумпированных политиков, поскольку они подняли большой портрет отстранённого со стороны Абдуль-Махди лидера Антитеррористической службы генерала Абдуль-Ваххаба ас-Саиди. Как будто для демонстрантов приемлемо, чтобы эта сила сыграла роль в нахождении решения. С другой стороны, военные встречи, проводимые Америкой в Багдаде, и визиты американских посланников, а также деятельность крупного посольства в Багдаде — всё это выглядит как подготовка запасного плана со стороны Америки.

Ситуация не поменяется с отставкой Абдуль-Махди и назначением нового премьер-министра. Это не решение проблемы, а, скорее, временные меры. Рана останется открытой до полного заживления…

Тем не менее, на массовые протесты в этих трёх странах можно посмотреть с двух сторон. С одной стороны, народные волнения разразились внезапно и остаются бесконтрольными. Но с другой стороны, улицы всё ещё не приняли верное Аллаху и Его Посланнику ﷺ руководство, которое укажет путь к правлению Ислама — истинного справедливого Халифата. Если движение продолжится без верного руководства, что приведёт к потере пути, тогда все усилия и жертвы будут потеряны напрасно, и движение станет подобной той женщине, которая распустила свою пряжу после того, как скрепила нити.


7 Рабиъ аль-авваль 1441 г.х.
04.12.2019 г.