29
Ср, сен

Модернизм и постмодернизм

Статьи
Инструменты
Типография
  • Маленький Меньше Средний Больше Большой
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

Произвольная и дискриминационная практика средневековой Церкви и поддерживающих её монархов и феодалов, подарившая Европе самый мрачный период, вызвала волну недовольства в обществе.

Стали распространяться мысли о «реформации» (преобразовании) в отношении Церкви, которая принялась за продажу индульгенций1 с местами в Раю. Светские (секулярные) идеи получили широкое распространение наряду с мыслями об устранении влияния Церкви на правление. Реакция народа застопорилась с появлением модели управления «Конституционная монархия (парламентское королевство)» в результате восстаний и гражданских войн в Англии (1642–1651). Континентальная же часть Европы не успокаивалась до тех пор, пока не была освобождена от полной власти монархии.

Влияние недовольств, вспыхнувших в континентальной части Европы, не остановилось на политической и правовой основе, как это произошло в Англии, а напротив, возымело более глубокое, более обширное и более долговременное влияние в мыслительном плане. Идеи, зарождённые в этот период, в совокупности можно назвать «модернистскими идеями». Секуляризм, получивший развитие под гегемонией концепций гуманизма и демократии из схоластического периода, когда религия была ещё более эффективной, является основной идеей, порождённой модернизмом. За последние два столетия движение модернизма, наряду с колониальными штурмами, повлияло на все культуры мира, включая исламские земли. Эта тенденция, которая приводит к разрушению ментального мира мусульман, их взглядов на жизнь и их основных концепций, преподносится Западом в качестве неизбежного естественного результата.

Модернизм

Слово «modernus», которое, как известно, впервые было использовано в V веке, означало современность христианства в противовес древних языческих культур. В этом же смысле слова можно сказать, что Ислам модернизировал языческое арабское общество. Слово «модернизм» получило своё нынешнее значение в XVII веке, который Запад назвал «Эпохой Просвещения». После этого периода модернизм начал использоваться как «современность, новое течение, антипрошлое и антитрадиция».

Модернизм — это движение, возглавляемое интеллигенцией, против изжившей себя религии, политики и общественного строя на Западе. Это движение, затронувшее мир философии, политики, культуры, искусства и идей, защищало: суверенитет и право выбора народа против господства Церкви, королей и знати; свободу мысли против навязанных догм; свободу личности и свободу религии против вторжения духовенства; свободу собственности и торговый (коммерческий) либерализм против монополии феодалов-помещиков.

Такие концепции, как демократия, национализм, индивидуализм, равенство и справедливость, также стали девизами данного движения. Секуляризм, который возник как реакция на духовенство, был продуктом материалистической мысли, полностью изолировавшей влияние религии на мир. Распространение торговых отношений согласно этому материалистическому взгляду привело к появлению прагматичного2 подхода на жизнь в целом. Рационализм, придающий святость разуму, знанию и науке, сделал технологию символом модернизма посредством промышленной революции.

Данный взгляд, который ставит человека и индивида на место божественного, породил в 1789 году «Декларацию прав человека и гражданина» и представил её пункты всему миру как некие универсальные права. Данная декларация, состоящая из 17 статей, охватывает такие пункты, как «Свобода, равенство, общее благо, собственность, безопасность, право сопротивления, предоставление суверенитета нации, право издавать законы, свобода убеждений, право на отчёт за использование налоговых сборов, неприкосновенность права собственности».

Хотя существуют разные подходы к истокам и определению модернизма, по общему мнению, он зародился в период, который Европа называет эпохой Просвещения. Декарт, Бэкон и Спиноза выделяются в качестве пионеров данной эпохи. Среди остальных влиятельных имён фигурируют Джон Локк, Лейбниц, Беркли, Вольтер, Монтескьё, Дэвид Юм, Руссо, Дидро, д'Аламбер, Адам Смит, Кант и Беккариа. Общими аспектами этого движения были рационализм, оппозиция религии и метафизике, сциентизм, прогрессивизм, либерализм, материализм, подходы, отличные от традиций в отношении этики и морали, индивидуализм, гедонизм, свободы и понимание гражданского общества.

Заметно, что идеи и убеждения этой группы время от времени подвергались некоторым изменениям. Например, Дидро, которого восхваляли Руссо, Конт и Маркс, изначально придерживался деистического понимания Вольтера, но позднее перешёл к материалистическому и атеистическому пониманию. Руссо под влиянием кальвиниста Джона Локка на время обратился в кальвинизм, а затем вернулся в католичество3. Тем не менее, несмотря на это, модернисты едины в теме демократии, свобод, республиканства и секуляризма, которые представляют собой политические взгляды модернистов.

Эти идеи, которые формируют западное мышление и образ жизни, могут считаться в некотором смысле пригодными для населения Запада, поскольку христианство, основанное на слепом следовании и подражании, где человек предоставлен совести, также лишено божественных законов о жизни. Эти идеи, выработанные в противовес коррумпированной религии и духовенству, далеки от поиска истины: они основаны на реализме и являются реакционными. Человек, который тщательно исследует жизнь и религии посредством разумного метода рассуждения, рано или поздно приходит к: Аллаху, предлагающему соответствующие для каждого аспекта жизни решения Исламу и к сохранившемуся в первозданном виде Корану.

В основе отношения модернистов к традиционному (устаревшему) можно наблюдать понимание прогрессивизма у представителей эпохи Просвещения и диалектическое (материалистическое) понимание истории Гегелем. Согласно этому пониманию, жизнь всегда находится в движении, развитии и прогрессе. Прошлое является чем-то плохим и во всех отношениях устаревшим. Исторический ход поднял общества от «примитивного состояния» к «обществу рабства», оттуда — к «феодальному устройству», а затем — к уровню «капиталистического общества». Согласно современным социалистам, таким как Маркс, общества эволюционируют от капитализма к социализму. Человеческое сознание на это не влияет, а природа делает это естественным образом. Для модернистов новое всегда лучше, потому что человечество становится лучше с каждым новым развитием. Вот почему прошлое и традиционное — это плохо, неправильно.

Достаточно объективного рассмотрения сегодняшнего мира, чтобы опровергнуть данную идею. Ведь общество не превзошло своё предыдущее состояние, а предсказанная эволюция так и не произошла! Коммунизм и социализм были уничтожены, а остался лишь жестокий капитализм. Однополярная капиталистическая система тянет жизнь на дно во всех отношениях. Несправедливое распределение доходов, массовые убийства ради залежей ценных ископаемых и эксплуатация народов, геноцид людей и животных, моральное вырождение и загрязнение окружающей среды увеличиваются день ото дня. Противостояние религиям и борьба за удаление религии из жизни имеют большое влияние на фоне враждебности к традициям.

К тому же взгляды модернистов на разум и на само знание ошибочны! Правильное определение размышления (тафаккура) — это «прийти к суждению, используя предшествующую информацию после того, как действительность передаётся в мозг посредством органов чувств». В методе научного мышления, освящаемом философами эпохи Просвещения, нет места предварительной информации. Концепция «априори» (a priori), получившая распространение у Канта, является врождённым знанием, предшествующим опыту, и не представляет абсолютно никакой ценности в модернизме. Согласно модернистским мыслителям, единственный действительный вид знания — это «апостериори» (a posteriori), то есть знание, полученное из опыта и наблюдений, противопоставляемое априори — доопытному знанию.

Они включают религиозные вопросы и метафизические аргументы, такие как смерть и начало жизни, существование Бога и возникновение Вселенной, в категорию априорных знаний. Модернисты принимают априори как предубеждение и видят в нём область, где разум всего-навсего пытается найти для себя убежище, чтобы дать какое-нибудь объяснение тому, что он не может наблюдать, подвергнуть опыту. Однако разум не может функционировать без информации, базы данных. Отрицание предшествующей информации говорит о базировании метода мышления модернистов на изначальной предвзятости.

Можно сказать, что идея агностицизма4, наблюдаемая у большинства пионеров эпохи Просвещения, приготовила основу для секуляризма. Согласно таким агностикам, как Дэвид Юм и Иммануил Кант, нельзя прийти к доказательству или отрицанию существования Создателя разумным образом. А если в рассмотрении жизни исключать разговор о Творце, то прерогатива издавать законы неоправданным образом переходит к человеку (индивиду). Результатом этого являются демократия и республиканство, которые передают право на законотворчество и господство людям.

Модель ныне существующей «республиканской формы правления», сформированная в понимании Монтескьё, основана на самоуправлении народа через представителей этого самого народа. Данная теория управления основана на неприменимой в жизненной практике идее! Ведь представители, избранные народом, не спрашивают мнения людей, когда они выполняют свою работу по управлению. Даже когда их деятельность вызывает бурную реакцию со стороны народа, то проводится всего лишь референдум по определённым вопросам, чего также недостаточно, чтобы выразить право народа на голос в администрации. В заключение, идея народного суверенитета5 — это заблуждение, своего рода симулякр6.

Постмодернизм

Постмодернизм — это реакционное на «модернизм» движение, возникшее после Второй мировой войны. Западные модели капиталистической экономики и политики, которые представлялись всему миру как нечто идеальное, со временем были разоблачены, и доверие людей к этим моделям пошатнулось; были также разоблачены двойные стандарты в отношении демократии и прав человека; интенсивный информационный штурм и стремительно развивающиеся технологии пленили индивида; неконтролируемая индустриализация вызвала множество экологических проблем и сделала мир непригодным для жизни; гонка вооружений между государствами превратилась в глобальную угрозу, опустошив запасы казны, и была подготовлена почва уже для ядерной угрозы, которая в конечном итоге может стать концом для человечества; стремление всё стандартизировать сделало жизнь однообразной и привело к деспотизму технологий; личные свободы оказались урезанными, когда люди стали рабами капиталистической экономики или капитала; крайний индивидуализм толкнул людей в состояние уединения в толпе; местные ценности попали под мощнейший удар со стороны глобализации и универсальных ценностей; прагматизм (утилитаризм) стал ставиться превыше всех ценностей, а также стал мерой и определяющим фактором других ценностей; в то время как материя стала освящаться, глубокое значение и дух ушли в забвение; разум же превратился в инструмент прагматизма.

Таким образом, люди оказались заточёнными в депрессии идентичности, застряв между вопросами «кем я являюсь?» и «кем я должен стать?» на фоне кризисов отчуждения, изоляции, неудовлетворённости, незащищённости и безверия. Когда сказочные басни, такие как просвещение, рационализм, позитивизм, идеализм, рациональность, свобода, универсальность, капитализм и коммунизм, не принесли ожидаемых результатов, постмодернизм возник в качестве движения, защищающего то, что противоречит перечисленному.

Постмодернизм, образованный префиксом «post», что означает «после», «за пределами», можно рассматривать как продолжение и исправление модернизма, а не как разрыв с модернизмом. Писатели и мыслители, такие как Жан-Франсуа Лиотар, Жиль Делёз, Мишель Фуко, Жак Деррида, Жан Бодрийяр, Ричард Рорти, Фредрик Джеймисон, Дуглас Келлнер, Джанни Ваттимо, говорят, что великие парадигмы рухнули и от них следует отказаться.

Постмодернисты выдвигают религиозность вместо антирелигиозности, духовность вместо материальности, нелогичность вместо логики, сарказм вместо серьёзности, иррациональность вместо рациональности, плюрализм вместо национализма, забавы вместо цели, анархию вместо иерархии, деконструкцию вместо интеграции, поверхностность вместо глубокого рассмотрения, двусмысленность вместо чёткого определения.

В дополнение к этому они считают, что не существует универсальных истин, а есть теория относительности (релятивизм7); что сколько людей — столько и правд и значений; также бросается в глаза тенденция соединять, а не разрывать отношения с прошлым, демонстрировать деструктивную и нарушающую позицию в отношении правил, порядков, принципов, законов и обычаев во всех областях и заменять синтез и интеграцию утверждением части или деления на части.

Обычно вопрос постмодернизма в нашей стране выходит на повестку дня наряду с исламизмом. «Подтверждение религий» и «упор на духовность» постмодернизмом в противовес «враждебности к религии и духовности» модернизма привлекли внимание мусульманских слоёв. Мы не должны упускать из виду тот факт, что данный подход постмодернистов — это, на самом деле, не поиск истины, а попытка умножить количество истин, к тому же, это попытка загладить коллапс, вызванный модернизмом. И тем более, это никоим образом не результат разумного мышления и глубокого взгляда. Появление на Западе «подмигивающего» духовности подхода является попыткой уйти от собственных искажений. В данной ситуации мусульманину нечему завидовать Западу.

Влияние модернизма на мусульман

В то время как Запад продвигался вперёд в науке и технологиях, отсталость Востока привела мусульман в состояние поиска. Часть человечества, фанатично настроенная в отношении Европы, наблюдая за обогащением Европы за счёт колоний, пришла к пониманию, что прогресс невозможен без противодействия всему, что является традиционным. Считая мазхабное следование мусульман слепотой, эта группа нашла себе путь к спасению через слепое подражание западному образу жизни. Собственно говоря, пытаясь достичь уровня современных цивилизаций, мы переняли западные технологии вместе с их ценностями и взглядами на жизнь.

В середине XIX века модернистские идеи начали распространяться среди мусульман благодаря некоторым людям и движениям, некоторые из которых были сторонниками реформ, а некоторые были настоящими поклонниками Запада. Все они по разным причинам и в разных тонах выдвигали эти идеи как решение проблемы отсталости мусульман, и они боролись как индивидуально, так и организованно, чтобы распространять свои взгляды. Пионерами этого являются лидер джадидитского движения Исмаил Гаспринский, Фазлур Рахман, Мухаммад Икбал, которого считают «духовным отцом современного Пакистана», основавший мыслительную школу манар Мухаммад Абдо, продолжатель данной школы Мухаммад Рашид Рида и находившиеся под влиянием школы манар Хасан аль-Банна и Мехмет Акиф Эрсой. Можно также упомянуть, что есть другая группа, которая не имеет антитрадиционных настроений, что является общей характеристикой модернистов.

Их можно определить в качестве консервативной группы, которая при этом находилась под влиянием таких концепций, как республиканство, демократия и национализм, принесённые человечеству модернизмом. Вот некоторые из них — Саид Нурси, Али Шариати, Неджип Фазыл Кысакюрек, Нуреттин Топчу и Сезай Каракоч. Помимо этой группы, ссылающейся на исламские дискурсы, также можно отметить реформистских пашей, «Комитет Единения и Прогресса» (İttihat ve Terakki Cemiyeti) и младотурок, которые являются истинными поклонниками Запада, и они особенно выделяются от остальных в качестве пионеров модернистских идей на мусульманских территориях.

Среди современных модернистов следует отметить недавно умершего брата Хасана аль-Банны Гамаля (Джамаля) аль-Банну, дипломата Саида Рамадана (зятя Хасана аль-Банны) с сыном Тариком Рамаданом, Мухаммада Тахира Кадри и Мустафу Исламоглу. «ПСР» («Партия справедливости и развития») и линия «Партии благоденствия», которые относятся к числу старых исламистов и которые развили идею, что исламское правление будет достигнуто демократическими методами, также могут быть включены в группу модернистов.

Мы можем суммировать влияние модернизма на мусульман по нескольким основным направлениям.

Взгляд на человека, общество и разум

Взгляд европейского модернизма на человека является материалистическим и секулярным, и он рассматривает человека как состоящее исключительно из материи существо. Это понимание, сводящее людей только к средству производства и потребления, отвергает духовный аспект. В таком случае человек, состоящий из незнающего насыщения инстинктов, должен производить больше, чтобы удовлетворить эти потребности. Современные капиталистические теории предусматривают стимулирование потребления для поддержания экономического баланса.

Однако у человека имеются разум, ограниченные инстинкты и органические потребности наряду с его биологическим существованием. Инстинкты так же ограничены, как и всё, что составляет людей и остальные живые существа. Человеческий разум, который так же ограничен, не способен найти верного пути удовлетворения этих инстинктов и органических потребностей. Когда капитализм находится на своём пике, наиболее яркими свидетельствами несостоятельности человеческого разума в данном вопросе в наши дни являются неразрешимые кризисы, в которые мир затягивают современные системы экономики и экономические пузыри, основанные на долге и виртуальных ценностях.

Решения, предлагаемые человеческим разумом, которого недостаточно для того, чтобы охватить человека и Вселенную во всех аспектах, не могут произвести ничего, кроме хаоса и несправедливости в экономике, праве и других сферах жизни. Следовательно, экономический, политический и социальный порядок, который должен упорядочивать жизнь и доминировать над ней, не может исходить от человека. Общество состоит из идей и чувств, которые являются определяющим фактором постоянных отношений между людьми, а также применяемой к ним системы. Невозможно оценивать общества с неисламскими идеями и системами как исламские, даже если они состоят из мусульман.

Хотя мусульманские модернисты и принимают духовный аспект, они всё же относятся к людям с индивидуалистической точки зрения капиталистической идеологии. Экономические, правовые и политические системы, введённые Исламом без ограничения по времени и местности, рассматриваются как «устарелые» и непрактичные положения и нормы. Будучи под влиянием позитивизма и рационализма, они освящают ум и возвышают его над Божественным Откровением. Коран же, напротив, говорит, что разум должен применяться в пределах махсусат (чувственно-воспринимаемого, осязаемого) и макулят (разумного, понятного), в которых возможен идрак (осознание), а вопрос определения добра и зла человек должен оставить Божественной Воле:

إِنِ ٱلۡحُكۡمُ إِلَّا لِلَّهِ

«Решение принимает только Аллах» (12:40).

Открытие дверей для иджтихада модернисты расценивают как предоставление разуму права на законотворчество (ташри). Конечно, двери иджтихада никогда не должны были закрываться, но если мы не определим пределы для использования разума правильно, то разум выйдет за пределы допустимого. Функция разума в паре «разум–Откровение» состоит не в том, чтобы придумывать хукмы, а в том, чтобы понимать шариатские тексты (Корана и Сунны, оба из которых исходят из Божественного Откровения). Фикх же — это задача осмыслить ситуацию и вывести суждение о ней из шариатского текста.

Понятия «ценности», «гуманизма» и «превосходства»

Единственное, что западный модернизм считает ценностью, — это материя. Эта точка зрения принесла с собой прагматический/утилитаристический/корыстный, оппортунистический/приспособленческий взгляд на жизнь. Мусульмане-модернисты не чувствуют себя дискомфортно, выходя за рамки Ислама по соображениям национальных интересов или даже интересов Ислама. Макиавеллистские идеи считаются законными под тем предлогом, что «цель оправдывает средства». Как будто Ислам не определил метода исполнения хукмов и оставил человека один на один с проблемой претворения шариатских законов.

На самом же деле, Ислам разъяснил как правила, так и метод реализации каждого хукма, и этот метод является неотъемлемой частью того самого хукма. Ценности, к достижению которых стремятся люди, не ограничиваются лишь материальными ценностями. На лестнице ценностей также находятся гуманные, моральные и духовные ценности. Иногда материальными ценностями нужно пожертвовать в пользу моральной или духовной ценностей, и восхваление в Исламе мученической смерти является ярчайшим тому примером.

Такие концепции, как «всеобщая справедливость» и «универсальная мораль»8, пропагандируемые Западом, не могут даже приблизиться к справедливости и морали в истинном смысле этих слов. С приходом «справедливости», которую якобы должен обеспечить либерализм, могут возникнуть лишь дисбаланс в распределении доходов, гендерное равенство и моральное разложение гомосексуализма, разрушающее общество и концепцию семьи! Права, предоставленные женщинам, обратили женщину в расходный материал и объект, а права животных и защита окружающей среды стали маской, за которой скрывается резня, открытая против всех живых существ, и уничтожение природы. Подобно тому, как «разоружение» создаёт монополию на оружие, так же и дискурс «всеобщего мира» является прикрытием для колониализма.

Что касается того, где искать превосходство, модернисты отклонились от вектора Корана и Откровения. Они совершили ошибку, стремясь к превосходству через модернизацию и гуманистические ценности, навязанные Западом. То, что Запад называет гуманизмом, по сути не представляет ни человечности, ни того, что Запад как-либо ценит людей. Гуманизм — это секуляризация (направленность к мирской жизни), возвышающая человека над божественным. Это удаление и исключение из этого мира Бога. Однако настоящее превосходство, честь и величие — только у Аллаха, Его Посланника (с.а.с.) и верующих.

وَلِلَّهِ ٱلۡعِزَّةُ وَلِرَسُولِهِۦ وَلِلۡمُؤۡمِنِينَ

«Могущество присуще Аллаху, Его Посланнику и верующим» (63:8).

Путаница в понимании, возникшая между мафхумами «хадарат» и «маданият»

Подъём Запада в области технологий, архитектуры и науки привёл народы Востока к комплексу отсталости. Они стали искать выход из этого в уподоблении жителям Запада. Они посчитали, что догнать их, значит подражать их образу жизни и взглядам на жизнь. Они не смогли объять разницу между хадаратом и маданиятом. Маданият — это формы цивилизации и науки. Фраза в хадисе: [أَنْتُمْ أَعْلَمُ بِأَمْرِ دُنْيَاكُمْ] «Вы лучше осведомлены в делах этой жизни» (передал Муслим), — подразумевает именно это. То есть данная область не имеет отношения к образу жизни, представлениям и суждениям о жизни. Они универсальны и могут перениматься от кого угодно. Хадарат же — это взгляд на жизнь. Ислам принёс своё собственное высокое видение жизни. А также Ислам отнёс все виды идей и суждений, которые не основываются на Откровении, помимо своего узаконенного метода, к категории батыль (ложный, фальшивый) и бидаату.

لِكُلّٖ جَعَلۡنَا مِنكُمۡ شِرۡعَةٗ وَمِنۡهَاجٗاۚ

«Каждому пророку из вас Мы установили шариат и минхадж» (5:48).

Модернисты совершили ошибку вестернизации9 во имя европеизации. Они искали свет во тьме секуляризма.

Понимание «управления» и «Халифата»

Подходы мусульман-модернистов к вопросу государственного управления различны. Некоторая часть придерживается государственнического подхода, полагая, что Ислам не выдвигает определённой модели государственного управления и требует (фард) подчиняться действующему правительству. Другая часть соглашается с моделью Халифата, но объясняет его через западные модели управления, чтобы поддерживать его в актуальном состоянии.

Например, Мухаммад Икбал в начальные периоды занял позицию противника республиканства и демократической парламентской системы, к тому же именно он оказался тем, кто в более поздний период призвал Мухаммада Али Джинну создать парламентский Пакистан. Икбал не считал, что есть возможность создания Всемирного Халифата, и рассматривал его в качестве исторического института, а не шариатского хукма. За подражанием мусульман модернистам в вопросе модели правительств западного образца кроется непонимание некоторых исламских концепций и мафхумов.

Тот факт, что они подменили Шуру (Совет) в Исламе парламентом, сравнили выборы халифа, который правит по велениям Аллаха, с выборами президента, который правит по рукотворным законам, и то, что они поняли/истолковали «свободу», означающую в Исламе «не быть рабом», как свободы в западной концепции, отдалило их от исламской линии. Такие дискурсы, как «гражданское общество» и «город-государство Медина», так же являются ошибками, возникшими из-за того, что они не подходили к рассмотрению шариатских текстов правильным образом.

Школа манар

Обсуждая модернистских мусульман, нельзя не упомянуть школу манар. Взгляды представителей данного направления также глубоко повлияли на переход сегодняшних исламистов в сторону модернизма. Джамалуддин аль-Афгани считается основателем исламского модернизма. Вместе с Мухаммадом Абдо он делал публикации против западного колониализма через общество и журнал «Аль-Урва аль-вуска» («Наикрепчайшая связь»), который он основал в Египте и Индии. Он утверждал, что избавиться от империализма можно только переняв науку и технологии, которые развивает Запад.

В его произведениях, в которых становится очевидной борьба против материалистического натурализма, можно заметить значимость западных концепций. Он отстаивал взгляды, противоречащие ясным текстам, по таким вопросам, как переосмысление и комментирование Корана в свете разума и науки, хиджаб, законность ростовщичества, джихад и примирение. Мухаммад Абдо, следуя той же модернистской линии, начал издавать журнал «Аль-Манар» совместно с Мухаммадом Рашидом Ридой.

В этом журнале он публиковал свои модернистские и рационалистические идеи. Стремление объяснить всё через разум также исказило его взгляд на пророчество и Божественное Откровение. Поскольку пророки были чистыми людьми по своей природе, он попытался определить идеи, которые возникали или рождались в их сердцах, как Откровение. В этом отношении Откровение начинает напоминать идеи, сформированные в умах философов в результате их рассуждений, а не описание Корана. Он не признавал того, что Джибриль (а.с.) приносил слова, полученные им от Всевышнего Аллаха, пророкам. Мухаммад Абдо критиковал Османский Халифат и утверждал, что правильное правительство может быть достигнуто только с помощью демократической системы, основанной на совете. Его пропаганда гендерного равенства и критика многожёнства вдохновили мусульманских феминисток.

Опять же, считая риба (ростовщичество) допустимым, рассматривая джихад как ненужное действие в мирное время, интерпретируя вероотступничество в рамках индивидуального изменения мнения, поднимая такие вопросы, как «покрытие головы женщинами исходит не из Ислама, а было внедрённым в Ислам через традиции», он противоречил открытым шариатским текстам. Мухаммад Рашид Рида также последовал линии своих предшественников и вместе с Абдо стал писать тафсир (комментарий) «Аль-Манар» с модернистской точки зрения.

Хотя эти двое имели представление о Халифате с точки зрения административного управления, их понимание изменилось в зависимости от конъюнктуры10. Они признают неизбежность того, что мир формируется и состоит из национальных государств. Представления о Халифате у них основаны на идее того, что мусульмане, имеющие независимые национальные государства, выбирают главу между собой и называют его «халифом». Саид Нурси так же поддержал это решение, которое они назвали «Иттихад уль-Ислам» («Исламское объединение»).

Такой подход полностью противоречит практике нашего Пророка Мухаммада (с.а.с.) и праведных халифов. Как халиф мусульман должен быть одним, так и их государство должно быть одно. Умма — это единое целое, которое не приемлет деления и раскола. Идея «нации» является продуктом понимания национализма, перенятого мусульманами с Запада. Вопреки тому, что мусульмане принадлежат к различным национальностям, у них должен быть единый флаг и единое государство. Идея объединения Уммы и освобождения её от колониализма, а также создание ими масонских лож в арабских странах и рост числа их членов являются чётким показателем того, как эти двое превратились в пешек империалистических государств.

Хасан аль-Банна так же внёс свой вклад в модернистский тафсир «Аль-Манар», который начал Рашид Рида и завершил аль-Банна после смерти Риды. Враждебность Мехмета Акифа Эрсоя к Абдульхамиду II и его восхищение аль-Афгани и Абдо так же хорошо известны. Он неоднократно выражал эти чувства в своих стихах.

Если мы не избавимся от этих порочных идей и взглядов, которые задерживают пробуждение Уммы, мы не сможем достичь обещанного нам Праведного Халифата и избавиться от роли пешек колонизаторов.

 

Бекир Куртулуш

1. Индульге́нция (лат. indulgentia от лат. indulgeo, «терпеть, позволять») — в Католической Церкви освобождение от временного наказания (кары) за грехи, в которых грешник уже покаялся и вина за которые уже прощена в таинстве исповеди, в частности — разрешение от наложенной Церковью епитимьи. В эпоху Возрождения получило распространение понимание индульгенции как отпущения грехов за деньги, причём независимо от таинства исповеди.

2. Прагматичный — основанный на следовании во всём узкопрактическим интересам, соображениям пользы и выгоды.

3. Кальвини́зм — направление протестантизма, созданное и развитое французским теологом и проповедником Жаном Кальвином.

4. Агностици́зм — философская концепция, согласно которой мир непознаваем, и люди не могут знать ничего достоверного о действительной сущности вещей; позиция религиозного агностицизма заключается в том, что люди не могут знать ничего достоверного о Боге.

5. Наро́дный суверените́т (народовла́стие, суверените́т наро́да) — доктрина, согласно которой народ государства рассматривается как единственный законный и правомерный носитель верховной власти или как источник государственного суверенитета.

6. Симуля́кр — ключевой термин постмодернистской философии, который означает изображение, копию того, чего на самом деле не существует. Сегодня это понятие разумеют как культурное или политическое создание, копирующее форму исходного образца. Симулякр может касаться каких угодно вещей и смыслов.

7. Релятиви́зм — философское учение, отрицающее возможность объективного познания действительности вследствие якобы полной относительности всех наших знаний.

8. Моральный универсализм (синонимы: моральный объективизм, универсальная мораль) — метаэтическая позиция, согласно которой возможна этическая система, эффективно регулирующая поведение членов любого сообщества, независимо от культуры, расы, пола, религии, национальности, сексуальной ориентации или каких-либо других отличительных черт. Моральный универсализм противостоит моральному нигилизму и моральному релятивизму. Будучи некоторыми чертами близок к моральному абсолютизму и ценностному монизму, моральный универсализм имеет и определённые отличия: многие формы универсализма, такие как утилитаризм, не являются абсолютистскими, а некоторые, например, система взглядов Исайи Берлина, могут считаться примерами ценностного плюрализма.

9. Вестерниза́ция — заимствование западноевропейского или англо-американского образа жизни в области экономики, политики, образования и культуры, распространение западных ценностей по всему миру. Наиболее широко распространены либеральная идеология и рыночная экономика.

10. Конъюнкту́ра — создавшееся положение, обстановка в какой-либо области или ситуации общественной жизни.