10
Пн, мая

О кемалисты, а вы почему это не празднуете годовщину упразднения Халифата?

Статьи
Инструменты
Типография
  • Маленький Меньше Средний Больше Большой
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

Сегодня — 3 марта 2021 года, а значит, это 97-ая годовщина по грегорианскому календарю с того дня, когда был отменён Халифат через различные грязные интриги, и это день, когда для Исламской Уммы начался тёмный период.

Конечно же, статья не будет посвящена подробному и детальному рассказу о процессе упразднения Халифата. Однако, с другой стороны, следует не забывать, что упразднение Халифата не было спонтанным, потому что когда Стамбул находился под британской оккупацией, было образовано движение во главе с Мустафой Кемалем, который работал над созданием национального правительства в Анатолии по причине того, что центральное правительство в Стамбуле и султан находились под контролем врагов.

Хотя это движение выразило своё намерение противостоять оккупантам и изгнать из страны войска государств, которые стремились разрушить земли Османского Халифата и ликвидировать сам Халифат, на самом деле оно было направлено на противодействие армии халифа в случае, если тот решит бороться с оккупантами. Это движение, известное как «Kuva-yi Milliye» («Национальные силы»), облачило свою революцию патриотизмом (vatancılık) и начало кампанию, результатом которой должно было стать разрушение Халифата. Это движение также должно было отделить Турцию от остальных частей государства Османского Халифата. Здесь первым фактическим шагом к отмене Халифата было создание национального правительства через Национальное собрание в Анкаре.

Мустафа Кемаль описывает этот процесс в своём «Нутуке»1 следующим образом: «Мы пытались сформировать государственное управление таким образом, чтобы оно двигалось в сторону республики в рамках принципов национального суверенитета, не упоминая о самой республике. Необходимо было доказать, что можно управлять государством без властей султаната и Халифата, настаивая при этом на утверждении, что нет большей власти, чем Великое национальное собрание. Не говоря о главе государства, мы фактически пытались сделать так, чтобы этот долг на себя взял Председатель Национального собрания. На практике Председатель Собрания был вторым главой. Существовало правительство. Но его обязанности осуществляло «Великое национальное собрание». Мы избегали перехода к системе кабинетов министров, потому что сразу же сторонники султана попытались бы воспользоваться властью последнего. Здесь, на этих этапах переходного периода, наши оппоненты, которые пытались прояснить форму конституционализма и справедливо находили промежуточную форму (правительственную систему Великого национального собрания, которую мы были вынуждены навязать) справедливо неполной, возражали нам, задавая нам такие вопросы: «Что за тип правительства вы хотите создать, что это за администрация?». Мы же были вынуждены в соответствии с течением обстоятельств затыкать рты сторонникам султаната, отвечая на подобного рода вопросы, направленные на то, чтобы выявить наши цели и задачи»2.

Мы также видим, как Мустафа Кемаль тайно стремился выполнить своё намерение по упразднению Халифата в циркуляре, который он выпустил на церемонии открытия Собрания: «С щедрой милостью Аллаха Великое национальное собрание откроется в Анкаре 23 апреля в пятницу после пятничной молитвы. Поскольку день открытия Великого национального собрания, которое будет выполнять самые жизненно важные задачи, такие как независимость страны, освобождение Халифата и султаната, совпадает с пятницей, то для того, чтобы воспользоваться благословением этого дня, все депутаты будут участвовать на пятничной молитве в мечети Хаджи Байрам Вели, и тем самым будет получено вдохновение от света Корана и салаватов. После пятничной молитвы все войдут в помещение собрания с волосами из бороды Пророка и его знаменем. Перед входом будет прочитана молитва и заколоты жертвенные животные».

Вторым этапом в процессе отмены Халифата стало «упразднение султаната». Таким образом, халифа лишили власти, и кемалисты добились того, что он останется символическим халифом без права управлять. Это стало очередным шагом на пути полного упразднения Халифата. Султанат — это не передача правления от отца к сыну, как учит турецкая система образования. Ситуация, где власть передаётся от отца к сыну, на самом деле называется «наследованием права на престол, престолонаследием». Была совершена сознательная подмена понятий, где «наследование принцами престола» назвали «султанатом».

Если бы они не намеревались уничтожить Халифат, то призвали бы лишь к отмене не имеющего места в Исламе и заимствованного из персидской культуры «престолонаследия», не касаясь при этом политического авторитета халифа. На самом деле, перед ними стояла проблема, заключающаяся не в том, что власть переходила от отца к сыну, а в том, чтобы лишить халифа политической власти. Султанат изначально означает «власть, господство» (سُلْطَةٌ).

В этом отношении мы можем увидеть неописуемую ненависть в следующих словах Мустафы Кемаля: «Господство и султанат не передаётся никем и никому из-за знаний, путём переговоров или споров. Суверенитет и султанат берётся силой и преимущественной мощью. Династия Османов захватила суверенитет и правление турецкой нацией силой; этот захват длился в течение 6 веков. Теперь же турецкая нация, изолировав данных агрессоров, взяла суверенитет и султанат в свои руки путём восстания. Это свершившийся факт. И обсуждается не вопрос «собираемся ли мы отказываться от султаната и власти нации или нет?».

Вопрос состоит в признании истины, которая уже произошла. И это обязательно будет доведено до конца. На мой взгляд, было бы уместно, если бы собравшиеся здесь, Собрание и все остальные посмотрели на происходящее как на естественное событие. В противном случае правда всё равно будет выражена должным образом. Однако в таком случае есть вероятность, что кому-то снесут головы»3.

Следующим ударом стало провозглашение республики, за которым последовала полная отмена Халифата, о которой мечтали неверные, и особенно — британцы. Ранее, опять же, в качестве очередного шага на пути к упразднению Халифата, вместо титула Шейх уль-Ислям было учреждено Министерство Шариата и вакуфов (фондов), ответственное за фетвы, религиозную юрисдикцию, религиозные публикации и фонды в конституции 1921 года. 1 марта 1924 года Мустафа Кемаль в своей речи на открытии нового рабочего года Великого Национального Собрания Турции заявил, что «необходимо исключить Диянет-и Ислямие от политики и всех политических органов», тем самым исключив Ислам из жизни и государства и дав понять, что в жизнь будут претворены основы секуляризма. Двумя днями позже, 3 марта 1924 года, в день отмены Халифата, Министерство Шариата и вакуфов так же было упразднено, а вместо него было создано Управление по делам религии (Diyanet İşleri Başkanlığı).

Итак, о Халифате отныне можно было сказать «что было, то было». А слова Мустафы Кемаля: «Суверенитет и султанат берётся силой и мощью», — носят характер признания факта «узурпации власти» в Турции. Так Халифат был стёрт из виду и упоминаний, чтобы мусульмане лишились данного понятия в своей памяти и умах. Шейх Саид (да смилостивится над ним Аллах), оказавший сопротивление из-за упразднения Халифата, был представлен в качестве «британского агента».

День упразднения Халифата почему-то остался обычным днём, в то время как приезд Мустафы Кемаля в Самсун (19 мая), открытие Великого национального собрания Турции (23 апреля), провозглашение Турецкой Республики (29 октября) отмечаются как официальные государственные праздники со времён правления Мустафы Кемаля. Однако разве упразднение Халифата не было политической «победой» Мустафы Кемаля и его команды?! Этот «свершившийся факт» нельзя было провозгласить праздником, потому что воля народа была узурпирована вопреки самим же людям.

Ведь мусульманский народ никогда не одобрял отмену Халифата, и очевидным остаётся факт, что узурпация не может быть победой, ведь гордиться нечем, а также потому, что концепция Халифата должна быть стёрта из умов мусульман, а кемалистские революции должны были осуществляться на практике, чтобы мусульманский народ не знал покоя от кровопролитий. Множество величайших учёных было приговорено к смертной казни, чтобы не осталось ничего, что могло бы напомнить о Халифате. Словно у турецких мусульман никогда и не было государственности, а обрели они её лишь с провозглашением Турецкой Республики. Пришедшие к власти даже не сочли необходимым стать частью народа, как полагается истинным главам государства. Вместо этого они предпочли ставить себя выше и умнее народа, считая себя полновластными хозяевами государства.

Сегодняшнее турецкое правительство нисколечко не отстаёт от кемалистского антихалифатского менталитета, и более того, оно настолько ослеплено яростью, что готово задерживать мусульманок, у которых есть грудные младенцы, из-за того, что те хотят Халифата. Оно транслирует на государственном канале такую личность, как Абдульхамид II, желая, чтобы тот оставался лишь исторической фигурой, но при этом берёт под арест глубокой ночью мусульман, мечтающих иметь такого халифа, как Абдульхамид II.

Эти власти хотят называться «новыми завоевателями Стамбула», заново открыв Айя-Софию для поклонения, но не в силах что-либо поделать с тем, что журнал «Реальная жизнь» («Gerçek Hayat»), принадлежащий приближённой к правительству издательской группе, призвал к Халифату; а также власти проявили своё лицемерие, когда в спешке изъяли все образцы январского выпуска 2021 года журнала «Глубокая история» («Derin Tarih») всё той же издательской группы, более того, убрав этот номер с сайта и уволив с работы редактора журнала Мустафу Армагана.

Тем не менее, стремление к Халифату охватило всю Исламскую Умму. Призывы к установлению Халифата слышны из различных уголков мусульманского мира. Глобальная кампания, запущенная Хизб ут-Тахрир по случаю 100-летия упразднения Халифата, имела широкий резонанс, в том числе — и среди кемалистов. С позволения Аллаха Исламская Умма в скором времени вместо того, чтобы отмечать годовщины распада Халифата, будет праздновать установление Второго Праведного Халифата по методу пророчества.

Второй Праведный Халифат прибудет с открытыми и ясными выражениями решений, а не через сокрытие своих намерений подобно кемалистам, основавшим Турецкую Республику; Исламская Умма примет Халифат и отпразднует его приход добровольно, а не по принуждению закона. Отныне Умма проявляет не просто желание, а искреннюю волю на уровне веры, предпринимая шаги по установлению Халифата посредством идейной и политической деятельности. Ведь те, кто приходит к власти через узурпацию, подвергают свой народ угнетению.

Что касается Второго Праведного Халифата, то никто не будет подвергнут бесчинству, поскольку Халифат будет основан при поддержке народов, как того, к тому же, требует отвечающая природе человека акыда Ислама. Более того, люди смогут прочувствовать, что такое милосердие между людьми, и научатся относиться друг к другу без дискриминации по религиозному, языковому и расовому признакам.

فِي بِضۡعِ سِنِينَۗ لِلَّهِ ٱلۡأَمۡرُ مِن قَبۡلُ وَمِنۢ بَعۡدُۚ وَيَوۡمَئِذٖ يَفۡرَحُ ٱلۡمُؤۡمِنُونَ

«Аллах принимал решения до этого и будет принимать их после этого. В тот день верующие возрадуются» (30:4).

 

Халук Озьдоган
03.03.2021

1. «Нутук» («Речь») — речь, произнесённая Мустафой Кемалем Ататюрком на втором съезде «Республиканской народной партии» (Cumhuriyet Halk Partisi) в период с 15 по 20 октября 1927 года. В данной речи освещались события между началом турецкой войны за независимость 19 мая 1919 года и основанием Турецкой Республики в 1923 году. Текст речи является важным источником для изучения кемализма. Всего речь заняла тридцать шесть часов: Ататюрк произносил её в течение шести дней. Исследователи считают «Нутук» основой официальной историографии Турецкой Республики («Wikipedia»).

2. 1927 г. («Нутук», II, стр. 838,839).

3. 1922 г. («Нутук», II, стр. 691).