11
Вт, авг

Политические предпосылки для завоевания Константинополя

Статьи
Инструменты
Типография
  • Маленький Меньше Средний Больше Большой
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

Константинополь был завоёван политическим лидером, героем Мухаммадом аль-Фатихом, сыном Мурада II, 20 Джумада аль-уля 857 г.х./29 мая 1453 г.

Возможно, политические события того времени, записанные в истории, станут маяком для всех мусульман в общем, и для носителей исламского призыва, ведущих политические действия, в частности.

Первая предпосылка: наличие политической власти предоставляет возможность самостоятельно объявлять войну и заключать мир

В чьей руке власть, у того в руке и окончательное решение при объявлении войны и заключении мира. Поэтому когда султан Мухаммад аль-Фатих выразил решительное намерение направить свои войска на завоевание Константинополя, то приступил к подготовительным мероприятиям, сосредоточив на этой цели всю энергию Исламского Государства, чтобы реализовать свою политическую задумку. Первое, что он сделал, это сократил расходы на чиновников и увеличил расходы на армию. Один только этот поступок резко отличает султана Мухаммада от наших нынешних правителей, неспособных принимать подобные самостоятельные решения и ждущих от колонизаторских государств приказа о том, как им поступить: воевать или мириться.

Наши современные правители — обычные агенты, находящиеся у власти лишь для видимости, исполняющие роль рупора своих хозяев при объявлении чрезвычайного положения в стране или вступлении в войну. Они были таковыми прежде, остаются таковыми и сейчас. Возьмите, к примеру, современную Турцию, чьи войска вошли в Сирию и Ливию не для помощи Исламу, или то, что происходит с армией Йемена и с армиями прочих мусульманских стран. Взгляните на них, и вы поймёте, почему многие из них живут в состоянии постоянного ЧП.

Поэтому колонизаторы-крестоносцы веками боролись с такими правилами Шариата, как «мнение Имама устраняет разногласия» и «приказ султана подлежит исполнению». Эти правила были устранены из образовательного процесса в исламских землях из-за того, что они связаны с законами правления, намеренно устранёнными из жизни мусульман после разрушения Халифата, чтобы, с одной стороны, выставить Ислам священнической религией, а с другой стороны — нанести удар по элементу, объединяющему мусульман вокруг единого лидера, дабы противоречия среди них не устранялись и они, будучи отдельными лицами, максимум — джамаатами, не знали единства вокруг приказа одного амира наподобие Мухаммада аль-Фатиха.

Вторая предпосылка: направление интеллектуальной энергии для служения идеологии

Мухаммад аль-Фатих использовал промышленное достижение венгерского инженера по имени Урбан, предоставив тому всё необходимое сырьё, всех необходимых помощников и всю обещанную денежную награду. Взамен Урбан отлил султану огромные бомбарды такой силы, что они были способны пробить любые византийские стены. Султан не пожалел никаких имеющихся средств, чтобы воплотить в жизнь столь грандиозный проект с бомбардами. Султан настолько проработал свои действия, что даже испытания бомбард провёл втайне от врагов подальше от стен Константинополя.

Сравнивая с нынешним положением Уммы, мы можем сделать вывод, что когда у неё нет политического управления, которое бы действительно опекалось её делами, то она теряет и способность оказывать влияние на международной политической арене, когда вступает в войну. Наглядным доказательством тому служат нынешние обстоятельства: Умма по-прежнему имеет большой потенциал и большие возможности, но они растрачиваются впустую никчёмными правителями, бросающими нас на произвол судьбы; наши правители с радостью вкладывают средства в проекты врагов, наподобие американской программы НАСА, в громадные капиталистические корпорации наподобие «Microsoft» и «Apple» вместо того, чтобы развивать свою промышленность и технологии, не говоря уже о том, чтобы элементарно защищать исламских учёных, таких как тунисский инженер Мухаммад аз-Завари и палестинский инженер Фади аль-Батш, которых убили сионисты.

Если говорить конкретно о поставках сырья на нужды Уммы, то преступлениям нынешних правителей в этой области не будет счёта. Им совершенно неинтересно всё то, о чём мы тут пишем. Всё, что им интересно в данной области, это отдавать сырьё своим иностранным хозяевам практически за бесценок, а потом ещё и покупать его втридорога, сохраняя тем самым искусственное превосходство Запада в области энергетики и индустрии. Ни для кого не секрет, как дёшево они отдают лицензии иностранным компаниям на добычу той же нефти.

Если говорить о военных экспериментах, то прозападные правители-агенты и их политические круги сделали из наших стран настоящие полигоны, в т.ч. и для испытания ядерного оружия или для сброса ядерных отходов. Достаточно лишь привести пример с ядерными испытаниями, проводимыми Францией на юге Алжира, а затем и в Тунисе на глазах у мировой общественности, о чём свидетельствовали как местные, так и международные эксперты.

С другой стороны, эти правители совершенно не пытаются скрыть от истинных врагов Исламской Уммы военные сведения своих государств. Так, к примеру, Америке было достаточно лишь раз потребовать от того же Ирана сведения о его ядерной программе, как тот сразу же выложил всё в деталях на стол, уверяя, что он развивает эту программу исключительно в мирных целях. Совместные военные учения между колонизаторскими и картонными государствами являются предметом гордости для последних. Как же велика разница между военачальником, несущим в своих руках знамя джихада, на котором написано «Нет бога кроме Аллаха, Мухаммад — Посланник Аллаха», ведущим свои войска на войну против неверного колонизатора, и между военачальником картонного, ущербного государства, который скорее бросит свои войска на борьбу с мусульманам в Сирии ради сохранения политических границ Сайкс–Пико или просто ради того, чтобы присвоить себе часть нефтяных запасов, но уж точно не станет решать судьбоносные проблемы мусульман.

Третья предпосылка: важность политических действий на международной арене

Мухаммад аль-Фатих приложил очень своевременные и точечные политические шаги, которые, возможно, по своей важности не уступили и всем последующим военным действиям, приведшим к победе, с позволения Аллаха. К примеру, султан решил отрезать Константинополь от помощи всех соседних государств и политических образований посредством заключения с ними соглашений, чтобы к моменту штурма Константинополя никто из врагов султана не пришёл на помощь византийцам и султан смог сконцентрировать все силы на штурме города. Он заключил соглашение с Генуей и Венецией, двумя европейскими державами, имеющими сильный флот, чтобы тем самым отрезать их потенциальную помощь византийцам. Он заключил особый договор даже с кварталом Галата, управляемым тогда генуэзскими купцами, расположенном на северо-востоке от основной части Константинополя и отделённом от него проливом Золотой рог.

Подобные действия являются минимально сложными, и их способен осуществлять сегодня любой самостоятельный правитель, особенно когда это правитель Исламского государства Халифат по методу пророчества. Почему нет, когда западные государства на самом деле не волнует ничего, кроме их собственных интересов? Тот же ЕС способен рухнуть за один день, если вдруг основные игроки ЕС увидят, что на международной арене появился Халифат, с которым лучше находиться в мире, нежели враждовать. Ежедневные политические события ясно говорят о том, насколько хрупок ЕС как союз. Прибавьте к этому постоянные политические противоречия между Европой и Америкой, постоянную лихорадочную борьбу между ними за те же морские пути торговли, к примеру, и вы сразу поймёте, что достаточно будет одного сильного указа халифа, чтобы сделать по итогу эти государства нашими политическими сателлитами.

Предпосылка четвёртая: искренние исламские учёные воспитывают достойных государственных деятелей и мотивируют армию к шахаде на пути Аллаха

Два шейха по имени Ахмад ибн Исмаил аль-Курани и Ак Сонкур Шамсуддин стояли у истоков воспитания личности будущего султана Мухаммада аль-Фатиха, формируя его в рамках исламской акъыды и веры в сокровенное (гаиб).

Ак Сонкур Шамсуддин приводил молодого Мухаммада к берегам Босфора и учил его связывать прошлое с настоящим, говоря: «Вон там стоит крепость Анадол, которую возвёл ещё твой дед с целью завоевания Константинополя... А вон там — указывая на сам Константинополь — похоронен известный сподвижник Абу Айюб аль-Ансари». Тем самым учёный желал обучить будущего султана двум вещам:

1. Решение насущных проблем нуждается в законах Шариата, а не в отделении от исламской акъыды. Решение должно исходить из акъыды. У мусульман прошлое не должно противоречить настоящему, т.е. к чему они стремились ранее, к тому же они должны стремиться и сегодня, в отличие от сторонников идеи «современности», которые смотрят на исламское прошлое как на времена отсталости, а на Запад — как на образец современности, достойный подражания, не понимая, какую выгребную яму, на самом деле, они превозносят и какую великую корону хотят втоптать в грязь. Также не стоит вести себя и как некоторые исламские проповедники, принявшие для себя западный образ жизни и отделяющие религию от политики под предлогом того, что между призывом (даватом) и политикой нет никаких точек соприкосновения.

2. Когда Ак Сонкур Шамсуддин указывал в сторону могилы Абу Айюба аль-Ансари (р.а.), погибшего под стенами Константинополя в попытках его завоевать, то хотел тем самым показать Мухаммаду, что искренние мусульмане его времени так же обязаны сделать всё возможное, как и этот сподвижник, чтобы исполнить пророчество Посланника Аллаха (с.а.с.) и получить успех в обоих мирах. Даже если до Мухаммада аль-Фатиха никто не смог добиться этого, даже если сам Усман ибн Аффан (р.а.) этой победы не добился, то всё равно будущий султан обязан двигаться к цели, ибо обязанность исполнить пророчество не лежала на одних только сподвижниках, и в том, что оно сбудется, не может быть сомнений. Победу дарует лишь Аллах Всемогущий. Вера в Его помощь должна быть решительной и непоколебимой, и тогда, с позволения Аллаха, тот, кто несёт знамя джихада, получит желаемый итог. Вот какие уроки преподал будущему султану шейх Ак Сонкур Шамсуддин.

Также такие учёные сопровождали армию мусульман к стенам Константинополя и участвовали с ней в осаде города, направляли солдат и придавали им силу духа, призывая их не сдаваться и продолжать сражение ради возвышения Ислама, зачитывая им хадис Посланника Аллаха (с.а.с.), который привёл их к стенам города:

وَلَنِعْمَ الْجَيْشُ ذَلِكَ الْجَيْشُ

«... и как же прекрасно то войско!».

Из этого исторического случая мы должны сделать вывод, что исламские вооружённые силы и обслуга, помогавшая перевозить вооружение, не были отделены от исламской акъыды, в отличие от того, как это обстоит сегодня из-за вмешательства колонизаторов. Нынешние офицеры ведут настолько замкнутую, изолированную частную жизнь, что к ним просто так не подойти. У них отдельные жилища, их дети учатся в закрытых школах, они не имеют возможности принимать участие в политической жизни своих стран, участвовать на выборах или предлагать свою кандидатуру. Если какой-то офицер начинает совершать намаз и упорствует в этом, то правитель сразу интересуется им и не позволяет ему идти на повышение, потому что этот офицер уже считается неблагонадёжным, т.к. демонстрирует способность принимать самостоятельные решения.

Данная практика объясняет, почему западные агенты мешают призыву Хизб ут-Тахрир, когда он обращается за помощью к исламским армиям, ибо именно армии способны вырвать с корнями преступные, порочные правящие режимы и выгнать колонизатора с исламских земель. Запад боится, что этот благородный исламский призыв пробьёт себе дорогу к сердцам искренних офицеров, и те согласятся ему помочь, приложив все усилия для смещения правящих режимов и установления Исламского Государства на их руинах, после чего Умма вернёт себе обратно узурпированную власть, сплотит свои ряды и освободит аль-Аксу из рук сионистских оккупантов.

Таковы некоторые политические предпосылки, исходящие из хадиса о завоевании Константинополя. Это исторический, великий хадис по всем параметрам в серии всех прочих исторических хадисов, потому как он изобилует славой мусульман. Во времена исполнения этого пророчества Исламская Умма обладала политическим суверенитетом, у неё было независимое политическое образование в виде Исламского Государства, сотрясавшего троны неверных и бравшего штурмом один из центров европейского мира того времени, и армии мусульман входили в него, восхваляя Аллаха, высоко подымая знамя таухида. Точно так же произойдёт и завтра, когда, с позволения Аллаха Всевышнего, государство Халифат будет восстановлено!

Специально для Центрального информационного офиса Хизб ут-Тахрир
Мухаммад Сахбани — Тунис
20 Джумада аль-уля 1441 г.х.
15.01.2020 г.