17
Чт, окт

Краткое изложение книги «Мышление» 7 ч.

Обзор книг
Инструменты
Типография
  • Маленький Меньше Средний Больше Большой
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

Если мы говорим о шариатских текстах, то для их понимания требуется знание значений слов и словосочетаний, а также понимание того, с каким смыслом употребляются эти слова и словосочетания, и лишь затем уже начинается использование определённой информации для изучения определённой мысли.

Необходимо знать арабский язык, т.е. арабские слова и обороты арабской речи, и определённые термины, а затем уже знать законы. Если другие тексты можно разбирать просто так, то шариатские тексты нельзя разбирать без Ислама.

Поскольку чтение шариатских текстов нужно для принятия должной позиции, а принятие этой позиции без Ислама невозможно. Если идеи основаны на доктрине (акъыде), то это является показателем их верности. Шариатские законы исходят из исламской доктрины (акъыды). Словом «читай» Всевышний Аллах разрешил читать. Однако Он ограничил принятие позиции шариатскими законами. И поэтому позволительность чтения (т.е. разбора текста) касается того, что не имеет отношения к исламскому законодательству. Несмотря на то, что размышление над исламским законодательством нуждается в знании арабского языка и шариатских законов, тем не менее, прежде всего для этого необходимо знание исследуемой реальности и шариатского закона, а затем – применение этого шариатского закона к реальности. Если он соответствует реальности, значит, это её решение (закон). В противном же случае следует искать другой закон. Законодательное мышление требует уделять особое внимание выражениям, как литературным текстам, смыслам и идеям, так и идейным текстам, а также реальностям и событиям (как политическим текстам). Одним словом, нужно уделять внимание всему тому, что необходимо для других текстов.

Размышления над шариатскими текстами отличаются в зависимости от цели. Человек думает над ними либо с целью принятия шариатского закона, либо с целью выведения его. Что касается принятия шариатского закона, то достаточно знать слова и словосочетания арабского языка. И, несмотря на необходимость предшествующей информации о Шариате для этого, в данном случае достаточно владеть начальными знаниями. И поэтому нет необходимости в полном знании риторики, или всех разделов фикха (исламского права), или чего-то иного. Например, если человек хочет познать закон относительно консервированного мяса (тушёнки), то ему достаточно узнать, что мясо мертвечины является запрещённым (харам). И если консервированное мясо является мясом мертвечины, то, значит, к нему применяется закон о запрете (харам). Что же касается размышления над выведением шариатского закона, то для этого требуется знание слов, словосочетаний, шариатских правовых правил и самой реальности закона. Человек, выводящий законы, должен быть учёным в вопросах комментария (тафсира) Корана, пророческих преданий (хадисов) и филологии арабского языка. Под словом «учёный» здесь не подразумевается то, чтобы он был муджтахидом в этих вопросах.

Достаточно того, если он будет способен обратиться к одной из книг по грамматике арабского языка и узнать синтаксический и морфологический разбор слова, а также спросить о достоверности хадиса у учёного по хадисологии (наука о хадисах). И если он будет прилежным во всём этом, то этого достаточно, чтобы быть муджтахидом. А поэтому иджтихад, особенно в наши дни, является несложным и доступным для всех людей делом. Несмотря на то, что иджтихад является обязанностью по достаточности (фард кифая), тем не менее, обновляемые события и запрет Ислама на принятие чуждого придают этой обязанности по достаточности (фард кифая) не меньше значимости, чем индивидуальной обязанности (фард айн). Однако следует остерегаться легкомысленного принятия шариатского закона без всякого обдумывания. Напротив, муджтахид обязан постоянно обращать внимание на то, что необходимо для верного и досконального понимания текстов, т.е. на знание грамматики арабского языка, шариатских правовых норм, реальности и соответствия шариатского закона применяемой реальности. При этом последнее не входит в число обязательных для выведения наук, а, скорее, является следствием достоверности знания трёх предыдущих.

Шариатское мышление имеет целью разрешение проблем людей, а политическое мышление – управление их делами. Политическое мышление является полной противоположностью литературному мышлению, которое имеет целью получение эмоционального удовольствия от выражений и словосочетаний. Что касается идейного мышления, то здесь необходимо пояснить следующее: если мышление касается текстов по политологии, то политическое и идейное мышление выступает практически одной разновидностью мышления. Отличие заключается в том, что идейное мышление требует только того, чтобы предшествующая информация находилась на уровне рассматриваемой идеи, независимо от того, является ли она однородной или нет. Достаточно того, что она имеет некую связь в идейной плоскости. Политическое мышление же требует не только того, чтобы предшествующая информация находилась на уровне рассматриваемой реальности, но также того, чтобы она была однородной с ней.

Политическое мышление, как размышление над новостями и событиями, выступает самой сложной разновидностью мышления. Причиной тому служит отсутствие в нём устойчивой основы, по которой можно было ориентироваться. Такое положение приводит человека, пытающегося анализировать происходящее, в затруднительное положение и делает его подверженным ошибкам и фантазиям. Однако этого можно избежать, если человек приобретёт политический опыт, будет ежедневно следить за событиями и не позволит себе потерять бдительность. И поэтому политическое мышление является самой высокой разновидностью мышления и превосходит даже мышление идейное, несмотря на то, что все решения следуют из него. Всё это происходит потому, что сама идея выступает политической основой, ибо, в противном случае, она не является верной основой.

Политическое мышление – это, в первую очередь, размышление над информацией, а уже потом размышление над политическими исследованиями и науками, которые делают человека понимающим в вопросах политики. Именно размышление над новостной информацией делает человека политиком. Изучение политических наук не является условием для политического мышления, они всего лишь помогают определиться с нужной информацией при анализе. Когда на Западе появилась идея отделения религии от жизни и идея компромиссного решения, все политические исследования строились на этой основе. Когда появился социализм, авторы этого учения продолжили следовать идее Запада. И поэтому следует быть бдительным при изучении этих исследований, которые, так или иначе, строятся на компромиссном решении отделения религии от жизни.

Политология (аналогично психологии) основывается на предположениях. И мы предпочитаем не изучать западные политологические исследования по той причине, что они являются законотворческими, т.е. несут в себе правовые положения. Однако, в силу того, что они выступают одной из разновидностей идейных исследований, содержащих в себе политические анализы, нет ничего зазорного в их изучении с этой точки зрения.

Одной из политических идей Запада, которые строятся на компромиссном решении, выступает идея народовластия. Известно, что раньше на Западе господствовала идея авторитаризма. Затем люди восстали и заявили, что народ должен сам управлять собой. Затем они заключили компромиссное решение, а именно – что будет избран Совет Министров, который возьмёт на себя функции управления. То есть, Совет Министров – это не народ (более того, народ лишь избирает правителя), и не индивид. Таким образом, было найдено компромиссное решение. Однако на практике можно заметить, что не существует такой действительности, как коллективное управление или народовластие. Напротив, управление принимает на себя глава республики или глава кабинета министров (премьер-министр). Также они заявили, что верховенство принадлежит народу, после того, как народ восстал против того, что верховенство принадлежит правителю, который полновластно распоряжался судьбами и жизнью людей.

Затем были учреждены представительские органы (парламенты), избираемых людьми для принятия законов (т.е. для реализации законотворческой функции). Это и было компромиссом. Однако в действительности указы и законы принимает и одобряет правитель, а не этот орган. Более того, реальность правления такова, что народ избирает правителя, а верховенство принадлежит праву, и нет такой реальности, что верховенство и власть принадлежат народу. Также они считают, что благотворительность – это одно, религиозные дела – другое, а политические – третье. Ибо когда люди восстали против деспотии правителей и церковного произвола над ними, западные мыслители и политики решили отделить религиозные и благотворительные дела от государства, несмотря на то, что эти дела подпадают под управление делами людей, а значит – ими распоряжается государство, но посредством невидимых и скрытых способов. Это касается политических исследований, которые входят в категорию идейных исследований, что же касается анализа событий и происшествий, то здесь следует быть здесь очень бдительным, поскольку в новостях прослеживаются отдельные факты, но они хорошо завуалированы разного рода подтасовками.


09 Сафара 1436 года
01.12.2014